Новости дня

19 ноября, воскресенье
































18 ноября, суббота













Жена "Ивана Бровкина" борется с онкологией, всеми забытая

«Только звезды» №21-2017

Джемма Осмоловская // Стоп-кадр YouTube

Как случилось, что одну из главных красавиц советского экрана Джемму Осмоловскую все забыли, узнал Sobesednik.ru.

«Она борется с онкологией... Не сразу же сдаваться!» – второй супруг великой актрисы, сыгравшей главные роли в фильмах «Улица полна неожиданностей» и «Повесть о первой любви» и родившей сына от Леонида Харитонова, впервые рассказал о жизни после славы Джеммы Осмоловской. Оказывается, 79-летнюю актрису забыли даже в родном театре и сегодня она осталась один на один со смертельной болезнью. 

Как пел Утесов, «Любовь нечаянно нагрянет, когда ее совсем не ждешь». Так и произошло в жизни Леонида Харитонова. В этом году исполняется 60 лет со дня выхода на экраны фильма «Улица полна неожиданностей», знакового как для кинематографа, так и для судеб актеров, которые сыграли двух главных героев – постового Василия Шанешкина и Катю. За историей любви обворожительной брюнетки с карими глазами (Джемма Осмоловская) и голубоглазого парня с вьющимися волосами (Леонид Харитонов) наблюдала вся страна. И ровно как на экране, так и в жизни между актерами вспыхнула искра любви. 

– Сыграв в «Повести о первой любви», я строила грандиозные планы по поводу карьеры, но вскоре с некоторыми из них пришлось распрощаться, – признавалась в одном из интервью нашему изданию Осмоловская. – Все произошло стремительно: на пробах свет поставили, я увидела эти синие глаза – и утонула. Он от меня не отходил, несмотря на то, что был женат. Влюбилась в него, да так сильно, что через некоторое время мы сыграли свадьбу. Потом родился сын Алексей, и, как вы понимаете, о карьере мне пришлось забыть. Я два года сидела дома с ребенком. И только потом смогла вернуться в кино.

Но тогда семейную идиллию разрушила водка. Слава оказалась для Харитонова тяжелым испытанием и точкой невозврата.

– Каждый человек считал своим долгом пригласить его выпить, посидеть вместе. А у него просто не хватало духа, чтобы отказать. Сначала я старалась не обращать внимания на его поведение, но потом поняла, что дальше терпеть нельзя. Мы развелись после 7 лет брака. 

Осмоловская пыталась помочь Харитонову избавиться от пагубной зависимости.

– Я же его лечила. Коллеги помогли мне устроить его в спецклинику, где он провел несколько месяцев. Вроде бы на какое-то время ему стало лучше, а потом все началось снова. Кстати, за то, что я положила Лёню на лечение, на меня долго злилась его мать. Она думала: мол, как же так, ее сын – звезда, а его в больницу кладут. Свекровь долго не могла понять моего поступка. От самого же Лёни я никогда не слышала никаких упреков. У него был мягкий характер, даже слишком.

После развода актеры остались друзьями.

– Мы вообще пару раз после расставания встречались. Наверное, если бы я хотела, мы бы пересеклись где-нибудь. Он был бы не против нашей встречи, но я не проявляла никакой активности, а уж он тем более. Но мы расстались друзьями, разошлись довольно спокойно, без особых ссор. Я никогда не выясняла с ним отношения. Ушел и ушел.

Харитонов ушел от супруги и 6-летнего сына к своей студентке Евгении Гибовой, которая была младше Осмоловской на четыре года.

– Я действительно любила его, а вот он меня... Только представьте: у меня ребенок маленький, за ним глаз да глаз нужен, еще мне надо диплом защищать, к экзаменам готовиться. Думаете, он мне хоть чем-то помог? Нет. Лёня тем временем крутил роман с этой Гибовой. А я даже не знала об этом. Когда мне рассказали, у меня был просто шок.

Последний раз она появилась на экране в 1994-м в телеспектакле «Посвящение в любовь»
Последний раз она появилась на экране в 1994-м в телеспектакле «Посвящение в любовь»
// Стоп-кадр YouTube

После развода баловал вниманием свою бывшую семью изредка. 

– Он, конечно, заглядывал к нам, но никогда не оставался надолго, – утверждала Осмоловская. – Не знаю даже, почему он так себя вел. Впервые Харитонов проявил хоть какой-то интерес к собственному сыну, когда Лёше уже исполнилось 25 лет! А до этого времени тот отца даже толком не видел и не знал. Харитонов никогда не принимал участия ни в образовании сына, ни в его воспитании. Всем этим занималась я. Денег на содержание сына он тоже не давал. Никогда! Единственные деньги, которые я получала на Лёшу, мне платил театр. Да и сумма была небольшая – 8 рублей 40 копеек. Кажется, пока сын рос, Лёня принес ему теннисную ракетку, потом вроде бы такую шахтерскую каску с лампой. Ах, да, еще шахматы. Это все подарки, которые Харитонов сделал собственному сыну. 

– Джемма настраивала сына против отца. Она не разрешала Лёне видеться с Алексеем, – высказал другую точку зрения друг Харитонова Борис Поюровский. – Получилось так, что она сама ушла от него. Осмоловская пыталась попасть в одну богатую московскую семью, но ей это не удалось.

Сегодня сыну легендарного актера 57 лет, он ученый-программист, кандидат технических наук и, судя по информации в интернете, является гендиректором и совладельцем компьютерной компании. 

Но сегодня Алексей нечасто бывает в гостях у мамы, в актерских кругах давно поговаривают, что отношения у сына Харитонова с матерью непростые. Сегодня рядом с Осмоловской ее второй супруг, актер Российского академического молодежного театра Петр Подъяпольский. Супруги вместе много лет выступали на сцене этого театра. И сейчас Петр ухаживает за любимой, которая тяжело болеет. 

– У Джеммы онкология, – огорошил нас Петр, – но мы боремся с болезнью. Не сдаваться же сразу! Мы прикреплены к поликлинике, врачи приходят домой, делают, что могут. Возраст, конечно, дает о себе знать. В следующем году у жены будет 80-летний юбилей. Джемма молодец, сохраняет бодрость духа. Бывает, начнет кукситься, а потом ничего, отпускает ее. Недавно возил ее в дом отдыха, а так она уже давно не выходит на улицу, ей трудно передвигаться. Но нам никакой помощи не нужно, даже соцработника пока не просим, сами справляемся со всем. Нас навещают друзья.

И после долгой паузы Петр добавил: 

– Бывает, что приезжает сын Алексей.

Оказывается, что ни в Гильдии актеров, ни в РАМТе, где Осмоловская прослужила почти 40 лет, никто не знает о ее недуге и никакой помощи ей не оказывает. 

– Нет, не помогаем Джемме Григорьевне, – ответила на наш вопрос директор Гильдии актеров кино Валерия Гущина. – Вы застали врасплох. Нам очень неловко. Назовите, пожалуйста, хоть один фильм, в котором она снималась...

– Никакие отчисления от театра не идут Джемме Григорьевне, так как она у нас давно не работает, – заявили нам в отделе кадров РАМТа. – Никакой дополнительной помощи мы ей не оказываем. 

Мы дозвонились до бывшей коллеги Осмоловской по театру Людмилы Гниловой. Она тоже ничего не знает о болезни актрисы и давно с ней не общается. 

– Как она живет и лечится на нашу пенсию, ума не приложу! По крайней мере, у меня пенсия 13 тысяч рублей, ни на что не хватает... 

К сожалению, даже великие и признанные актеры в конце жизни остаются один на один со своей болезнью. И вынуждены мужественно скрывать свою боль. И даже слава и успех не дают страховки от забвения... 

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания