Новости дня

18 ноября, суббота



17 ноября, пятница






















16 ноября, четверг




















Константин Баканов: Как Евровидению в Украине сохранить лицо


«Евровидение» стартует 9 мая, но участники начинают репетиции на площадке за полторы-две недели до первого полуфинала // Стоп-кадр YouTube

Решение Украины запретить Юлии Самойловой въезд в страну не оценил никто, считает обозреватель Sobesednik.ru.

Запрет на въезд певицы Юлии Самойловой, выбранной для участия в Евровидении-2017 от России, на Украину — пожалуй, первое событие с начала российско-украинского конфликта, когда Россия выглядит последовательно тактичной и даже благородной, а Украина неуместно твердолобой. И, пожалуй, впервые недоумение охватило россиян самых разных политических взглядов — от привычно кричащих «Долой хунту!» «политологов» до Макаревича и Познера.

Даже из заявления Службы безопасности Украины (СБУ) следует, что властям немного неловко за это решение, однако они решили не делать исключение для Самойловой, которую, скорее всего, вообще не интересует сакраментальный вопрос «чей Крым».

Кого-то это удивит, но есть люди, которым это действительно до фонаря. Позвонили из Крыма, пригласили, билеты Москва — Симферополь были в продаже — купили, поехали и выступили. Судя по интервью Юлии, это, возможно, действительно ее случай. Артист совершенно не обязан обладать политической позицией и уж тем более не виноват в том, что мы дожили до того, что не нарушить ни украинские, ни российские законы все сложнее.

Иное дело, что власти считают по-другому. Действительно, сразу после крымских событий каждый артист, по сути, должен был сделать выбор — либо выступать в Крыму и закрыть для себя украинский рынок, либо наоборот. Но это касается все-таки уже матерых волков эстрады и рока, понимающих что к чему и разбирающихся в политических раскладах. Карать каких-нибудь «Непосед» и «Домисолек» — мягко говоря, некрасиво и глупо. А Юлия Самойлова — такая вот взрослая, но все-таки домисолька.

Действия Константина Эрнста и его команды вызывают в этой ситуации исключительное уважение — начиная от выбора артиста и заканчивая отказом от бойкота конкурса, к чему «Первый» активно склоняли в начале марта, когда еще не было объявлено имя конкурсантки. Заявления Европейского вещательного союза (EBU) тоже на 100% адекватны: супервайзер конкурса, выказав уважение к законам принимающей страны, прямо сказал, что решение идет вразрез с духом «Евровидения». То, что в EBU сильно разочарованы — это абсолютно точно, однако накладывать санкции на Украину им попросту не за что, тем более что мировое сообщество по-прежнему считает Крым украинским (см. результаты голосования Генассамблеи ООН 2014 года). СБУ со всех сторон всячески намекают, что для Самойловой нужно было сделать исключение. Это не было бы потерей лица. Наоборот, потерей лица становится ее недопуск. Но после убийства в центре Киева Дениса Вороненкова фон для российской делегации становится совсем плохим, и усилия EBU по разруливанию этой ситуации кажутся совершенно бесполезными.

Теоретически Юлию Самойлову могут «включить» из студии в Москве, и это принесло бы ей массу «сочувствующих» голосов из всех стран, но хватит ли у «Первого канала» сил противостоять одновременно и антиукраинским настроениям в России, и антироссийским на Украине — большой вопрос. Кроме того, девушка уже заявляла о том, что осуществилась ее мечта об участии в «Евровидении», а дистанционное участие — это не совсем та мечта, а скорее даже совсем не та мечта. Меньше всего телевизионщики хотят обидеть именно Юлию, поэтому уже есть договоренность, что она сможет спеть за Россию в 2018 году, даже если транслировать конкурс будет канал «Россия».

Самое интересное, однако, сейчас будет происходить не вокруг нее, а вокруг участницы «Евровидения» от Армении Арцвик Арутюнян, которая с пяти лет жила в Москве, училась здесь в педагогическом университете и принимала участие в шоу «Голос». Энтузиасты нашли информацию о том, что она тоже посещала Крым уже после известных событий. В СБУ тут же отрапортовали, что начали проверку информации. А это уже цугцванг: любое решение по армянской участнице сильно ударит по Украине. Если ее пустят — будет очевидна ангажированность в отношении России. А если не пустят сразу двоих (ранее в 50-летней истории конкурса прецедентов с недопуском в принимающую страну не было вообще) — тут скандал будет точно на весь мир, ведь уже нельзя будет списать все на сложности российско-украинских отношений.

Помимо Самойловой и Арутюнян, с Россией связан еще и конкурсант из Болгарии Кристиан Костов. Он родился в Москве 17 лет назад. Отец болгарин, мама гражданка Казахстана. Костов также участвовал в российском «Голосе» — правда, в детском, а еще занимался в том же коллективе, что и Арцвик Арутюнян — Jazz Parking. Кристиан тоже был в Крыму, но в 2012 году на «Детской "Новой волне"», когда принадлежность полуострова никем не оспаривалась. О посещении Костовым Крыма в последние три года ничего не известно. В 2015 году он сосредоточился на болгарской версии шоу «Х-Factor». Если в интернете не будет найдено никаких его крымских следов, к Кристиану вопросов, очевидно, не будет.

Чтобы найти хоть какой-то выход, сохраняющий лицо конкурса, у EBU еще есть немного времени («Евровидение» стартует 9 мая, но участники начинают репетиции на площадке за полторы-две недели до первого полуфинала). За это время нужно попытаться решить не только морально-этические, но и финансово-деловые вопросы с российским «Первым каналом»: взнос за участие Россией заплачен, и, согласно договору, канал-вещатель должен показать «Евровидение». Еще и по этой причине никто (кроме СБУ) не заинтересован в той ситуации, которая сложилась.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания