Новости дня

20 октября, пятница






































19 октября, четверг






Алёна Яковлева: В моем возрасте отношения с 30-летним – это прекрасно


Алёна Яковлева рассказала в интервью Sobesednik.ru о своём отце.

В этом году главный новогодний фильм «Ирония судьбы, или с Легким паром!» отмечает 40-летний юбилей. Эту картину зрители впервые увидели по центральному телевидению СССР 1 января 1976 года. С тех пор каждый год 31 декабря россияне смотрят эту киноленту. Мы встретились с дочкой исполнителя главной роли Ипполита народного артиста СССР Юрия Яковлева – 55-летней актрисой Алёной Яковлевой. Она рассказала о том, почему отец не любил своего героя из «Иронии судьбы», как складывается ее личная жизнь после трех разводов и какова формула ее женского счастья.

– Отец не очень жаловал роль Ипполита, я с ним по этому поводу спорила. У папы была очень глубокая актерская природа, он блестяще играл сложные драматические роли. А роль в «Иронии судьбы», по его мнению, была менее насыщенной. он сам придумал для Ипполита многие фразы, которые стали крылатыми, например, «какая гадость, эта ваша заливная рыба» и «о, тепленькая пошла». Поэтому я считаю, что не любить эту роль просто невозможно.

– Он сразу согласился сниматься в фильме «Ирония судьбы. Продолжение»? (Вышел на экраны 21 декабря 2007 года. – Авт.)

– Долго отказывался! Продюсер фильма, гендиректор «Первого канала» Константин Эрнст советовался со мной, как уговорить папу, просил помощи. Отец был артистом очень высокого уровня, крайне избирательно относился к ролям, от многих отказывался, и никакие гонорары не могли его убедить в обратном. Он и меня часто критиковал, мол, я снимаюсь в «мыле». Правда, потом он все же согласился со мной: сейчас не то время, уже нет таких режиссеров, как Эльдар Рязанов, Леонид Гайдай, Георгий Данелия. кино стало другим, и мы, актеры, оказались заложниками этой ситуации, потому что профессия у нас крайне зависима от множества факторов. На сегодняшний день есть то, что есть! И нужно это принять и работать.

– Отец общался с коллегами по фильму, с режиссером Эльдаром Рязановым, который умер годом позже, но в тот же день, что и ваш папа, 30 ноября?

– Не в курсе насчет их общения... Папа был совсем не светским человеком, вел замкнутый образ жизни. На многие ваши вопросы, наверное, не смогу точно ответить, так как родители рано развелись, росла я с мамой (первая супруга народного артиста, врач Кира Мачульская, была с ним в браке 9 лет. – Авт.), с отцом никогда не жила. В силу обстоятельств у нас не всегда получалось тесно общаться.

– Как вы обычно проводите 30 ноября?

– В прошлом году мы все вместе – я, моя дочь Маша, два моих брата, их дети – собрались в квартире отца, там сейчас живет его вдова Ирина Леонидовна Сергеева. Хватит вопросов об отце!

– В прошлом году в программе «Наедине со всеми» на «Первом канале» вы признались, что счастливы в отношениях с 30-летним молодым человеком. Спустя год не разочаровались?

– У нас все хорошо! Острота отношений, конечно, проходит, но мы вместе: он хороший человек, как мужчина взял решение многих вопросов на себя, занимается бытом, может многое по дому сделать. Я не называю его имени, не показываю фотографии. Он не из мира шоубизнеса. Я убеждена, что для женщины моего возраста такие отношения – прекрасная история. Наступает в жизни момент, когда детей уже воспитали, и тогда становятся очень важны эмоции. Вот в отношениях их и можно испытать, получить мощный энергетический стимул.

– Как дочка и мама отнеслись к вашему избраннику?

– Они прекрасно понимают, что это мое дело! Маша (24-летняя актриса Мария Козакова известна зрителям по главным ролям в сериалах «Кармелита» и «Дурная кровь». – Авт.) знает, что это мой выбор. Мне тоже не все ее парни нравились, но это только ее дело.Так вот, я ее никогда не осуждала, у нас есть четкое разделение: это твои мысли, а это мои, это твои ощущения, а это мои.

– Как чувствует себя Кира Андреевна?

– Сегодня плохо! Но мама – боец, держится, она сама врач-терапевт, прекрасно понимает, что возраст берет свое – все-таки 84 года. На вопросы о том, как она себя чувствует, отшучивается: «Соответственно возрасту». У нее ноги отекают, ходит с трудом, сердце шалит. Дома с ней всегда рядом помощница, большую часть времени мама проводит в кровати. Но, несмотря ни на что, стойкостью ее духа можно только восторгаться!

– В одном из интервью вы сказали, что у вас совсем нет ощущения собственного возраста. Это благодаря новым отношениям?

– Так было и до них. В плане физического здоровья ощущаю себя молодой, много общаюсь с молодежью. Конечно, понимаю, что не такая продвинутая, как они, не так ловко обращаюсь с различными гаджетами. Играю главную роль в спектакле «Никогда не поздно» в Театре сатиры, где я служу уже много лет. Так вот, там по сценарию моя героиня из-за того, что ее муж ушел к молодой, дважды пыталась покончить с собой, а потом завела себе молодого любовника. Вскоре муж посмотрел на нее по-другому и сказал, мол, хочет встретить старость именно с ней, а она ответила: «Я вообще не собираюсь стареть!»

Порой, когда задумаюсь, сколько мне лет, приходит осознание, что многое уже позади. Но вместе с тем понимаю, что и много впереди. С годами научилась не торопить время. Раньше, бывало, летишь на гастроли во Владивосток и думаешь: скорее бы эти 9 часов полета прошли. Сейчас таких мыслей нет. Ведь это время можно провести с пользой. Недавно пересмотрела с большим удовольствием такие прекрасные фильмы, как «Язык нежности»,«Собачий полдень».

В наше время понятие старости сильно сдвинулось. У меня перед глазами пример актрисы Веры Васильевой, с которой мы вместе служим в Театре сатиры. Она в 91 год в прекрасной форме: ходит с прямой спиной и на сцене может элегантно приподнять ногу чуть ли не на метр. Недавно побывала на спектакле «Фаина», он был посвящен Раневской, и там из уст исполнительницы главной роли прозвучала ее фраза: «В старости главное – чувство достоинства». Народная артистка Ольга Аросева точно подмечала: «Страшно не то, что старшеешь, а то, что чувствуешь себя молодым».

С годами меняется и система приоритетов. Сейчас мне крайне важно, как выглядит моя дочь Маша. (Фотография дочки стоит на заставке айфона Алёны Юрьевны. – Авт.) Смотрю все киноработы Маши, но я ее не критикую, в основном хвалю. На ней и так лежит тяжелый груз ответственности: надо оправдать надежды многих, ведь два ее деда – легендарные актеры Михаил Козаков и Юрий Яковлев.

– Кстати, а как у вас складывались отношения с тестем Михаилом Козаковым?

– Никак, мы с ним не общались. С его сыном Кириллом мы развелись, когда Маше было четыре месяца. У него не было желания общаться с дочкой. Когда ей 14 лет исполнилось, он появился. Сейчас они с Машей периодически встречаются. Был период, когда Михаил Михайлович не общался с Машей. Они стали близки лишь за два года до его смерти (76-летний народный артист РФ умер в 2011 году от рака легких в Израиле. – Авт.). Для нее был очень близким Юрий Васильевич. Папа бесконечно любил Машу, он буквально растворялся в ней.

– Несмотря на все перипетии жизни, вы производите впечатление счастливого человека. Какова формула женского счастья?

– У всех разная судьба. У меня она была действительно непростая. Жизнь далеко не всегда была легкой, чаще наоборот. Разводы – это всегда истории драматичные, расставания никогда не проходят гладко. Я в хороших отношениях со всеми бывшими мужьями, а с третьим, режиссером Кириллом Мозгалевским, мы дружим. Единственное, о чем жалею, что у меня одна Маша, мне бы хотелось еще детей, но судьба распорядилась по-своему. Моя формула счастья довольно проста – получать удовольствие от каждого дня. И для этого мне лично не нужны никакие материальные блага, которые последнее время возводятся в культ. Все просто: я, например, получаю большое наслаждение от того, что сажаю цветы на своей даче в Подмосковье. А проблемы есть у всех, от них никуда не деться. Важно научиться радоваться простым вещам.

– Вы редко ходите на светские тусовки из-за культа денег, царящего там, как вы сказали. Ведь там все подчеркивают статус за счет кошелька: например, Ксения Собчак выходит в свет в платьях за несколько сот тысяч рублей... Или по какой-то другой причине?

– Всегда говорю так: «Ты либо тусуешься, либо работаешь». Я снимаюсь в кино, играю в антрепризных спектаклях, 31 год служу в Театре сатиры. Сама зарабатываю себе на жизнь, на собственные деньги построила дом. Знаете, у меня нет времени ходить на светские тусовки. Да и что там делать – демонстрировать наряды? Мне это неинтересно. Не могу себе позволить купить платье за 300 тысяч рублей. Считаю это для себя неприемлемым. Если есть лишние деньги, то лучше их потратить на благотворительность. Не хочу пиариться за счет тусовок. К сожалению, у нас сейчас такое время, что популярным становится пыль, дым, все серое разных оттенков. Глубина стала никому не интересна. Мы были самой читающей страной в мире, а теперь посмотрите, во что превратились... меня радует то, что в Третьяковскую галерею невозможно попасть из-за больших очередей. Помните, какой ажиотаж был на Серова и Айвазовского?! Значит, люди тянутся к искусству и не все потеряно. Верю, что пройдет время пустоты и все обратятся к истокам, которые можно найти в книгах и театре.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания