Новости дня

20 октября, пятница












































Владимир Кара-Мурза-ст.: Норкин опорочил память Немцова и "заложил" Венедиктова


Известный телеведущий, обозреватель Sobesednik.ru — о том, о чем предпочел умолчать в своей книге Андрей Норкин.

Думаю, что литературный дебют Андрея Норкина — книга «От НТВ до НТВ. Моя информационная война», вышедшая на днях в издательстве «Эксмо», — его ответ на давнюю книгу Виктора Шендеровича «Здесь было НТВ». Благодаря Вите, который написал о захвате НТВ талантливее, чем идеологи захватчиков Кох и Свинаренко, победа осталась за нами. Теперь, видно, Андрей захотел стать победителем уже на длинной дистанции, но у него ничего из этого не вышло.

Сразу должен сказать, что слог у мемуариста бойкий, текст усваивается легко. При этом явственно чувствуется незримое присутствие супруги Юли. Ей посвящены многочисленные лирические отступления, равномерно разнесенные по ткани повествования, чтобы читатель надолго о ней не забывал. Это, кстати, абсолютно адекватно тому месту, которое Юля занимает в жизни Андрея. Она — последняя инстанция в вопросах о том, где Андрей будет работать и с кем дружить...

Своим заочным оппонентом дебютант почему-то выбрал Владимира Александровича Гусинского. Но рядовому читателю, лично с Гусинским незнакомому, так и остается непонятна его роль. Из книги не ясно, в чем «демонизм» Владимира Александровича.

Вокруг своего вполне прозаического увольнения с канала RTVi Андрей нагнетает максимум страстей: и что, мол, это был его «последний роман с либералами», и что он как-то политически пострадал. Да не пытался его никто использовать! У Андрея попросту до прихода начальником на RTVi не было никакой внятной репутации. С чего он взял, что он кого-то не устроил творчески, идеологически? К нему лично никаких претензий не было. Просто у компании, что называется, не сошелся дебет с кредитом — расходы оказались не соразмерны производимому эффекту, вот и всё.

Норкин пытается вменить Гусинскому желание вернуться к Путину. Якобы Владимир Александрович осознал свои заблуждения насчёт главы государства и искренне его полюбил. Ничего подобного! Гусинский по-прежнему в изгнании. А вот кто «вернулся к Путину», так это сам Андрей! И вся страна испытала неловкость при виде их с Президентом «диалога» в ходе памятного телемоста.

Зато теперь Норкин работает сразу на двух конкурирующих каналах. Этого не может позволить себе никакой другой журналист — а ему можно. Он выступает с репликами на «России 24» и одновременно ведет программу на НТВ. Это значит, что начальству и ВГТРК, и НТВ настоятельно порекомендовали дать «опальному специалисту» работу.

Про меня Андрей ничего плохого не написал (все-таки мы с ним кумовья), но я должен сказать: главу про Бориса Немцова (также, кстати, моего кума) мой кум №2 должен был бы изъять из своей рукописи и порвать в клочья в день, когда Бориса убили на мосту. Даже по самым интуитивным христианским представлениям нельзя говорить плохо о покойном. Я помню, что Борис подтрунивал над Норкиным, рассказывая, как тот звонил ему с приглашением прийти на ОТР чуть ли не за пять минут до начала эфира — чтобы потом с гордостью сказать, что Немцов прийти отказался. Но чтобы в ответ шельмовать на четырех страницах убиенного оппонента?! Топтать добрую память о нём и к тому же находить всему этому оправдания и упорствовать?! Я это не принимаю, считаю недостойным.

И зачем было составлять какое-то подобие донжуанского списка Алексея Алексеевича Венедиктова? Так в мемуарной литературе вообще не делается. Как можно утверждать недоказанное? Мало ли у кого о ком закрались подозрения. У Венедиктова есть семья, ребенок, надо соблюдать табу. Есть черта, через которую переходить нельзя.

...Хочу тебе сказать, Андрей: Гусинский пригласил тебя на работу как минимум потому, что считал приличным человеком. Боюсь, после этой книги некоторые читатели в этом твоем качестве усомнятся.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания