Новости дня

24 октября, вторник












23 октября, понедельник
































"Нелюбовь": очень российское кино против диванной артиллерии


Фильм «Нелюбовь» вышел в российский прокат. Успех в мире и плевки на родине – к такому раскладу режиссер уже привык.

Самое смешное случилось перед пресс-конференцией. Пунктуальный Звягинцев на нее опаздывал, и сильно. А когда приехал, поведал как бы между прочим, что был на встрече с Федором Бондарчуком и – надо же было такому случиться – в то же время на ту же улицу к старообрядческому митрополиту пожаловал Владимир Путин. Из-за кортежа президента, очевидно, и возникли пробки. Подрезал. Это и символично, и драматично, и кинематографично, если учесть, что фильмы Звягинцева обстреливаются здешней «патриотической» диванной артиллерией.

«Нелюбовь» – вообще-то фильм о семейных отношениях, о равнодушии, эгоизме и нелюбви. В этом его главная сюжетная линия, и с учетом блестящей операторской работы и драматичного сценария он получился действительно очень сильным. Не зря каннское жюри до последнего решало, отдать Гран-при российской ленте или шведской. Лучше всего эффект от картины описала исполнительница главной роли Марьяна Спивак. Она тоже присутствовала в Каннах и после показа получила приглашение на вечеринку для себя и мужа: «Мы видели фильм первый раз, но это такое кино, после которого не было никакого настроения идти на вечеринку. Хотелось обняться, позвонить родным, и в первую очередь сыну, который остался с бабушкой». По сюжету «Нелюбви» полностью потерявшие интерес друг к другу муж и жена упускают из виду своего ребенка. Полиции некогда заниматься его поисками, на помощь приходят волонтеры поисково-спасательного отряда, прообразом которого стала «Лиза Алерт». Открытый финал картины только усиливает фильм, вынуждая зрителя додумывать, а главное – дочувствовать.

Но нелюбовь в фильме Звягинцева – не только в семейных отношениях. Нелюбовь – еще и в мощном информационном фоне. По радио сообщают о надвигающемся конце света и иронизируют, что он совпадает с днем чекиста. Проскакивает сообщение о координационном совете оппозиции и о Борисе Немцове – еще один маячок-раздражитель. А в финале и вовсе в кадр попадает кусок передачи наиболее одиозного телепропагандиста Дмитрия Киселева о Донбассе с репортажем из Донецка, где женщина кричит: «Будьте вы прокляты!» в адрес Петра Порошенко. На этих словах героиня Марьяны Спивак, облаченная в олимпийку от Bosco с крупной надписью Russia, встает на тренажер – беговую дорожку – и начинает, почти по Высоцкому, бег на месте.

Места для общественно-политических аллюзий и ассоциативных рядов в этой сугубо бытовой, казалось бы, драме много. Звягинцев снимает, если позволительно так выразиться, очень российское кино, которое не вписывается в современные ура-патриотические марши. Он показывает нелюбовь локальную и нелюбовь глобальную и вызывает ответную нелюбовь к себе тех, кто озабочен скверным имиджем России.

Говорят о том, что Андрей Звягинцев подыгрывает европейской фестивальной аудитории, набирая дополнительные очки за счет эдакого диссидентства в несвободной России. О том, что, показывая российскую нелюбовь, он добивается любви на Западе. Но режиссер попал в европейскую кинообойму не по политическим причинам. А главное, снимая Россию и рассуждая о России, он не кривит собственной душой. И не пытается понравиться одиозному министру культуры.

«Министры приходят и уходят», – добавил перед премьерой Звягинцев. Он один из очень немногих российских режиссеров, который может себе позволить такие слова.

Прямая речь

Sobesednik.ru поинтересовался у создателей «Нелюбви», как повлиял шум, поднявшийся в России после «Левиафана», на их новую работу. Не ожидают ли они повторения?

– Не вижу причин, – ответил Звягинцев. – Эти умонастроения, конечно, всегда найдут себе почву, они же рыщут ее. Мы снимали фильм для того, чтобы зритель пришел домой и крепко обнял своих близких. Чтобы на этом фоне, с таким сердечным посылом к объединению, состраданию и сочувствию строить такие дурацкие за€мки, пустые конструкции?.. Это надо иметь талант.

– Мы не обращались за господдержкой в Минкульт, – добавил продюсер картины Александр Роднянский. – Министр так часто вспоминает «Левиафан», и так «тепло»... Каждый раз это все происходит через силу, каждый раз вызывает такое неприятие, каждый раз мы чувствуем себя нашкодившими школьниками. И это после фильма, получившего второй раз в истории отечественного кино «Золотой глобус», номинированного на «Оскара», получившего приз Каннского фестиваля и еще 30 наград... Зачем это? Нам удалось структурировать европейского типа картину без государственной поддержки. Андрей делал тот фильм, который он хочет. Мы справились.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания