Новости дня

15 декабря, пятница








































14 декабря, четверг





Английская "Макбет" Лескова: не дерзкий, не эротический и не триллер

«Собеседник» №30-2017

Британская «Леди Макбет» и в подметки нашей не годится // Стоп-кадр YouTube

До российского проката докатилась английская картина «Леди Макбет». Sobesednik.ru ознакомился с фильмом.

Фильм анонсируется как провокационное прочтение повести Николая Лескова, как дерзкий эротический триллер, взор­вавший европейский прокат. Ох ты боже ж мой! Непонятно, кого и где могло взорвать это кино режиссера Уильяма Олдройда. Это точно не триллер и уж тем более не эротический.

История напоминает лесковскую, только происходит в Англии середины XIX века. Героиню Кэтрин выдают замуж за злобного дядьку вдвое старше ее. И муж, и свекор ее презирают, впрочем, друг друга они презирают тоже.

Убийства в фильме показаны с такой застенчивостью (отравленный свекор просто падает где-то за запертой дверью – вот и весь ужас), что триллером это может посчитать только пятилетний ребенок. Эротика вся целиком, вместе с поцелуями и швырянием на кровать, занимает полторы минуты. Однажды показанная голая спина Кэтрин (актриса Флоренс Пью) вполне ничего, но, честное слово, наша Андрейченко, игравшая Катерину Измайлову в фильме Балаяна 1989 года, даже в скафандре была бы раз в пятьсот сексуальнее. Не говоря уже об Абдулове, влюблявшем в себя всех Катерин на свете без всякой демонстрации бицепса.

Бюджет фильма совсем крохотный. Настолько, что не хватило даже на грим, чтобы замаскировать светлые полоски от купальника на смуглом теле убегающей от рабочих служанки.

Если бы создатели фильма не приписали к себе в компанию Николая Лескова, то их кино воспринималось бы, возможно, по-другому. Для тех, кто Лескова читал, это творение выглядит беспомощной историей про глуповатую женщину, которая от скуки сбрендила и давай жить с конюхом, убивая родню направо-налево без особой мотивации – никакого намека на цвейговский амок, гнавший Катерину, здесь и в помине нет. Как нет и страшного лесковского финала. Здесь он изменен абсолютно и зачем-то наполнен лобовым социальным пафосом: страдают бедные и угнетенные – наивная сцена, когда на каторгу в телеге отъезжают, лежа рядком, бедолага-любовник и оболганная служанка, а Кэтрин чинно садится на диван и поглаживает свой округлившийся живот, вызывает смех.

Осторожнее надо классиков себе в соавторы записывать – они очень сильно поднимают уровень ожиданий.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания