Новости дня

17 декабря, воскресенье



















16 декабря, суббота












15 декабря, пятница














Евгений Колесов: "Русское телевидение" обеспечит вам китайский обезьянник


Евгений Колесов с сыном Гордеем, который победил на шоу талантов в Китае // предоставлено Optim Consult

Sobesednik.ru побеседовал с бизнесменом, отцом вундеркинда, телеведущим, а теперь и кандидатом в Думу Евгением Колесовым.

Год назад шестилетний россиянин Гордей Колесов, владеющий 5 языками и знающий 555 китайских идиом, победил в шоу талантов на китайском телевидении и стал звездой. Теперь «минута славы», но уже на нашем ТВ, настала для его отца — бизнесмена Евгения Колесова.

На Первом канале Евгений ведет цикл фильмов «Открытие Китая», в которой весело и непринужденно рассказывает о Поднебесной. Но планы у него куда более далеко идущие — Колесов будет участвовать в будущих думских выборах по спискам «Родины». Он не сомневается, что партия пройдет в парламент и даже заменит со временем «Единую Россию».

— Евгений, ваша телекарьера началась с видеоблога. А зачем вы его заводили изначально? И во что он трансформировался со временем?

— Не нужно говорить о телекарьере. Наверное, есть такие люди, которые всю жизнь мечтают попасть на Первый канал или вообще на телевидение. И вот для них ТВ — это карьера. У меня таких мечтаний и целей никогда не было. Да, мою программу показывают на Первом канале, сейчас приходит много предложений вести разные проекты и делать разные программы. Говорят, я хорошо держусь в кадре, естественно, отмечают юмор.

Как полтора года назад, при запуске видеоблога на ютубе, когда я делал видеозарисовки о Китае, так и сейчас, когда делаю по сути то же самое, но в рамках Первого канала, я показываю то, что мне интересно, то, что я хорошо знаю. Изначально я делал ролики, скажем так, для себя и был в них сам собой. Эта манера, судя по всему, зрителю нравится, вот продюсеры Первого канала и обратили на меня внимание.

— История вашего попадания на ТВ схожа с историей владимирского ОМОНовца Владимира Виноградова, который сначала в интернете опубликовал свой рассказ о том, как ездил воевать в Чечню, а потом получил предложение от телевидения. Но Виноградов высказывал и неполиткорректные замечания, а вы все-таки придерживаетесь образа вежливого туриста. Например, об экспансии Китая на Дальнем Востоке у вас ни слова. Не критиковать соседей — согласованная с руководством «Первого» позиция?

— Вы меня простите, но написать два непонятных слова без конкретных цифр, подтвержденных фактов — это ничто. Если у Вас есть факты — дайте мне их, я прокомментирую. Наводить на людей панику не надо.

Первый канал вообще никаких условий по выпускам не ставил. Я полагаю, это не потому, что у них нет цензуры, а потому что я адекватный человек. Меня не интересует негатив, меня не интересует Тибет и Синьцзян [регионы Китая с сепаратистскими тенденциями — прим. ред.], меня не интересует уровень преступности в центральных провинциях Китая. Я не хочу показывать грязь. Лично меня от неё тошнит. Я сам являюсь фильтром «позитив/негатив». Программа выходит по воскресеньям, и я не хочу выливать на людей в 12 часов ушат помоев.

В то же время я не расхваливаю Китай — я показываю, какой он есть, показываю его успехи, то, чего можно достичь, если не перемывать кости политикам, не искать во всем грязь, а планомерно работать, развивать свою страну. Через призму Китая я показываю, к чему мы должны идти и к чему должны стремиться. Я почти 20 лет прожил в Китае и уверен, что по духу и по мощи наша страна сильнее Китая. Нам сильно мешает коррупция, за которую в Китае расстреливают, а у нас можно пройти вскользь свидетелем и получить другое хлебное местечко. Многие говорят о «китайском чуде» и повторении для России китайского пути. Нам не нужен китайский путь, у нас свой путь.

Гордей стал настоящей звездой в Китае / предоставлено Optim Consult

— Как бизнесмен и теперь уже почти политик, ответьте на вопрос: кто сейчас получает выгоду от российско-китайской дружбы? И как сделать так, чтобы выгоды для России было все-таки больше?

— Китайцы получают выгоду. А как сделать — научиться разговаривать с китайцами на их «языке» и не позволять им, чтобы они ждали подходящего момента, чтобы «воспользоваться» дружбой и получать огромную выгоду в том или ином вопросе.

— Какую страну вы лично для себя считаете более комфортной для жизни и работы — Россию или Китай?

— Россию.

— Скажите, а на китайском телевидении есть программа «Открытие России» или что-то подобное вашему проекту?

— Нет. Но китайцы рассматривают Россию под лупой, потому что они понимают стратегическое значение нашей страны. В корпунктах их информагентсв на территории России работают сотни человек, после развала Советского Союза у них было открыто три НИИ по исследованию вопроса распада СССР. У них есть в том числе СМИ на русском языке, которые сейчас неплохо развиваются.

Вот вы задавали вопрос про китайскую экспансию, а у вас даже цифр конкретных нет, я в этом уверен. Люди разводят панику на пустом месте, даже не понимая, как оно на самом деле. А надо изучать и знать реальную картину, а не демагогией заниматься.

— Какой была ваша первая мысль, реакция, когда вам позвонили с Первого канала? Не подумали, что это чей-то розыгрыш?

— Конечно, я был удивлен звонком. Но люди себя назвали, я всё проверил, и стало понятно, что всё серьезно.

— Как вы себе представляли разговор с Константином Эрнстом, когда летели на встречу к нему в Москву?

— Перед встречей я не пытаюсь представить, как будет разворачиваться беседа и каким будет мой собеседник. У меня много дел — например, когда летел на встречу, я составлял учебный план занятий на следующее полугодие для своих детей (у Евгения их четверо. — Авт.).

Эрнст вышел в приёмную меня встретить, представился, пригласил в кабинет с продюсерами. Он сказал, что репортажи, которые мы делаем, своеобразные, на телевидении такого не было, но это зажигательно, интересно, и он ничего не хочет менять. Так и сказал, что хочет попробовать этот формат на Первом. Мне он показался человеком творческим, интересным. Он живо интересовался моей работой в Китае, моими детьми, до него дошла информация, что Гордей вундеркинд — он прямо так и сказал. Он спрашивал про достижения Гордея. И затем, прочувствовав эту тему, мгновенное выдал предложение: «Возьмите Гордея в соведущие, это будет вашей фишкой».

— Раньше вы снимали репортажи для себя, а теперь у вас есть обязательства. Вы стали меньше времени уделять основной работе?

— А что вы имеете в виду под основной работой? Я учредитель компании Optim Consult, которая занимается поставками товаров и оборудования из Китая в Россию и страны СНГ, есть ещё с десяток компаний, которые я создал. Я наладил работу, и сейчас бизнес не требует моего участия. Сейчас я пишу книги — есть конкретные предложения от издательств. Занимаюсь детьми, уделяя этому очень много времени. Программы для «Первого» делаю в свое удовольствие. Надо мной никто не стоит. Мне так и сказали: снимай что хочешь, с твоей подачей всё интересно. Я этим не злоупотребляю, адекватные люди вызывают доверие.

«Гордей очень воспитанный ребенок, поэтому он никогда не отказывается от того, что предлагает папа» / предоставлено Optim Consult

— Став ведущим «Первого», заметили в себе перемены? Непосредственность, легкость в вашей манере остались. А внутри не зародился внутренний цензор? Все-таки Первый канал предполагает некую серьезность, степенность.

— Константин Львович [Эрнст] сказал, что не надо меняться, что нужно сохранить самобытность: как вы чувствуете, так и снимайте. Поэтому я остался прежним.

— Что вы думаете о российском телевидении? Что нравится, а чего не принимаете ни под каким соусом?

— Мне не нравится кровь, грязь, негатив. Одним словом, все, что деморализует человека, лишает его сил. Я не говорю о том, что нужно создавать романтическое телевидение, но оно должно быть жизнеутверждающим. Человек не должен пускать в своё энергетическое поле негатив. Те, кому нравятся скабрезности и грязь, сами наполняют негативом свою жизнь. Хотя люди об этом не задумываются. Живут одним днём.

— Подкупающая простота, с которой вы передвигаетесь по Китаю, общаетесь с людьми, проникаете, например, в кабину машиниста скоростного поезда, — она видимая? Или китайцы действительно настолько открыты? Там нет такой бюрократии, как в России? Или словосочетание «русское телевидение» действует волшебным образом?

— «Русское телевидение» может легко обеспечить вам 72 часа в китайском обезьяннике. Это во-первых. А во-вторых, Китай очень закрытая страна, и человек с камерой вызывает пристальное внимание, в том числе и со стороны китайских правоохранительных органов. Ну а в-третьих, «подкупающая проста» — это опыт 20 лет жизни в Китае. Я не просто знаю китайский, я чувствую Китай и китайцев. Я научился понимать их без слов.

— А куда вас пока не пускают?

— На атомные электростанции, в пусковые шахты ядерных ракет, на встречу с [председателем КНР] Си Цзиньпином. На завод по производству истребителей тоже, в общем-то, не пускают.

— Ваш сын Гордей так занят учебой, увлечениями, что загружен, кажется, едва ли не больше вас. Вы его на выходных берете на съемки? Он только за любое приключение или маленькая звезда иногда отказывается?

— Гордей очень воспитанный ребенок, поэтому он никогда не отказывается от того, что предлагает папа, потому что папа, так же как и мама, ничего плохого не предложит. У нас нет в семье понятия «выходные». Когда есть настроение или необходимость поменять род деятельности, мы мгновенно переходим с одного на другое. Все занятия проходят у нас на дому. Поэтому если необходимо отменить одно занятие или день-два занятий, это дело нескольких смс. Съемки для Гордея — это тоже процесс обучения, это тренировка памяти, приобретение навыков ораторского искусства.

— Судя по последним новостям, вы приняли решение войти в список партии «Родина». Зачем вам политика?

— Чтобы сделать Россию лучше и сильнее. Неправильно не использовать мой опыт 20 лет жизни и работы в Китае. Нам сейчас говорят, что Китай — наш главный партнёр. Скажем так: «один из». В Китае много денег, много компаний, которые хотят работать в России, мы можем предлагать им условия, которые будут интересны Китаю, но будут — самое главное — выгодными для России. Пусть работают не исподтишка, давая какому-то мелкому чиновнику взятку, а хорошо работают: создают СП [совместные предприятия], давая тысячи рабочих мест, платят налоги, развивают тем самым регионы.

«Съемки для Гордея — это тоже процесс обучения» / предоставлено Optim Consult

В 2006 году я был на форуме в Шанхае, туда приезжал [Александр] Жуков и говорил: давайте создавать продукцию с добавленной стоимостью. Именно так и сказал. Сейчас на дворе 2016 год — что изменилось? Как было, так и осталось. Жуков не последний человек в государстве [прим. ред.: первый вице-спикер Госдумы; в 2006 году — вице-премьер РФ], говорил перед взрослыми бизнесменами, которых было человек 300, а всем по боку его слова. Я правда не понимаю, зачем нам тащить лес в Китай, когда мы можем построить мебельную фабрику и продавать готовую продукцию. Это же очень просто. И это только один пример.

— Говорят, «Родина» рассчитывает на тех, кто поддерживает Путина, но не хочет голосовать за «Единую Россию». Как по-вашему, «Родина» может занять место скомпрометированного «ЕдРа»?

— Да. Начнем с того, что у «Единой России» очень высокий антирейтинг. «Родина» — это спецназ Путина. Мне импонирует та здоровая программа, которую предлагает партия. Лично я хотел бы поддержать своим трудом, своей работой, и сделать это на платформе партии «Родина». Я встречался с Алексеем Журавлёвым, председателем партии — адекватный грамотный политик. Реалист, он не подбирает слова, он говорит по делу, и его слова бьют точно в мозг. Я встречался с другими активистами партии — команда подбирается действительно сильная. На пресс-завтраке с журналистами я сказал, что партия пройдет в Думу. Я в этом уверен. Запомните эти мои слова — в двадцатых числах сентября мы сможем ещё раз с Вами побеседовать.

Также скажу: негатив, который происходит в нашей экономике, нельзя ставить в вину лидеру нашей страны. Наоборот, в этот момент президент нуждается в поддержке, в честной работе каждого на благо страны. Я прошу правильно понять мои слова: в них нет популизма, я не пытаюсь красоваться и набивать себе цену. Я честно говорю то, что чувствую. Место в Госдуме займет тот, кто предложит четкую программу, кто будет активно работать на благо страны, кто будет готов бороться с коррупцией.

— Если вы собираетесь вернуться в Россию, то планируете сделать это вместе с семьей? Или жена с детьми останутся в Китае?

— Вы, наверное, что-то путаете. Я россиянин, моя Родина — Россия. Как я могу вернуться в Россию и оставить семью в Китае? Вам не кажется это абсурдом?

— Вам как потенциальному депутату Госдумы, вероятно, придется участвовать в политических ток-шоу, походящих больше на балаган, чем на разговор. Готовы к этому или будете отказываться?

— Мне не нравится слово «шоу». Развлекательная программа — вот шоу. А дебаты — это серьезное мероприятие. Мы сначала приходим на дебаты, которые называем шоу, а потом удивляемся, что в стране разруха. Вот когда мы начнем дебаты называть дебатами, тогда у нас и наступит конструктивная работа и порядок в стране. Лично я не люблю участвовать в подобных мероприятиях, мне болтовня не нравится. Не надо никому ничего доказывать в телевизионном эфире, надо взять и сделать, чтобы люди сказали: этот дядька — молодец. А на дебатах, из которых вы сделали шоу, выигрывает тот, кто громче кричит и у кого слюни дальше летят. Как говорится, самое главное — то, что не сказано. И ещё один момент: знающий молчит, не знающий говорит.

— Китайская мудрость?

— Да.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания