Новости дня

18 декабря, понедельник









































17 декабря, воскресенье




Режиссер о Ди Каприо и "Оскаре": Вот бы "идолище поганое" освещало твой дом!


Ди Каприо и Иньярриту // Aaron Poole / Global Look Press

Главные итоги престижнейшей кинопремии «Оскар» Sobesednik.ru подвёл с популярным режиссёром Александром Коттом.

Ранее Sobesednik.ru писал, что Леонардо Ди Каприо, сыгравший в картине Алехандро Гонсалеса Иньярриту «Выживший» и выстоявший в схватке с медведем, впервые за свою многолетнюю карьеру получил золотую статуэтку. «Я благодарю свою семью», — сказал актёр во время награждения, после чего призвал защищать дикую природу.

В Лос-Анджелесе прошла 88-я церемония вручения премии «Оскар». Лучшей актрисой признали Бри Олсон за роль в картине «Комната». В номинации «Лучший фильм» победила картина «В центре внимания» Тома Маккарти. Лучшим режиссёром второй год подряд объявили мексиканца Иньярриту.

Итоги «Оскара» Sobesednik.ru обсудил с членом Союза кинематографистов РФ, режиссёром Александром Коттом, снявшим такие фильмы, как, например, «Брестская крепость» и «Ёлки».

— Главная интрига, разумеется, была связана с Ди Каприо. Заслуженная ли победа?

— Никакой интриги уже не было. Все так этого ждали. Конечно, заслуженная. И хорошо, что это не за вклад в киноискусство, а за конкретный фильм.

— На решение жюри повлияла вся эта шумиха вокруг него?

— Я думаю, что из всех претендентов у него была самая лучшая роль, хотя не мне судить. Он столько раз не получал, хотя все каждый раз думали «ну вот теперь, ну вот теперь». Это не связано с шумихой.

— А почему вы сказали, что не вам судить?

— Там же куча людей. Я считаю, что это не его лучший фильм, не его лучшая роль, хотя она отличная, смотришь на неё с удовольствием. Но в какой-то момент смотришь не на героя, а на Ди Каприо. Мне кажется, лучше всего он сыграл в «Авиаторе», да и в ранних фильмах тоже.

— Думаете, не раскрылся в этой роли?

— Нем, он нормально раскрылся, просто у каждого свои вкусы: мне эта роль нравится меньше, чем в том же «Титанике», как это ни прискорбно. Но это на мой вкус — а то ещё палками закидают... Два часа героических мучений — это круто.

Александр Котт / Global Look Press

— Иньярриту, снявшего «Выжившего», признали лучшим режиссёром года, причём второй раз подряд. Согласны с мнением жюри?

— Да, потому что сделать кино, в котором в течение почти трёх часов существует один артист, — это круто. Кроме того, это ещё раз говорит о беспристрастности жюри, потому что он получает второй раз. Я думаю, что из тех, кто попал в номинацию, он заслуживает больше всех.

— А какой вам фильм понравился больше — «Выживший» или «Бёрдмэн»?

— «Бёрдмэн».

— Почему? Не такой скучный и затянутый?

— Дело не в скуке, а в том, что там есть и решение, и личная драма. «Выживший» — это сказка, а там такая понятная реальность.

— Сказка? Он же основан на реальных событиях.

— Всё равно это некая мифологема, а «Бёрдмэн» — при том, что там тоже есть много чего [сказочного] — это история про всех нас, про наши упущенные возможности, огонь, воду, медные трубы, про то, что мы высоко взлетаем и больно падаем. Меня «Бёрдмэн» зацепил больше.

— Некоторым в «Выжившем» не понравилась вот эта мораль, что ли, — что он выжил, чтобы отомстить.

— Я просто смотрел красивое кино, красивые картинки, и каждый раз думал: «Ну а что дальше, а что дальше?» Я не оценивал фильм с точки зрения мотивации героя.

— В номинации «Лучший фильм» победила картина Тома Маккарти «В центре внимания» о журналистском расследовании. Как она вам?

— Я, к сожалению, ещё не видел. Но теперь посмотрю.

— Шесть статуэток получил фильм «Безумный Макс: Дорога Ярости». А что вы об этом фильме скажете?

— Это безумное кино, безумно сделано. Я, честно говоря, даже думал, что «Безумный Макс» получит «Лучший фильм».

— Он лучше «Выжившего»?

— Я не могу так сравнивать, он просто другой. Если есть кино-зрелище, то это оно. Это кино-аттракцион, ради которого зритель ходил, когда кино только было изобретено.

— У этого фильма большая история. Некоторые вспоминают первый фильм про Макса.

— Не все смотрели первого «Макса». Ясно, что есть некая аудитория [поклонники «Безумного Макса»], но не все «Терминаторы» хорошие... Это крутое кино само по себе. Крутое в том, что непонятно про что оно. История простая — на двух пальцах, — но она тебя держит.

— А видели мультик «Головоломка», который стал лучшим анимационным фильмом?

— Да, видел, очень хороший, мне очень понравился.

— Умный мультик, да ведь?

— Да. И странная история — что он и для детей, и для взрослых, но при этом каждый зритель находит для себя свою головоломку.

— Вы хотели бы ещё какие-то фильмы или каких-то актёров отметить?

— Мне понравился «Шпионский мост». Слава богу, Марк Райлэнс получил приз за роль второго плана. Очень хорошая работа. Хотя я болел за Сталлоне [боролся с Райлэнсом за номинацию «Лучший актёр второго плана»]. Просто за Сталлоне.

[Прим. ред.: актер сыграл в фильме про чернокожего боксёра «Крид: Наследие Рокки».]

— Почему вы за него болели?

— Это моё детство. «Рокки», «Рембо» и иже с ними.

— Как расистский скандал повлиял на «Оскар»? Омрачил его или, может быть, внёс какую-то изюминку?

— Это очень странно: это было просто стечение обстоятельств, я не вижу там никакой расистской подоплёки. Просто не оказалось ни одного чернокожего актёра. А теперь их будут специально искать. Яркий пример тому, [что нет расистской подоплёки], — это Иньяритту, который два раза подряд получал «Оскар». Значит, есть некая объективность. Ясно, что в следующем году афроамериканец будет, и не один. Но я уверен, что никакой расистской подоплёки там нет: там же решают не два человека, а среди академиков есть очень уважаемые афроамериканцы. Это всё просто повод для скандала.

— Вы несколько раз назвали жюри беспристрастным, объективным, но при этом говорите, что они будут искать чернокожих актёров. Значит...

— Не знаю, но у меня прогноз такой, что на следующий год афроамериканец обязательно появится благодаря скандалу. Ну или, может быть, объективно будут лучшие актёры, лучшие режиссёры [среди афроамериканцев].

— В связи с этим скандалом встал вопрос о том, что Американской киноакадемии пора меняться. У вас есть какие-то соображения на этот счёт — как меняться?

— Вообще нет, это другая планета. Я не знаю, как и что там устроено, я смотрю только на результаты.

— Для вас как режиссёра «Оскар» — это что?

— Олимпийские игры. К счастью, «Оскар» не политизирован. «Оскар» — это то, о чём мечтает каждый режиссёр. За этой чертой — после получения «Оскара» — у тебя жизнь удалась как у профессионала. Но выбрать один фильм на иностранном языке из ста фильмов, выходящих во всём мире... Лучше об этом даже не думать. Это сводит с ума. Представляю человека, который заточен на это. «Ага, — думает он, — в этом году они выбрали этот фильм, значит, им нравится такое, буду снимать так же...» Это безумие!

К тому же у нас есть собственный оскаровский комитет — ещё надо пройти это горнило. Короче, я очень расслаблено на это смотрю. Как сказал Александр Петров, получивший «Оскар» за анимационный фильм «Старик и море», — вот оно, идолище поганое. Я это запомнил, и мне это близко. Но очень хочется, конечно, чтоб это идолище освещало твой дом.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания