Новости дня

21 ноября, вторник































20 ноября, понедельник














Войнович, Богуславская, Дементьев – о "Таинственной страсти"

«Собеседник» №42-2016

Sobesednik.ru поинтересовался у знаковых фигур эпохи 60-х их мнением о нашумевшем сериале «Таинственная страсть».

Сериал «Таинственная страсть», показ которого завершил «Первый канал», хитом сезона, увы, не стал. Хотя хотелось. Тема-то благодатнейшая – эпоха, оттепель, поэты, собиравшие стадионы… Но увы.

– Ужасный фильм. Фальшиво, слащаво – перелили сиропа, герои такие ненастоящие! – посетовал в разговоре с Sobesednik.ru вдовец Беллы Ахмадулиной художник Борис Мессерер. Впрочем, тут же смягчился: – Возможно, я не прав и ворчу, я все-таки лицо заинтересованное, потому, очевидно, необъективен. Лучше обратитесь к кому-то менее пристрастному.

«Правды там немного»

Зоя Богуславская, вдова Андрея Вознесенского, выведенная в картине под именем Софка, оказалась не менее придирчивой. Хотя и «поняла и приняла разгулявшуюся фантазию» Василия Аксенова (а сценарий писали по его роману).

Зоя Богуславская / Андрей Струнин / «Собеседник»

– Неточностей очень много! – анализирует Богуславская. – Начиная от мелочей – например в реальности я ниже Андрея Вознесенского почти на полторы головы, а Софку показали значительно выше и крупнее его. Белла Вознесенского не прогоняла, а я не прыгала к нему в постель. Поэты собирались вместе гораздо реже, не ходили по улицам, взявшись за руки. Никакой мушкетерской дружбы. Они были единомышленники – это факт. Вместе выступали, тепло общались. Но не было кружка по интересам, как нам показали. К неточностям же я отнеслась с юмором. Василий Павлович Аксенов ведь не держал свечку, он написал так, как, ему казалось, «могло быть». О чем честно сказал в предисловии к своему роману. Так что у меня никаких претензий.

Писатель Владимир Войнович, близкий друг многих из показанных в фильме героев, сказал Sobesednik.ru, что поставил бы фильму оценку два:

– У Аксенова (Ваксона) роман с Ралиссой (прототип – Майя Кармен) – с юности. Так показали в кино. На самом деле они познакомились году в 70-м – он уже был женат, она замужем за Карменом. Марина Влади (в фильме – Мари Эжен) куда лучше говорила по-русски. Ваксон в картине почти в открытую воюет с КГБ. Такого не было и быть не могло. На рожон никто не лез. Даже очень честные писатели старались держаться в стороне от КГБ. Уж точно не дерзили сотрудникам. Это страшная организация – раздавит, как букашку. Так можно разбирать каждую деталь: «верю не верю» – правды там немного.

Владимир Войнович / Андрей Струнин / «Собеседник»

«Аксенов хотел себя реабилитировать»

– В целом молодцы, что сняли кино, – резюмировал поэт Андрей Дементьев. – Надо, чтобы зрители, особенно молодые, узнали: были такие ребята, целая эпоха. Как говорил Евтушенко на похоронах Роберта Рождественского, «мы эту оттепель надышали!» Но слишком уж много в картине «бытовщины». Мне кажется, неверно акценты расставили. На первом плане – бесконечные выпивоны, любовные романы, кто с кем в постели… Ну не пили столько! И столь открыто, напоказ никогда не выставляли личные отношения. Все было куда скромнее, деликатнее. Жаль, что сценарист, режиссер не пообщались с теми, кто жил и работал в 60-е – мы могли бы многое рассказать, прежде всего об атмосфере того времени.

– В картине – фактически диссидентский кружок. На самом деле герои были людьми, прикормленными властью. Такими, по крайней мере, представлялись нам – поколению чуть моложе, – говорит поэт, публицист, искусствовед Юрий Кублановский. – А как иначе? Например, Вознесенский и Евтушенко регулярно выезжали на гастроли на Запад. Это в те-то годы! Ни изгоями, ни борцами с системой они не были точно. Мне кажется, Василий Аксенов на закате лет решил создать некую новую мифологию о своем поколении. Так и появилась книга «Таинственная страсть». Сплошные мифы! Солженицын (в картине – Большов. – Авт.) никогда не сидел и не выпивал в мастерской, он был занят своей большой литературной миссией. А эпизод с Бродским?! Да в этом кругу никогда его не считали гением, наоборот, относились скептически – оценили его лишь десятилетия спустя.

Андрей Дементьев / Андрей Струнин / «Собеседник»

– Возможно, этими эпизодами Аксенов хотел задним числом реабилитировать себя перед покойным Бродским – в действительности у них были довольно непростые отношения, – полагает писатель Андрей Битов.

«У Чулпан получилась карикатура»

Чуть более лояльны шестидесятники оказались к внешней схожести героев и их прототипов. Актер Евгений Павлов похож на молодого Вознесенского, Филипп Янковский – на Евтушенко, Алексей Морозов – на Аксенова. А вот мнения о Хаматовой – Ахмадулиной разделились.

– Чулпан очень хорошая актриса, – говорит Владимир Войнович. – Но она пыталась подражать Ахмадулиной. Получилась карикатура – ведь Белла неподражаема.

– Ахмадулина была заметно более жесткой и прагматичной. Не «цыпочка», – считает Юрий Кублановский. – А вот Вознесенский в фильме показался мне слишком уж неуверенным. На самом деле это был волевой, по-своему расчетливый человек, однозначно крупная личность.

Юрий Кублановский / Андрей Струнин / «Собеседник»

Осталось добавить, что Евгений Евтушенко, который сейчас в Америке, обиделся на эпизод, где выступает против Пастернака: не было такого! И дальше даже смотреть не стал.

Весь позитив шестидесятников от «Таинственной страсти» выразила Зоя Богуславская:

– А вдруг после просмотра фильма зрителям захочется прочитать Вознесенского, Рождественского, Ахмадулину, Аксенова? Если так случится, авторы картины могут считать свою главную миссию выполненной.

А если не случится? Приживется миф о шестидесятниках – вот таких. Как в кино.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания