Новости дня

21 января, понедельник





































20 января, воскресенье








Режиссер о приостановке съемок "Курска": США раньше хозяйничали на наших базах


Владимир Хотиненко // Global Look Press
Владимир Хотиненко // Global Look Press

Владимир Хотиненко объяснил Sobesednik.ru, почему Люку Бессону не дают снимать фильм об АПЛ «Курск» в России.

Министерство обороны России пока не готово дать свое разрешение западным кинематографистам на съемки фильма о трагедии на подводной лодке «Курск». Работу в России всемирно известный режиссер Люк Бессон должен был начать в сентябре.

— Трагедия на АПЛ «Курск» — очень скользкая тема, но волнующая всех, — комментирует ситуацию киновед Сусанна Альперина. — У нас сейчас в принципе такая политика в области контента, что мы мало кого пускаем в страну снимать. И это понятно: зачем отдавать кому-то, если мы сможем это сделать сами?! Особенно это касается проектов, в которых рассказывается, например, о природе России. Ну, мы же можем сами делать конкурентноспособный контект и продавать его зарубежным заказчикам.

Люк Бессон / Global Look Press

Что касается художественных фильмов, то на память мне приходит один-единственный запрет, когда Питер Гринуэй снимал фильм о советском режиссере Сергей Эйзенштейне. Слышала, что его не пустили работать в нашей стране потому, что не понравилась концепция сценария. Говорили, что и в российский прокат картину не выпустят. Но потом в ограниченном количестве фильм у нас появился. В истории же с «Курском» я не исключаю того, что в отказе имеет место быть государственная тайна. Думаю, поэтому Министерство обороны не торопится принимать окончательное решение, — считает Альперина.

— Мне кажется, в этой ситуации изначально какая-то путаница, — сказал Sobesednik.ru режиссер фильма о подводной лодке «72 метра» Владимир Хотиненко. — Кто же может просто запретить снимать в нашей стране?! Саму тему запретить? Исключено. А вот если речь идет о съемках на военно-морской базе Гаджиево, то тут, конечно, могут не разрешить работать. База секретная.

— Владимир Иванович, но вам разрешили снимать на базе свое кино о подводной лодке?

— Нам разрешали потому, что все-таки наше кино снималось. Тут другая история. Снимать собираются иностранцы. А вообще, кино сейчас абсолютно свободно обходится без таких натурных съемок. Те же самые лодки можно сделать с помощью компьютерной графики. Думаю, тут какая-то неточная информация либо искаженная… Кстати, чтобы не было прямой параллели с «Курском» — в моем фильме мы показываем дизельную лодку, а не атомную.

— Нет ли тут признаков пресловутой «холодной войны»? Мол, не будем помогать иностранцам. Санкции всякие…

— Знаете, были времена, когда я там под Мурманском в Североморске снимал на базах. Это было сразу после перестройки. Так там американцы «гуляли», чувствовали себя хозяевами. Уничтожали все, что только можно. Потом их оттуда прогнали, все-таки наши военные базы. По-моему, это естественные вещи. Ведь никто не открывает свой личный сейф чужому человеку! Сегодня, конечно, наши отношения с американцами, с некоторыми европейскими странами не самые лучшие. Хотя я бы не стал называть это «холодной войной», но отпечаток, конечно, на какие-то совместные наши работы это наложило. Но услышьте меня! В том, что иностранцев не пустят на нашу военную базу, я не вижу предмета для конфликта.

— Если вы сейчас захотели бы снимать какие-то сцены для своего фильма где-то за границей, как думаете, вам ставили бы какие-то преграды?

— Думаю, нет. Я как раз скоро собираюсь снимать в Цюрихе, но никаких преград нам никто не ставит. Все хотят зарабатывать деньги. Нет, в этом я проблем не вижу. Там, где есть деловые отношения, проблем не должно быть. В свое время Фрэнсис Коппола снимал фильм о Вьетнаме «Апокалипсис сегодня» на Филиппинах, потому что в Америке ему не разрешили. Но зрители этого даже не почувствовали.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания