Новости дня

21 октября, суббота

















20 октября, пятница



























Валерий Афанасьев: На могиле жены исповедуюсь и очищаюсь


Sobesednik.ru побывал в опустевшей после трагедии квартире народного артиста России Валерия Афанасьева.

Год назад внезапно умерла жена актера, с которой он прожил почти 40 лет. Что стало причиной смерти 58-летней женщины? И как случилось, что еще в молодом возрасте она стала инвалидом? История любви и трагедий семьи Афанасьевых в нашем материале из первых уст.

Туристический центр Москвы – ВДНХ, название улицы, на которой живет кинозвезда символично – Звездный бульвар. Дом 1958 года постройки: обшарпанный подъезд с широкими лестничными клетками и дверями, при виде которых вспоминаешь советские фильмы про войну. На пороге встречает сам народный артист России, возле него стоит огромный черный лохматый пес, оказывается, это очень добрая девочка – Элис. Именно она скрашивает одинокие вечера 67-летнего актера. Начал наш разговор Валерий Алексеевич с того, что душу греет – со студентов. Два года назад он возглавил мастерскую в Московском институте театрального искусства, и теперь будущие актеры приходят к нему домой репетировать.

– Я не из тех мастеров, которых берут в вуз только из-за имени, а студенты их видят раз в полгода. Постоянно занимаюсь со своими ребятами, поэтому репетируем мы не только в вузе, но и у меня дома, благо место позволяет – квартира просторная.

Работа с молодежью помогает хоть на время забыться, когда душевная боль становится совсем нестерпимой. Во время интервью он без наводящих вопросов заговорил о трагедии, но периодически, тактично извиняясь, выходил в ванную, ибо слезы не театральные, а посему видеть их никто не должен.

– Наш с Аней роман начался в 1976 году. Я тогда был во втором браке с Евгенией, у нас рос маленький сын Володя. Как-то после армии зашел в Театр имени Н. В. Гоголя, где я работал, и увидел там очаровательную девочку в буфете, она ела пирожное. Через некоторое время труппу отправили на гастроли. Аня оказалась новым реквизитором и поехала вместе с нами. Влюбился без памяти и ради нее ушел из семьи в одних драных джинсах, по сути в никуда. Когда Аня забеременела, я еще был в браке с Евгенией. Аня мне потом как-то сказала: «В роддоме меня спрашивали: «Будете оставлять ребенка или заберете?» В то время если женщина рожала без мужчины, то все думали, что она нагуляла малыша. Мне своего сына Костю пришлось усыновлять, в загс сразу подавал два заявления – одно на усыновление, другое – на регистрацию брака. Семья Ани восприняла меня настороженно. Ее отчим – Валентин Юрьевич Никулин (исполнитель роли Гаспара в «Трех толстяках». – Авт.) – великий артист, и тут я – начинающий актер, да еще и ушедший от жены с ребенком. Понятно, как относились ко мне... В их доме собирались легендарные люди: Булат Окуджава, Давид Самойлов, многие актеры из труппы «Современника», где служил и сам Никулин.

Помню день нашей свадьбы: мы с Аней поссорились из-за какого-то пустяка, сидели в разных углах комнаты и дулись друг на друга. Приехал Валентин Юрьевич. Мы ему заявили, что свадьбы не будет. Он как-то очень быстро сумел найти нужные слова и помирил нас. После свадьбы мы жили у родителей Ани, потом театр дал мне эту квартиру, в которой мы с вами сейчас сидим. Тут мы с женой делали ремонт, куда ни посмотрю – все напоминает о ней...

Прожили вместе почти 40 лет, 27 декабря прошлого года ее не стало. Она давно была на инвалидности, еще в 1986 году Аня танцевала рок-н-ролл и неудачно упала. После этого у нее начались серьезные проблемы с позвоночником, перенесла тяжелую операцию, после которой не смогла вернуться на работу в театр, занималась домом. Аня долгое время страдала гипертонической болезнью, но к врачам ходить не любила, сколько я ее ни уговаривал. Незадолго до смерти у нее было очень высокое давление. Мы обратились к терапевту, врач выписал ей препараты. Видимо, давление снизили очень сильно, жена мне говорила: «Валера, у меня такая слабость, кажется, сердце сейчас остановится». Потом она ела шоколад, ей кто-то это посоветовал, становилось немного лучше. Когда ее не стало, я был на даче...

Сейчас не знаю, как мне дальше существовать, не знаю, будет ли у меня новая жизнь... В семье всегда было последнее слово за женой, и если ее не слушал, то потом раскаивался. Я человек очень эмоциональный, мог вспылить, а Аня могла вовремя остудить мой пыл и сказать: «Все будет хорошо!» Мы с ней прошли через многое: могли прожить и на рубль, когда денег совсем не было, а порой ни в чем себе не отказывали. Только недавно решился приехать на дачу, где каждый уголок напоминает об Ане. Я иногда пишу рассказы, стихи для собственного удовольствия, даже книгу выпустил. Как-то сказал жене, что у меня нет стола, мол, как я буду творить. Купили письменный стол, но я все равно писал где придется. Единственные строчки, которые родились за этим столом: «Он еще не знал, что не будет Нового года, наряженной ёлки и подарков под ней. Умерла Анна...» Теперь приезжаю на ее могилу, разговариваю с женой, прошу прощения, исповедуюсь и как бы очищаюсь, становится легче жить, дышать...

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания