Новости дня

23 октября, понедельник







































22 октября, воскресенье





Отар Кушанашвили: Андрей Макаревич и крысы-лебеди


Колумнист Sobesednik.ru Отар Кушанашвили – об Андрее Макаревиче.

Информационное пространство нафаршировано именем Макаревича, газеты и журналы утыканы его именем, как булка изюмом. «Большой человек, не понятый родной страной». Часто, а в казусе Макаревича особенно, странной страной, правда.

Но Макаревич никогда в эмпиреях не витал, к политике и политикам относится как к бестиарию, в его случае бояться, что он перестанет заниматься своим делом и станет толкать эмфатические речи известного толка, не приходится. Хотя и спел: «Моя страна сошла с ума, и я не смог ее остановить».

Семь лет «Машина времени» безмолвствовала, а сольный Макаревич, уж простите меня, ущербного, никогда особенно не впечатлял. Ну ладно, с политикой у Макаревича возникло известное мировоззренческое прекословие, но музыка где?

И вот он, альбом «Вы», прошу вас. Увы, в альбоме есть и «не могу терпеть крыс» после слов «я очень люблю и народ, и страну», и «мне меньше и меньше нравится воздух, которым предлагают дышать». Не ползучий эмпиризм, а сплошные агитки, будто соавтор у Макаревича – «ляпис» Сергей Михалок, со времен гастрольных попоек со мной и прозрачных песенок о «по любови» переродившийся настолько, что вот вам самые безобидные строчки: «Полиция дрочит властный орган за пакет социальной блевоты».

Выражаясь по-умному, переродившийся Михалок рычит про отсутствие экзистенциальных перспектив, а у «Машины» все мажорненько, рок-н-ролл в его благостном изводе, битлы навсегда, старая, в общем, добрая «Машина».

Макаревич разом социален и абстрактен, как режиссер Звягинцев. Образность, метафоричность нужны Макаревичу, как телу нужен позвоночник. Хоть в мире этом дерьмовом Бог давно испустил дух, миром этим дерьмовым по-прежнему правит любовь.

Но как только ты с дорогой душой провел границу между добром и злом, радуясь уже тому, что есть что сепарировать, Макаревич бьет по ушам: «Если мыши заведуют сыром, забудьте, как пахнет сыр. Когда вояки командуют миром, войной закончится мир».

Что ж, слава и мирный рассвет не тождественны, по Макаревичу, к счастью. Ему неймется, на то он большой артист: «На заросший ровной травой откос вышел лебедь, черным шурша крылом».

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания