Новости дня

11 декабря, понедельник










































10 декабря, воскресенье



Дочь "Вероники Маврикиевны": Перед смертью папа сказал...

«Только звезды» №23-2016

Дочь Вадима Тонкова рассказала Sobesednik.ru, как жил, любил и работал знаменитый артист.

22 июня советскому и российскому актеру театра и кино Вадиму Сергеевичу Тонкову исполнилось бы 83 года. Знаменитый и всеми любимый дуэт двух старушек – Авдотьи Никитичны (Борис Владимиров) и Вероники Маврикиевны (Вадим Тонков) зрители впервые увидели в новогодней передаче 1 января 45 лет назад. После этого актеры в одночасье стали знаменитыми. Тонкову удалось создать уникальный характер своего персонажа, над которым все смеялись до слез. Sobesednik.ru пообщался с дочерью артиста Марьяной Вадимовной и узнали, как родилась легендарная Маврикиевна, почему дуэт актеров распался и что могло расстроить ее отца.

Вадим Тонков был потомком выдающегося советского архитектора Федора Осиповича Шехтеля. Отец будущего артиста Сергей Васильевич работал в Госплане, а мама Вера Федоровна была художницей. Никто не мог подумать, что из застенчивого мальчика вырастет актер. С детства Вадим Сергеевич собирался стать юристом и о профессиональной карьере артиста не задумывался. Трудно предположить, сколько бы потеряла отечественная эстрада, если бы Тонков поступил все-таки на юридический факультет, а не пошел бы попытать свое счастье в ГИТИС.

Будущий артист с детства тянулся к сцене, несмотря на свою робость /

После окончания института Вадим Тонков попал в Московский областной театр им. А. Н. Островского. Сначала играл в массовке, потом стал получать второстепенные роли. Этим он не был доволен и все время искал, где еще себя можно реализовать. Ему помог его бывший однокурсник Борис Владимиров.

– Они с папой дружили еще со студенческих времен, – вспоминает Марьяна Вадимовна. – Все удивлялись их союзу, потому что у них были разные характеры: папа был спокойным и уравновешенным, а Владимиров был взрывным и темпераментным. В то время Борис Павлович работал в передвижном эстрадном театре «Комсомольский патруль» и переманил отца к себе. Они начали выступать дуэтом. Когда в 1963 году театр закрылся, артисты продолжали гастролировать по стране.

Во второй половине 60-х годов Тонков и Владимиров стали выступать в миниатюрах, где перевоплощались в женские образы.

Сначала они играли двух чудаковатых старушек порознь. Так продолжалось до начала 70-х годов, пока на гастролях в Челябинске Александр Ширвиндт им не сказал: «У вас может получиться хороший номер, если вы объедините своих старушек. А я покажу их в своей передаче «Терем-теремок».

Естественно, артисты воссоединились и сделали свою программу.

1 января 1971 года на экраны вышла новогодняя передача «Терем-теремок», в которой дебютировали Вадим Тонков и Борис Владимиров в ролях веселых бабушек Вероники Маврикиевны и Авдотьи Никитичны.

– Отправным моментом для создания образа Вероники Маврикиевны послужил характер тети отца Екатерины Федоровны. Она была очень забавной и, если можно так сказать, не от мира сего. Родилась до революции и так и не смогла принять новую действительность, не понимала, в какой стране живет. Не всегда воспринимала современные шутки, иногда могла что-то сказать невпопад. На нашей коммунальной кухне была домработница Варя, девушка из села. И когда Екатерина Федоровна и Варя встречались, то можно было умереть со смеху. Борис Владимиров создал собирательный образ своей старушки Авдотьи Никитичны. Это была малообразованная женщина, которая постоянно учила жизни свою подругу.

/

У артистов в день было от пяти до десяти концертов.

– Конечно, нагрузки сказывались на здоровье папы. Он сильно уставал и находил отдушину в литературном творчестве или в простом созерцании природы. Ему безумно нравилось ходить в лес за грибами. Причем он вставал в четыре часа утра, будил меня. Правда, я не очень-то хотела так рано вставать. Он мне говорил: «Ты сейчас такое увидишь, такое увидишь!» Конечно, я шла, и мы любовались утренним лесом, слушали тишину и встречали рассвет. Когда отец приходил домой, то показывал нам каждый гриб и рассказывал о нем.

Во второй половине 70-х годов концертов стало меньше. Ведь, как известно, после пика приходит спад.

– Дороги актеров стали постепенно расходиться. Папа с детства увлекался музыкой. И будучи взрослым, продолжал писать стихотворения и песни. А Бориса Павловича активно приглашали в кино.

В итоге дуэт распался в 1982 году.

Вадим Сергеевич Тонков стал работать с артистом эстрады и конферансье Гарри Гриневичем.

– Однажды папа попросил Гарри Анатольевича подыграть. Номер строился на том, что Гриневич мягко поправлял и одергивал старушку. Так они сработались и стали выступать вместе.

Борис Владимиров не мог без Вадима Тонкова продолжать свою творческую деятельность и попросился обратно в дуэт. Тот его, конечно, принял.

Дружба быстро переросла в любовь /

– Нельзя дважды войти в одну и ту же реку. Между артистами уже не было, скажем так, партнерского чувства друг друга на сцене, как раньше. И друзья расстались, на этот раз навсегда, в 1988 году. В апреле того же года Бориса Павловича не стало.

– К своей славе отец относился спокойно, – продолжает дочь актера Марьяна Вадимовна. – Куда бы он ни приезжал, везде висели афиши. Все знали, что Маврикиевна с Никитичной в городе. Однажды в Одессе произошел один не очень приятный случай. Когда у папы был день рождения, они с мамой утром пошли на рынок, чтобы купить продукты для банкета. И вдруг у него случился сердечный приступ. Потом все одесситы говорили, что Маврикиевна узнала, какие цены на рынке, и с ней случился инфаркт. Знаете, папа был жизнерадостным человеком. И даже в больнице он шутил, играл на гитаре и пел песни.

Несмотря на свою известность, у Вадима Сергеевича никогда не было звездной болезни. К нему часто обращались за помощью, и он никому не отказывал.

– То в больницу устраивал знакомых, то квартиры выбивал. Иногда у него спрашивали, нужно ли ему что-нибудь. Но он никогда для себя ничего не просил.

Как известно, за каждым успешным мужчиной стоит любовь женщины. Со своей будущей супругой Мартой Георгиевной артист познакомился еще в театральной студии, где они вместе занимались.

Именно благодаря Александру Ширвиндту на свет появился легендарный дуэт /

«Первая встреча Марты и Вадима закончилась ссорой из-за неджентльменского поступка Тонкова. В тот момент, когда девушка собиралась сесть на стул, Тонков ударом ноги выбил его, и она упала на пол под дружный хохот студийцев. С тех пор Марта затаила обиду на Тонкова. Но она длилась недолго. Спустя некоторое время Тонков нашел в себе силы извиниться и пригласил ее к себе домой на именины. С тех пор они стали дружить, а чуть позже полюбили друг друга» (из книги «Свет погасших звезд. Они ушли в этот день» Федора Раззакова. – Авт.).

– У папы с мамой (по профессии она художник-декоратор. – Авт.) была очень трогательная юношеская влюбленность и много общего. Но одной неизменной страстью стал театр. Они вместе ходили на спектакли и после них постоянно обсуждали игру актеров, спорили, но никогда не ссорились. Спустя 6 лет они поженились.

В 1951 году у Марты и Вадима Тонковых родилась дочь Марьяна.

Каждую зиму актер вставал на коньки со своими друзьями /

Со своей супругой Вадим Сергеевич прожил больше полувека, что в актерском мире случается крайне редко, так как у многих артистов амбиции зачастую затмевают личное счастье.

– В семье прежде всего должна быть любовь. Конечно, потом она переходит в привязанность. Но если нет искорки, тогда и ничего не будет. Знаете, папы нет уже 14 лет, а мама до сих пор его любит.

Актер практически никогда не занимался домашними делами.

– Папа мог пожарить яичницу. И это был по-настоящему геройский поступок. Лучше всего он заваривал невероятно вкусный чай и варил кофе. Когда у него появилась дача, то он с удовольствием возился на ней, даже хотел сделать теплицу. Но ему это не очень удалось.

Вадим Сергеевич был полностью погружен в творчество, и обычные походы по магазинам ему доставляли неудобства.

– Папа считал, что ему легче отыграть концерт, чем сходить что-то примерить и решиться на покупку. Он всегда испытывал чувство неловкости, когда рядом с ним суетились. Обычно ему помогала одеваться мама или Борис Владимиров. Он практически все покупал в двойном комплекте, только разных размеров. Помню, как папе подарили итальянскую бабочку в белый горошек. И он стал одним из первых, кто на эстраду вышел именно в бабочке.

Вадим Сергеевич дружил с Борисом Павловичем со студенческой скамьи /

Вадим Сергеевич всегда уважал труд и мнение каждого и никогда никого не учил жизни.

– Он был очень порядочным и добрым человеком. Никому не позволял унижать кого-либо и заступался за любого. И его очень любили.

Несмотря на то, что артист был эмоциональным, он никогда не повышал голос на своих родных.

– Однажды он все-таки поругал меня. Папа очень любил футбол и дружил с известным футболистом Львом Яшиным, который достал билеты на матч. Тогда я была маленькая и раскапризничалась: мол, мне это неинтересно, не пойду. И он мне сказал: «Давай раз и навсегда договоримся. Я твой отец, а ты моя дочка. Вот с этой позиции мы и будем с тобой общаться».

Семья для Вадима Сергеевича всегда была на первом месте. Он стремился окружить себя «домашними».

– Если в свой день рождения папа был на гастролях, то мама обязательно прилетала к нему. Когда он оставался в Москве, то мы устраивали торжество на даче. У нас собирались родственники, друзья. Праздник начинали с поздравлений. Все постоянно перебивали друг друга. Поэтому папа называл нас маленькой итальянской семьей (смеется). Когда он хотел что-то сказать, его останавливали, потому что каждый рвался поведать свою историю. И тогда папа тихо и спокойно говорил: «Никогда не буду популярен в своей семье». И сразу все почему-то замолкали. У него не так уж и много было дней рождения, как хотелось бы. Могло бы быть и больше.

Жена до последних дней была рядом с актером /

Вадим Сергеевич до последних дней отдавал себя работе. Он очень переживал, когда в передачах урезали его номера.

– Это очень задевало папу. В своих миниатюрах делал одно, а по телевизору показывали другое. Вообще, ему было тяжело смотреть свои выступления. Отец был постоянно недоволен, так как ему казалось, что можно было бы сделать лучше.

В 1990 году Тонков и Гриневич последний раз вышли на сцену. Через год распался СССР, и жанр миниатюр оказался невостребованным, поэтому Тонков занялся литературной деятельностью. В 1997 году он выпустил книгу «Маврикиевна – моя маска». В конце 90-х Вадим Сергеевич попытался вернуться на сцену, но безуспешно. В то время свою популярность набирала так называемая попса.

– Папа дорожил каждым концертом, тщательно готовился. У него всегда были начищены до блеска ботинки, накрахмалена рубашка и отглажен костюм. Когда он увидел, что на сцену стали выходить в майке, как удобно, то был в недоумении.

Вадим Сергеевич очень трепетно относился к жизни, и его от рождения слабое сердце тяжело переносило невзгоды.

– Папа часто жаловался на неважное самочувствие. Тогда мама купила ему собаку, чтобы он с ней как можно чаще выходил гулять. Ее назвали Луша. Она все время нас оберегала. Когда она умерла, то для всей семьи была большая трагедия.

27 января 2001 года сердце Вадима Сергеевича остановилось.

– В тот день папа чувствовал себя неплохо, помогал разбирать новогоднюю ёлку. Когда мы все вместе сели за стол, то увидели, что папе нехорошо. Уговаривали его сделать шунтирование (создание дополнительного пути в обход пораженного участка какого-либо сосуда. – Авт.). Но он очень боялся. Мы его убедили, что операцию будет делать один из лучших хирургов. Папа согласился в понедельник поехать на осмотр. В тот день я ушла от родителей в восемь часов вечера. Помню, как отец сжал свой кулачок и сказал: «Запомни: бороться, искать, найти и не сдаваться» (девиз из романа В. Каверина «Два капитана». – Авт.). Это была его последняя фраза. В десять часов позвонила мама и сказала, что его не стало.

Похоронили знаменитого артиста в фамильном склепе Шехтелей на Ваганьковском кладбище.

После своего ухода Вадим Сергеевич часто снился своей супруге и дочери.

– Бывает такое ощущение, что папа где-то рядом. Мы раньше боялись увидеть его во сне, не знали, как это будет. Оказывается, ничего страшного в этом нет. Просыпаешься с приятным чувством.

Фото в статье: PhotoXpress, семейный архив Марьяны Тонковой, Global Look Press

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания