Новости дня

22 октября, воскресенье























21 октября, суббота





















Мюзикл "Анна Каренина": "перекроить" можно даже Толстого?


Sobesednik.ru побывал на одной из главных театральных премьер года и узнал, как роман Толстого превратился в мюзикл.

Первое книжное издание «Анны Карениной» вышло в 1878 году, и с тех пор в каких только ипостасях не преподносилась эта история публике: около 30 экранизаций, три балета, восемь театральных постановок (только в России) и даже комикс (спасибо находчивым японцам).

Кстати, мюзикл по мотивам знаменитого романа уже тоже ставили. 20 сентября 2000 года в «Городском театре» финского города Лахти состоялась премьера финно-российского мюзикла «Анна Каренина», режиссером которого стал финский театральный деятель Йотарк Пеннанен, а музыку написал российский композитор Владислав Успенский. Правда, сегодня об этой постановке мало кто вспоминает, хотя спектакль шел при полных аншлагах, а в 2003 году был с гастролями в Санкт-Петербурге, где тоже пользовался немалым успехом.

Однако сегодня у всех на устах другая «Каренина» – новое детище Московского театра оперетты, которое 8 октября 2016 года публике пышно презентовали продюсеры Владимир Тартаковский и Алексей Болонин. Этот неразлучный тандем привык восхищать зрителей: мюзиклы «Монте-Кристо» и «Граф Орлов» побили все рекорды по длительности проката в России, завоевав расположение двух миллионов россиян и ряд театральных премий.

Но на этот раз даже сами продюсеры не скрывали своего волнения – все-таки мировая классика внушает трепет. Несколько лет создатели мюзикла думали, как подступиться к столь масштабному произведению, лелея замысел, который мог с первого раза показаться почти кощунственным. Разве можно представить высокие образы Толстого в развлекательном бродвейском формате?

Оказалось, можно.

Как только занавес поднимается, вы сразу четко осознаете одну вещь: это очень современно.

Нет-нет, не пугайтесь: никакого артхауса. Все красиво, изысканно и даже выверено согласно эпохе. Сперва основное внимание приковывают к себе костюмы. Тонкие кружева, золоченые эполеты, вьющиеся вуали и струящиеся накидки – все это успокаивает зрителя, как бы говоря: «Это будет "та самая" "Каренина"». Однако эффектная и современная хореография, над которой работала хореограф-постановщик Ирина Корнеева, не дает забыть о традициях формата. Быстрые, отточенные движения артистов, составляющие яркий микс из разных жанров танца, где явно преобладает модерн, не дают зрителю забыть о самом главном: все-таки это мюзикл, а не балет.

Немаловажной деталью постановки является пресловутый поезд, о котором ходило столько легенд. Продюсеры еще за несколько месяцев до премьеры начали интриговать публику, заявив, что поезд в «Карениной» непременно будет, но не уточнив, каким именно образом этот железный гигант появится в спектакле.

А появляется он очень даже часто и активно. Фактически, вся постановка строится вокруг этого самого рокового паровоза, и он здесь – не просто некий объект, не случайная причина трагической гибели главной героини. Поезд в мюзикле – олицетворение всей нашей жизни, а беспрестанное движение его колес напоминает неутомимые жернова судьбы, которые на своем пути перемалывают все: людские чаяния, надежды, амбиции и даже любовь.

Вокруг этого стержня строится все действие мюзикла, где история каждого героя как бы нанизывается на единую центральную ось.

Смена декораций происходит молниеносно: вы наводите бинокль на изящное убранство светского салона – а отведя его через мгновение, уже оказываетесь посреди широкого русского поля. Но если вы полагаете, что для этого десяткам рабочих приходится ежеминутно перетаскивать тяжелые металлические конструкции, то глубоко заблуждаетесь. Вся эта сценическая роскошь уместилась в девяти мобильных плазменных панелях, встроенных в элементы передвижных декораций. То есть фактически фон у спектакля почти полностью мультимедийный. Конечно же, в разных сценах его эффектно дополняют то летящий на вокзале «снег», то осенние листья в саду, то сверкающие люстры оперного театра.

Бывает, однако, так, что весь этот внешний блеск подавляет игру актеров, которая представляется чем-то тусклым и неестественным в «упаковке» красивого антуража. К счастью, с «Анной Карениной» этого не случилось. Собственно, это и не удивительно: даже самому неискушенному зрителю довольно было лишь прочесть фамилии в программке, чтобы приготовиться лицезреть актерское мастерство высокого ранга. Среди солистов мюзикла такие звезды жанра, как Екатерина Гусева, Валерия Ланская, Игорь Балалаев, Александр Маракулин, Дмитрий Ермак, Сергей Ли, Наталия Быстрова, Владислав Кирюхин и... лучше на этом остановиться, чтобы окончательно не утомить читателя обилием и так известных ему фамилий.

Стоило бы, бесспорно, поговорить о каждом отдельно, но, боюсь, для этого пришлось бы написать новую вариацию книги Толстого.

Здесь следует отметить, что премьеру создатели решили сделать поистине неповторимой и (ох, как мне не нравится это слово) эксклюзивной. Только в этот вечер в роли Анны на сцену вышли сразу две исполнительницы: в первом акте зрители любовались красотой потерявшей голову от любви Валерии Ланской, а во втором с болью наблюдали за тем, как мечется в потоке страстей отверженная светом Екатерина Гусева. Сравнивать этих бесспорно талантливых актрис со столь различной фактурой и вокальными особенностями было бы откровенно нелепо. С уверенностью можно сказать только одно: обе великолепно справились с отведенной ролью. И тот факт, что всю головокружительную любовь, душевные терзания и страшную трагедию Анны актрисам пришлось воссоздать перед публикой за каких-то два с половиной часа, заставляет лишний раз убеждаться в их мастерстве.

Из всех прозвучавших в тот вечер арий хочется особенно выделить дуэты Анны и Вронского. Не знаю, что придает им столько очарования – возможно, душераздирающее осознание того, как ужасно закончится история этих влюбленных, а может быть, гул поезда, то и дело пробивающийся сквозь мелодии арий.

О музыке Романа Игнатьева можно было бы сказать много, но все, что когда-то сказали о «Монте-Кристо» и «Графе Орлове» вполне подойдет и здесь. Не скажу, что все арии так уж напоминают предыдущие работы композитора, но определенные аналогии периодически проскальзывают. Однако в целом стоит признать, что Игнатьеву удалось создать новое, самобытное произведение, а многие арии из мюзикла уже разлетелись на цитаты и вскоре станут хитами.

Особенно долго у меня из головы не выходила одна из ключевых вокальных партий Каренина, которую поклонники мюзикла уже окрестили как «Неблагодарность». Прозвучавшая в исполнении Игоря Балалаева ария в буквальном смысле доводила до мурашек. Кто, как не он, способен вместить в своего героя столько страдания, нежности и безысходности, доводящих до исступления, и при этом разжечь в нем огонь ненависти, окатить обидчиков волной презрения! Этот Каренин, который при прочтении многим казался скорее отрицательным персонажем, на сцене выглядел довольно разноплановым, сумев внушить зрителю и трепет, и уважение, и жалость, и любовь.

Немалую роль в постановке сыграли дуэты и квартеты: именно в них ярче всего обыгрывалась тема противопоставления характеров центральных персонажей. Истории Анны и Китти, Вронского и Каренина, Левина и Стивы сталкивались и переплетались, подобно их голосам, а фоном для всего этого служил неизменный паровозный гудок, то и дело предвещавший страшную и неотвратимую беду.

Кстати, эту самую беду в финале мюзикла обыграли, на мой взгляд, мастерски. Знаменитый поезд, весь спектакль не дававший зрителям покоя, был показан во всей красе со всевозможными спецэффектами в виде ярко-красных софитов, клубов пара и танцующих вокруг солистов ансамбля.

Не стану раскрывать всех карт, скажу лишь, что погибает Анна вполне «канонично», хотя, возможно, кому-то финальная сцена покажется немного скомканной. Но разве вправе мы требовать от авторов мюзикла раскрытия всех деталей и полной картины происходящего? Упор в данном жанре делается совсем не на это.

Приступая к работе над спектаклем, Тартаковский и Болонин знали, что перед ними стоит множество трудностей, главная из которых – лимит времени. Перекроить монументальную «Каренину» под формат мюзикла – задача почти невыполнимая, но Театру оперетты это, кажется, удалось.

«Я знаю только одно: любой роман и Толстого, и другого писателя, если из него делать даже сериал, все равно он кроится, все равно все не умещается, – рассказал Sobesednik.ru продюсер спектакля Владимир Тартаковский. – А для мюзикла мы выбрали самую главную тему — тему любви».

Конечно, после такой «хирургической» операции некоторые элементы пришлось ампутировать, чтобы втиснуть основное действие в жесткие временные рамки. Именно по этой причине в мюзикле отсутствует такой важный персонаж, как Долли, не рассказывается о дочери Анны, об Италии и попытке Вронского свести счеты с жизнью. Но отдадим должное продюсерам и признаем, что им все-таки удалось сгладить эти огрехи – не все и не везде, но уж как сумели.

Лишь один момент, пожалуй, терзал мое сердце сильнее прочих – это либретто. Бессменный автор текстов мюзиклов «Московской оперетты» Юлий Ким в этот раз, кажется, решил немного передохнуть. Кое-где, по правде, найдены очень удачные ходы, но в целом тексты, пожалуй, оставляют желать лучшего. Многие фразы в духе «вы с ним видаетесь», «поезд едет куда-то туда» и коронное «вот это вот всё» (слова Левина, который показывает Стиве красоту русской природы) создают комический эффект, что иногда бывает даже полезно, но не в данном случае.

В общем и целом можно сказать, что премьера «Анны Карениной» в Театре оперетты прошла успешно и дала старт очередному талантливому проекту в жанре мюзикл. Билеты раскупаются на месяц вперед, арии тайком пишутся на диктофоны, поклонники артистов в интернет-кулуарах с жаром обсуждают новые образы своих любимцев – все говорит об успехе.

Только вот кассовые сборы не дают ответа на главный вопрос: имеем ли мы право тревожить классику и заставлять ее исполнять бодрые танцы вместо того, чтобы сдувать пылинки со старинных фолиантов? В любом случае Лев Николаевич уже не поделится своим мнением, а новая версия «Карениной» зрителям явно пришлась по душе. Стало быть, как говорят французы, «pourquoi pas»?

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания