Новости дня

19 октября, четверг






































18 октября, среда





Лариса Кадочникова: Илья Глазунов перенес мои глаза во все свои портреты


40 дней прошло со дня ухода из жизни Ильи Глазунова. Sobesednik.ru вспоминает художника с Ларисой Кадочниковой.

9 июля 2017 года оборвалась жизнь народного художника СССР и общественного деятеля Ильи Сергеевича Глазунова. Его картины не имеют аналогов в мировом искусстве по грандиозности замысла, широте и глубине охвата событий мировой истории. Но мало кто знает, сколько трагедий пережил столь успешный художник: сначала гибель семьи в блокадном Ленинграде, затем самоубийство супруги. Теперь его дело продолжают дети: дочь Вера и сын Иван. Мы дозвонились 79-летней Ларисе Кадочниковой, народной артистке Украины и РФ, с которой у художника был трехлетний роман.

Познакомились они с Ильей совершенно неожиданно.

– Пришла я из ВГИКа с занятий, и мама (актриса Нина Алисова. – Авт.) мне буквально с порога: «Переодевайся, едем на выставку молодого известного художника Ильи Глазунова», – говорит Лариса Валентиновна. – Когда подъехали к выставочному залу, я ахнула: была огромная очередь и везде стояла конная милиция. В зале тоже было много народа, все были буквально ошарашены работами Глазунова. Меня поразили портреты женщин с очень выразительными глазами. В середине зала стоял Илья. У него было довольно красивое, но уставшее лицо. Моя мама представила меня ему и сказала: «Посмотри на ее глаза, какие они огромные. Думаю, что тебе стоит их нарисовать».Через пару дней мне позвонил Илья, пригласил в мастерскую. За сорок минут меня нарисовал, показал портрет, и мы попрощались. Потом через полторы недели снова позвонил, и я приехала к нему в мастерскую на такси. Он, кстати, сам оплатил его. Когда Илья увидел меня в клипсах, то буквально с порога заявил: «Больше такого барахла не носите!» И снова меня нарисовал. Ни один из тех рисунков он мне не подарил. Но я, в принципе, и не просила. Потом многие мне говорили, что он во все женские портреты перенес мои глаза: большие, печальные, светящиеся. Однажды я приехала домой, поднялась на свой этаж и у дверей увидела Илью. Конечно, я была сильно удивлена. Илья сказал: «Ты мне очень нравишься. И мы будем с тобой встречаться». После этого я зашла в свою квартиру совершенно потрясенная.

– Мне было 19 лет, а выглядела на 13–14, как подросток, – продолжает Лариса Валентиновна. – Меня поразило то, что он обратил на меня внимание. Сказал, что я красивая... Знаете, я его полюбила от всей души. Мой отец очень рано ушел из жизни, ему было 27 лет. Росла с младшим братом Вадимом. Нас воспитывала бабушка, потому что мама постоянно была на съемках.

Молодые люди встречались практически каждый день.

– Илья часто приезжал ко мне в институт, когда были лекции. Открывал аудиторию и забирал с собой на различные мероприятия: выставки, концерты, спектакли. Он меня научил по-настоящему любить и понимать искусство. Помню, снималась в фильме «Василий Суриков» под Москвой, – вспоминает актриса. – Когда Илья приезжал ко мне, то я очень нервничала. И оператор тогда сказал: «Лариса, скажи Глазунову, чтобы он не приезжал. Иначе ты будешь плохо выглядеть». И потом добавил: «Ты очень юная, жизнь только начинается, а он очень зрелый человек. Ты должна подумать о дальнейшем».

Когда Глазунов познакомился с моей мамой, она сказала: «Илья, надо что-то решать... У тебя жена и возлюбленная...» Он тогда ответил: «Никогда не брошу Нину (супругу. – Авт.). Ларису я очень люблю, и она меня любит. Это моя муза». Многие знали о наших отношениях. В то время такое положение дел не поощрялось, ведь я училась в уважаемом вузе, мама была членом партии. Надо сказать, что у Ильи была замечательная жена, которая относилась ко мне как к источнику его вдохновения.

Роман студентки ВГИКа Ларисы Кадочниковой и 28-летнего Ильи Глазунова длился около трех лет.

– Расставались очень тяжело, – признается Лариса Валентиновна. – Мы встретились с ним на улице. Был февраль, шел снег. Зашли в подъезд, и Илья сказал: «Мы расстаемся». Я ему призналась, что предчувствовала это. В последнее время у нас были очень натянутые отношения. «Я по-прежнему тебя люблю, но вместе мы не можем быть, у меня жена. И я должен ездить на выставки», – продолжил Глазунов. А мне надо было больше учиться, так как я отставала. Когда пришла домой, мама спросила, что случилось, и стала меня утешать: «Слава Богу, Лариса. Ты не представляешь, чем бы это все закончилось. Илья великий художник. Да, он сделал из тебя актрису. Но у тебя как раз сейчас начнется очень интересная жизнь. У вас разные дороги».

Пути Ларисы Кадочниковой и Ильи Глазунова пересеклись второй раз, когда они уже стали известными на весь мир.

– Я тогда начала рисовать. Решила показать свои рисунки одному из художников творческого объединения Кукрыниксы. Он так восхитился моими работами, что показал их Илье, и тот сказал, что в них много дьявольщины. Хотя в моих рисунках ничего такого не было. Это были карандашные наброски с репетиций. Может, он не хотел, чтобы я была художником?!

Третья встреча с Глазуновым должна была состояться на съемках фильма «Автопортрет», но не судьба...

– Режиссер хотел, чтобы в фильме был эпизод нашей встречи с Глазуновым. Сначала Илья дал согласие, но потом отказался. Почему-то побоялся встретиться со мной. И я подумала, что, может, это и хорошо. Ведь уже прошло очень много лет... Наверное, он боялся, что я его увижу постаревшим, обрюзгшим, в общем, не тем красивым молодым человеком. И больше мы с ним уже не общались. Если бы в юности была умнее, то, может, и не согласилась на эти отношения. Тогда я была ребенком, которого Илья окружил вниманием, любовью. Он любил меня, наверное, за мою наивность, преданность, чистоту, внешность. По прошествии многих лет могу признаться, что такой любви, как с Глазуновым, у меня больше не было. Хотя я любила первого мужа, со вторым были изумительные отношения, но настоящая любовь у меня была одна.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания