Новости дня

18 октября, среда








































17 октября, вторник



Близкий друг Вячеслава Шалевича: Его убили одним росчерком пера!


Перед смертью у Вячеслава Шалевича отняли дело всей его жизни, рассказал Sobesednik.ru друг умершего артиста.

Вячеслав Анатольевич Шалевич родился 27 мая 1934 года в Москве. Окончил Театральное училище имени Б. В. Щукина, а позже — Высшие режиссерские курсы. В его кинобиографии более 70 ролей в кино, среди картин — «Капитанская дочка», «Хоккеисты», «Три тополя на Плющихе», «Семнадцать мгновений весны», «Красная площадь» и многие другие.

Народный артист РСФСР, Лауреат Государственной премии РФ, кавалер орденов Почета, Дружбы народов, за заслуги перед Отечеством IV степени, Петра Великого II степени, золотой медали имени М. В. Ломоносова и многих других наград и почетных грамот.

58 лет жизни отдал служению Вахтанговской сцене, более 15 лет был художественным руководителем МДТ имени Рубена Симонова. Умер 21 декабря 2016 года.

В пятницу, 23 декабря, страна простилась с Вячеславом Шалевичем. Народного артиста провожали на сцене Театра имени Евгения Вахтангова, где он служил почти 60 лет. Красивых, торжественных, восхваляющих слов от руководства театра и коллег было много. Так бывает всегда, когда уходит большой человек.

Уже после похорон народного артиста Вячеслава Шалевича всплыл малоприятный факт — о том, какое событие ускорило уход из жизни любимца публики. Два года назад у него отняли дело пятнадцати лет жизни, после чего мастер крепко сдал. Близкий друг любимца публики, полковник юстиции Сергей Алферов побывал на похоронах, а после траурного события не сдержался и поделился с Sobesednik.ru горькими мыслями — о том, какое событие могло сократить дни жизни народного артиста.

Юрий Яковлев отказался от тяжелой ноши

— Знаете ли вы, что более 15 лет Вячеслав Анатольевич был художественным руководителем и главным режиссером Театра имени Рубена Симонова? — начал с вопроса наш собеседник. — Почему же в некрологе руководство Вахтанговского театра даже не сочло нужным об этом упомянуть? Написали вскользь — мол, как режиссер Шалевич поставил два спектакля — «Али-баба и сорок разбойников» и еще один.

А ведь в 1998 году Вячеслав Анатольевич возглавил Театр имени Рубена Симонова! До него руководил Юрий Яковлев, но ему никак не удавалось наладить это беспокойное хозяйство — в итоге отказался от тяжелой ноши. Я был дружен с тогдашним директором театра Валерием Калужановым и художником Александром Авербахом, даже по их просьбе как-то (в том же 98-м) как юрист помог им отбить рейдерскую атаку.

Театр не раз хотели захватить — многих привлекал этот «лакомый кусочек», здание на Старом Арбате. После ухода Яковлева Авербах и Калужанов и предложили пригласить на должность нового худрука Шалевича. В его жизни был тогда непростой период — умерла жена Галина, с которой прожили более 30 лет, Вячеслав Анатольевич очень переживал. Перед этим умер сын. Но любимая работа лечит — и вот артист согласился возглавить театр. Вячеслав Анатольевич, царство ему небесное, ведь жил с детства буквально в соседнем переулке, ходил в церковь в Филипповском переулке. К театру относился с трепетом. И театр отвечал ему взаимностью — зрители любили, актеры ему верили.

Возрождались к жизни они, можно сказать, оба одновременно — Шалевич и Театр имени Рубена Симонова, — подчеркивает Сергей Алферов. — При этом он продолжал служить как актер в Театре имени Вахтангова, а тут выступал худруком. Причем отличным! Актеры воспряли духом, начали творить. Новые постановки — и очень успешные: «На всю катушку», «Доходное место», «Козленок в молоке», «Три возраста Казановы», «Волшебная лампа Алладина», «Тайна целомудренного бабника», «Я желаю чужого желания, которое желает меня», «Валентин и Валентина», «Голый король», «На дне», «Варфоломеевская жесть»... Он даже в кино порой отказывался сниматься, хотя приглашали регулярно — говорил: «У меня выпуск нового спектакля — как я брошу артистов?» Выпустил вместе с режиссурой более 20 спектаклей! И это в конце 90-х — начале «нулевых», когда, как сейчас часто говорят, людям якобы было не до искусства — но в театре под руководством Шалевича были полные залы! Я отлично помню эти спектакли, где я со своими друзьями бывал в качестве зрителя и гостя. Аншлаги каждый вечер. Жил театр и артисты за счет продажи билетов. Без какой бы то ни было, насколько мне известно, существенной господдержки.

Как разрушали театр

Тогда же, в 98-м, наладилась и личная жизнь Вячеслава Шалевича — артист познакомился с Татьяной Виноградовой, которая вскоре стала его женой.

— Я был у них на помолвке, — вспоминает Сергей Алферов. — Помню, увидев невесту, оценил вкус жениха: «Молодая, красивая — если вдруг кто-то попробует увести, будем оборонять!» Вячеслав Анатольевич улыбнулся: «Сергей, знаешь, она не только красивая, а еще умная — и меня любит». Татьяна, хоть и врач по профессии, стала также работать в Театре — помогала мужу. Ездили вместе на гастроли. Часто проводили благотворительные мероприятия для детей, для военнослужащих, прошедших «горячие точки».

Театр жил. Семь человек получили звание заслуженных артистов России, — перечисляет Сергей Алферов. — Для небольшого театра это довольно значимая цифра. Вернулись и некоторые народные, кто прежде уходил, например Нина Русланова. И играли с удовольствием. Многие известные актеры-вахтанговцы также принимали приглашение и с удовольствием играли на сцене небольшого театра в спектаклях Вячеслава Анатольевича.

— Каким Вячеслав Шалевич был и запомнился вам в общении?

— Он всегда говорил: «Мы (имелось в виду — артисты) призваны нести людям радость!» Это было его жизненным кредо. Жизнерадостный, воодушевленный, всегда с улыбкой. Знал массу историй, анекдотов…

Но потом его в один миг буквально сломали. В 2013-м году отмечали 25-летие Театра Рубена Симонова. В очень торжественной обстановке. Были правительственные телеграммы и высокие гости с пышными речами в адрес Шалевича — какой он молодец, что не дал театру умереть. Помню, Вячеслав Анатольевич, словно что-то предчувствуя, вдруг сказал в какой-то момент: «Если театр умрет — я умру следом...» А через несколько месяцев вдруг узнаем, что театр ликвидируют путем присоединения к Вахтанговскому театру. Приказ министерства культуры, г-на Мединского! Одним росчерком пера всё, что создавалось и любилось многие годы, было уничтожено. И началась буквально травля театра. Появились очень странные статьи — якобы театр буквально дышал на ладан и умирал... Каково, как вы думаете, было читать эту откровенную ложь Шалевичу?

— Но зачем и кому были нужны все эти выпады?

— Трудно сказать. Можно лишь предполагать: «лакомый кусочек» — историческое здание Театра имени Рубена Симонова на Старом Арбате — по-прежнему не давало кому-то покоя.

Недавно в личном разговоре со мной директор Театра имени Вахтангова Кирилл Крок оскорбительно назвал Театр Рубена Симонова «смешным» и «не популярным». Хоть бы поинтересовался историей театра и тем, как зрители буквально ломились туда на спектакли!

— Шалевичу артисты тогда ставили в вину, что не отстоял театр, не стал бороться –ушел в сторону.

— Он понимал, что борьба бессмысленна — решение Минкульта принято и обжалованию не подлежит. Да и были ли силы бороться? Он крепко сдал. Мало с кем из прежнего окружения общался. Видимо, чувствовал в чем-то свою вину. Если бы не отняли театр — он бы прожил дольше. Но вышло как он и предсказал: Театр имени Рубена Симонова 23 декабря 2015 года прекратил свое существование как юридическое лицо — а почти ровно через год, 21 декабря, и Шалевич ушел следом за Театром в Вечность.

Возможно, только там, на небесах, есть правда. А в некрологе Шалевича как артиста Театра Вахтангова даже не указали, что он был худруком Театра имени Рубена Симонова и поставил там более 20 спектаклей. Директор Крок же заявляет: мол, все это смешно, никакой популярности не было, на спектакли никто не приходил... Но это не так, ведь есть живые свидетели! Куда девать наши воспоминания?!

Многие артисты уже не существующего Театра имени Рубена Симонова не пришли на похороны Шалевича. Признались в личном разговоре: обиды на артиста и худрука давно нет, наоборот, только благодарность и теплота — но им очень не хотелось слышать лицемерные речи в стенах Вахтанговского театра, тех, по чьей вине мастер сдался, опустил руки и в итоге ушел.

Отпевали Вячеслава Шалевича в Храме Воскресения Словущего (апостола Филиппа) в Филипповском переулке — неподалеку от улицы и дома его детства, куда он при жизни часто захаживал поставить свечку за здравие своих близких и за упокой души умерших.

Про Театр же Рубена Симонова в вахтанговских стенах обещают, что его возродят как филиал Вахтанговского...

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания