Новости дня

21 января, воскресенье

















20 января, суббота













19 января, пятница















Леонид Якубович: Чуть не убил Стриженова, Инина и гримеров

«Собеседник» №15-2015

Александр Стриженов и Леонид Якубович // Борис Кремер

Популярный телеведущий признался «Собеседнику», каких мук стоили ему съемки в новой картине «Дедушка моей мечты».

[:rsame:]

Только что отметивший 80-летие Сергей Юрский, готовящийся к 70-летию Леонид Якубович, Наталья Крачковская, Александр Стриженов, Юрий Беляев, Евгений Дога, внук Шолохова, сын Симонова – на фестивале «Литература и кино» в Гатчине, где соревнуются экранизации книг, компания собралась неплохая.

Ласковый и нежный Дога

Райцентр Ленинградской области должен был бы уже пресытиться фестивалем, который тут проходит в 21-й раз. Ан нет. «Да ты что, «Литература и кино» идет, знаменитости приехали!» – первое, что я услышал на местном вещевом рынке – разговор женщин, торгующих джинсами и свитерами.

Учителя организованно приводят на просмотры старшеклассников, хотя конкурсные фильмы порой не детские: в ленте Михаила Угарова «Братья Ч» появляются молодые обнаженные парни – братья Чеховы. А сильный фильм молодого режиссера Ивана Твердовского «Класс коррекции» в чем-то сродни «Школе» Валерии Гай Германики – учителя и директор там представлены не в лучшем свете, да и жестокость подростков по отношению к девочке-колясочнице порой зашкаливает. Через полдня после сеанса на другом конце города вдруг слышу разговор двух девочек: «Нет, ну как директриса могла заставить ее вставать с коляски?» Обсуждают. Вот уж действительно: город живет фестивалем.

Поутру запросто можно поймать на улице или в парке близ шикарного гатчинского дворца композитора Евгения Догу, который вошел в жюри. Дога, как всегда, ласковый и нежный и совсем не зверь. Тысячный, наверное, комплимент его вальсу, который бесконечно играют в переходах московского метро, парирует со свойственной ему скромностью и даже с каким-то пренебрежением к себе:

– Наверное, играть больше нечего…

[:same:]

Сергей Юрский появился на публике, пожалуй, впервые с момента, как отметил 80-летие. Юрскому вручали спецприз от губернатора. Правда, на сцену статуэтку вынести забыли и вручили только цветы.

– Если исчезнет или сократится до минимума чтение книг, то и театр запоют и затанцуют, – сказал мэтр в своей «тронной речи». – Господа, читайте! Не дайте этому пропасть! Не поддавайтесь этому натиску кратких сообщений интернета и «Википедии»! И тогда цвести этот союз литературы и кино будет не только в Год литературы.

Вторая жена Владимира Высоцкого Людмила Абрамова приехала показать документальный фильм «Мой Гамлет» – о разных Гамлетах и, конечно, о Гамлете – Высоцком на Таганке. О трудностях, о том, как Любимов протаскивал спектакль через чиновников. История «Гамлета» в России – это и история цензуры тоже, и после показа Абрамова заверила «Собеседник», что «только народ должен голосовать за спектакль или против – ногами и деньгами».

Якубович нашей мечты

Фильмом открытия решили сделать «Дедушку моей мечты», снятого Александром Стриженовым по книге Леонида Якубовича, и с ним же, загримированным до неузнаваемости, в главной роли. Фильм пока мало кто видел, поэтому зал ломился. В том числе и на живого ведущего «Поля чудес» посмотреть конечно же.

– Боже, какой он худенький стал! – причитала в фойе кинотеатра «Победа» сердобольная гатчинская тетушка.

Александр Стриженов и Леонид Якубович / Борис Кремер

Леонид Аркадьевич, подтянутый и загоревший, приехал в Гатчину, как выяснилось, чуть ли не прямиком из… пустыни, где бродил по библейским местам (20 км в день «по козьим тропам, камням и скалам») с отрешенными от мирской суеты некими «очень значимыми» российскими бизнесменами. Имен так и не назвал, но сказал, что «был там белой вороной, поскольку никакого отношения к такому большому бизнесу не имею».

Поездку по израильской пустыне Арава Якубович пока «не осознал», а вот с фильмом по своей дебютной книге и с первой своей большой ролью в кино уже свыкся. Подхожу:

[:rsame:]

– Леонид Аркадьевич, какая у вас была реакция, когда вы увидели экранизацию?

– Ненавижу!!!

– ?!

– Я пришел сначала к Аркадию Яковлевичу Инину, с которым мы знакомы лет сто. Из всей груды того, что мной было написано в книге, он выбрал эту повесть и сказал, что из нее можно сделать кино. Сначала мы составили поэпизодный план. Потом я его чуть не убил, потому что я ему бесконечно таскал варианты, а он их выкидывал. Я опять таскал, а он опять выкидывал. Но я все равно таскал. Так родился окончательный вариант, который взял Стриженов, и это был второй человек, которого я чуть не убил, потому что все написанное мной уже под патронатом Инина он стал вычеркивать и орал, что это литературщина и все это можно передать взглядом. А третьи люди, которых я чуть не убил, это гримеры.

Грим Якубовичу делали каждый день по три часа, в итоге он получился похожим скорее на ставшего бомжом Депардье, чем на себя. Фильм получился очень странным, полусказочным, при этом совершенно непонятным, с кучей нестыковок вплоть до полнейшей потери логики и смысла. А главное – абсолютно не фестивальным, насквозь продюсерским, его «держит» только фамилия Якубовича. При этом массовый зритель на картину вполне может пойти именно по этой причине (в прокате будет с 30 июля). Однако из всего того, что было показано в Гатчине, лучше бы посмотреть «Клетку» Эллы Архангельской по «Кроткой» Достоевского, «Класс коррекции» и «Еще один год» Оксаны Бычковой по пьесе Александра Володина.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания