Новости дня

14 декабря, четверг













































Павел Луспекаев записывал каждый день без боли и наркотиков

«Только звезды» №7-2017

Павел Луспекаев // Global Look Press

20 апреля 90-летний юбилей мог бы отметить один из самых ярких актеров советского кино Павел Луспекаев.

Картина «Белое солнце пустыни» сделала его всенародным любимцем, а фразы его героя – таможенника Верещагина – ушли в народ. Но в жизни актеру светило скорее черное солнце: из-за обморожения ампутировали пальцы на ногах.

Он много лет боролся с наркотической зависимостью и записывал в своем дневнике каждый час, проведенный без боли и наркотиков. В преддверии юбилея мы связались с родными актера, но все они отказались говорить о нем, тем не менее героическая биография заслуженного артиста России достойна внимания.

Павел Луспекаев родился 20 апреля 1927 года в Луганске. Настоящая фамилия – Луспекаян. Его отец Багдасар Гукасович был нахичеванским армянином, работал мясником, а мама Серафима Авраамовна – донская казачка, занималась хозяйством. В начале 1940-х годов поступил в Луганское ремесленное училище, однако начавшаяся война прервала его учебу. Луспекаев был эвакуирован во Фрунзе, где работал слесарем. В 1943 году 15-летним подростком Павел ушел добровольцем на фронт. Великая Отечественная война не сломала парня, но изрядно покалечила: был тяжело ранен в руку, пуля буквально раздробила локтевой сустав, но смог восстановиться после ранения. Он воевал в партизанском отряде, однажды ему пришлось четыре часа пролежать в снегу. Бедный парень обморозил ноги, что не прошло бесследно: в 26 лет у него развился атеросклероз сосудов ног, он всю жизнь мучился из-за адских болей.

После выписки из госпиталя он продолжил службу. Вскоре был демобилизован из армии и переехал в Ворошиловград, где его зачислили в труппу местного драматического театра. Именно там Луспекаев и начал делать свои первые шаги на актерском поприще. После войны поступил в Высшее театральное училище имени Салтыкова-Щедрина. Причем, когда он читал свою экзаменационную программу, взгляд комиссии был направлен на его забинтованные руки. Педагоги поинтересовались, что с руками. Луспекаев ответил: ожог. Павел заметно выделялся среди своих однокурсников: был харизматичным, остроумным и способным от природы. Ему давались любые роли, поэтому его зачислили в училище с первого раза.

Луспекаев дебютировал в кино в середине 1950-х годов в фильме «Они спустились с гор». Вторая картина – «Тайна двух океанов» – принесла ему небывалый успех, собрав у экранов страны 31 миллион зрителей.

Павел Луспекаев с Татьяной Дорониной в спектакле «Варвары» / архив Театра им. А. Грибоедова

Профессия не только исполнила мечту актера – играть на сцене и в кино, но и помогла обрести любовь. В театральном училище он познакомился со своей будущей женой, которая училась на два курса старше, Инной Александровной Кирилловой. У пары родилась дочь Лариса (окончила исторический факультет ЛГУ, ныне работает в гостиничном бизнесе. – Авт.). Павел всегда славился непростым характером – был взрывным человеком. В самом начале семейной жизни у супругов все было не так гладко. Они часто ссорились из-за бытовых разногласий, актер даже уходил на неделю из дома. Поговаривали, что он проводил время со знакомой из Ростова. Когда эмоции перестали бушевать и ум обуздал безбашенную натуру Луспекаева, он возвращался домой и каялся в содеянном. Актер называл себя подлецом, а свою жену – святой.

Инна Александровна всегда была рядом с любимым, несмотря на все его вспышки, поддерживала в критических ситуациях, которые ему предстояло выдержать. После работы в картине «Капроновые сети» его положили в больницу – дали о себе знать старые раны, а именно обморожение. Врачам пришлось ампутировать пальцы на ногах. Для снятия боли они прописали сильнодействующий наркотик. Когда доза превысила 16 ампул в день, артист понял, что нужно завязывать. Чтобы как-то облегчить жизнь Луспекаева, министр культуры СССР Екатерина Фурцева заказала ему протезы из Франции, в которых ему было не так больно ходить. Но актера изводили фантомные боли. Позже в своем дневнике актер тщательно записывал часы, а потом и дни, прожитые без наркотиков: «Люди! Я боюсь даже верить, но через три часа будет трое суток, как я сделал последний укол... Муки адовы я прошел. Дай бог, наверное, с каждым днем будет лучше... Терплю!.. Вымотало страшно, вот уже почти неделя, как я ничего не ем, ослаб, ужасно устал». И новая запись: «Да, да! Поборол! Самому не верится! Пантопончики тю-тю! (Актер имеет в виду наркотический препарат пантопон. – Авт.) Будь они прокляты. Конечно, эта гадость еще долго будет выветриваться из организма, но главное – я поборол! И могу смело сказать себе – молодец!»

Во время работы в картине «Белое солнце пустыни» в 1969 году самочувствие Павла Борисовича заметно ухудшилось. Боли снова вернулись: он даже не мог и десяти шагов пройти, не присев. Когда шел на съемочную площадку, его сопровождала жена со стульчиком в руках. Режиссер предлагал, чтобы его персонаж был в кадре с костылями, но актер был против. Он героически выстаивал и отдавался работе в буквальном смысле слова до последней капли пота. Ему соорудили металлические упоры, вделали в сапоги, что позволило ему передвигаться без опоры.

Картину снимали в окрестностях Махачкалы на берегу Каспийского моря. Луспекаев любил часами сидеть у моря, опустив ноги в воду, так ему было хоть немного легче.

Актер продолжал сниматься до последнего дня и даже хотел уйти из жизни на съемочной площадке. Режиссер Михаил Козаков пригласил Луспекаева в свой фильм «Вся королевская рать» на роль Вилли Старка. К сожалению, картину так и не успели доснять. 17 апреля 1970 года на 44-м году жизни сердце Павла Борисовича остановилось от разрыва аорты в гостинице «Минск». Большой драматический театр в Петербурге отказался принимать участие в похоронах Луспекаева. Мотивировали тем, что за три года до смерти актер написал заявление по собственному. Траурные хлопоты взяла на себя киностудия «Ленфильм». Так совпало, что артиста не стало накануне столетия со дня рождения Ленина. Эту дату праздновал весь СССР, поэтому траур был неуместен на фоне торжественных мероприятий. Организаторы похорон перевезли тело Луспекаева из Москвы в Ленинград и похоронили на Северном кладбище. Таможенники, которые особенно полюбили его фразу из фильма «Белое солнце пустыни»: «Я мзду не беру. Мне за державу обидно!», отдали последнюю дань своему герою – установили на его могиле памятник с надписью: «С поклоном от таможенников Северо-Запада».

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания