Новости дня

20 октября, пятница



































19 октября, четверг









Владимир Мирзоев: Сокуров хотел услышать сердце Путина


Режиссер Владимир Мирзоев рассказал в интервью Sobesednik.ru об отношениях кино и власти, и о своем новом фильме.

Режиссеру Владимиру Мирзоеву, известному не только фильмами и спектаклями, но и своей критической позицией по отношению к власти, сложно пробить каждый свой проект. Тем не менее недавно вышел новый фильм режиссера.

В неволе деньги не размножаются

– Владимир, недавно состоялось заседание Совета по культуре при президенте. Какие ваши впечатления от полемики Александра Сокурова с Владимиром Путиным?

– Александр Сокуров предложил много правильных вещей, которые могли бы существенно поправить ситуацию в нашем кино. Например, закон о меценатстве. Ведь он уже работал у нас в стране, правда, очень недолго, в конце 90-х – начале нулевых. Потом лоббисты в Думе его похоронили. Во многом благодаря этому закону наш кинематограф возродился – появилось новое поколение замечательных режиссеров, операторов. Потому что в творчестве атмосфера свободы не менее важна, чем деньги. Это касается и научного творчества тоже. Впрочем, в неволе и деньги размножаться не хотят, как теперь стало понятно.

Конечно, большое впечатление на меня произвел диалог Путина и Сокурова об украинском кинорежиссере Олеге Сенцове. Сокуров не стал указывать на очевидную для всех абсурдность приговора: 20 лет за колючей проволокой за «намерение», по сути, за оруэлловское «мыслепреступление», которого с большой вероятностью не было. Сокуров обратился к Путину-христианину, хотел услышать одинокий голос человеческого сердца, а не сухую отповедь юриста. На мой взгляд, милосердие первых лиц, проявленное публично – более надежное педагогическое средство, чем преподавание основ религии в школах.

– На совете говорили и о результатах уходящего Года российского кино. На ваш взгляд, чего же все-таки нашему кино не хватает сегодня?

– Про самое главное я уже сказал: для ренессанса в кино нужна принципиально другая атмосфера – атмосфера свободы. Это не случайное стечение обстоятельств, что именно во время короткой политической оттепели середины XX века сняли свои первые фильмы Тарковский, Рязанов, Данелия, Герман, Параджанов и другие. Кино – это язык, артикуляция, и если ты не можешь свободно выражать свои мысли, эмоции, сомнения – ты как художник быстро деградируешь. А дальше – обыкновенная история: цинизм, зарабатывание денег… Отдельная тема – кинопрокат, тут «поздно пить боржоми». Во всем мире зритель уходит из кинотеатров домой, в кругу семьи приятно и легко, экономически проще, а качество телепоказа не слишком отличается от проекции в мультиплексе. Чтобы построить сильную индустрию, нужно сделать все российское телевидение тем же, чем стали на Западе кабельные каналы и интернет.

Чиновник – это всего лишь кассир

– В конце года ваш фильм «Ее звали Муму» все-таки увидел своего зрителя на кинофестивалях и на канале ТНТ. Кинокартина явно с политическим уклоном, знаю, что многие отказывались ее показывать. Вы получили прокатное удостоверение?

– А без него на российском ТВ фильм показать невозможно – такова практика. Хотя, замечу, правило это нигде не прописано. Разве что в документах для внутреннего пользования под грифом «секретно». Удостоверение мы получали долго, песок в бюрократических шестеренках поскрипывал. В итоге показали вне конкурса на фестивалях «Киношок» и «Амурская осень», но мы и этому глотку свободы рады.

– Насколько знаю, фильм снят на собственные деньги. Сложно получить государственную дотацию?

– Все мои картины были сняты на частные деньги. Похоже, с госфинансированием возникло легкое недоразумение. Государство, считай, бюрократия, никак не может «заказывать музыку», потому что бюджетные деньги – это деньги налогоплательщиков, то есть всех россиян, кто любит и смотрит кино. Чиновник не достает миллионы из своего кармана, он не инвестор и не продюсер – он всего лишь управляющий-кассир. Поэтому «музыку заказывает» публика, а она у нас очень разная, и вкусы у нее иногда диаметрально противоположны: кто-то любит фильмы Жоры Крыжовникова, а кто-то – Андрея Звягинцева. И в этом нет ничего страшного. Страшно, что у нас нет индустрии, что 50 процентов профинансированных Минкультом фильмов вообще испаряются бесследно – их нет ни в прокате, ни на ТВ, нигде их нет.

По-моему, сейчас самое время снимать экспериментальное независимое кино – благодаря цифровой революции инструменты стали доступны. Но сотни кинематографистов болтаются без дела или вынуждены обслуживать вкусы тех, кто отвечает за программирование каналов. Эти специалисты любят ссылаться на испорченный вкус аудитории, как будто этот вкус формируют марсиане, а не редакторы и продюсеры, выбирающие худший сценарий из десяти предложенных. Конкурировать с американским или хотя бы европейским кино наш кинематограф не может. А причины? Смехотворно низкие бюджеты, искаженная конкуренция, идеологический прессинг. Поэтому мой совет молодым режиссерам: не ждите милостей от природы в лице господина Мединского и его чиновников. Хорошую историю с сильной драматургией, глубокой темой можно снять на фотокамеру, планшет, айфон – и это будет интересно вашему зрителю.

– Сейчас вы с Виктором Шендеровичем работаете над проектом «Петрушка». Что это? И правда ли, что деньги собирали через интернет?

– Да, это был краудфандинг. По сути, наши зрители платят деньги за будущий просмотр. Чтобы краудфандинг оказался успешным, необходимо два фактора: абсолютное доверие и уникальность по целому ряду параметров. Например, недавно Борис Гребенщиков за неделю собрал нехилую сумму на свой новый альбом «Соль». А обычно это занимает много месяцев. Но Гребенщиков – уникальный поэт и композитор, поэтому все случилось. Наша «Петрушка» – это жанр экзистенциальной сатиры, жанр, родоначальником которого в отечественной литературе является Николай Гоголь, его «Записки сумасшедшего».

Сюжет у нас, конечно, площадной, не без перца: плох тот гражданин, что не мечтает стать президентом – хотя бы и во сне. Обычному человеку Петруше Тишукову и снится такой сон. Там переплетаются элементы будущего и прошлого, мечты, надежды, страхи, символические фигуры и бытовые. Как справляется со своими демонами человек, попав на трон, в президентское кресло?! Но это не кинофильм, а телеспектакль. И мы даже не будем пытаться прокатывать картину в кинотеатрах – нам вполне хватит интернет-площадок, которых сегодня множество. Зарабатывать на «Петрушке» мы не собираемся.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания