Новости дня

23 января, вторник












22 января, понедельник






























21 января, воскресенье



Смешные и страшные в Голливуде. Как в США смотрели "Оскар"

Собеседник №7-2015

А нашему Звягинцеву не дали ничего... // Global Look Press

Спецкор «Собеседника» посмотрела церемонию вручения премии «Оскар-2015» в США в кругу здешних киноведов.

[:rsame:]

У них всегда всё серьезно: собираются большой компанией, делают ставки и заключают пари. Хотя нынешняя церемония, по подсчетам, собрала рекордно малое количество зрителей – аж на 16 процентов меньше, чем в прошлом году. Но россиянам-то ее вообще целиком не показали, приходилось довольствоваться текстовой трансляцией. А попасть в сам зал нереально и для журналистской элиты.

Гости начали собираться с семи часов вечера – с продуктами и прогнозами. По телевизору уже показывали красную дорожку – зрелище, в общем, довольно скучное, а значит, можно пока что налить и выпить. Для этого в подвале дома накрыт бильярдный стол. Обстоятельный кинокритик Энди раздает нам списки фильмов, где мы должны отметить вероятных победителей в каждой номинации. Меня, конечно, волнует больше всего одна – лучший иностранный фильм.

На этого железного человека в Голливуде многие молятся / Global Look Press

– «Левиафан» – прекрасное кино! – говорит Майкл, ставя напротив него жирную галку. Майкл в свободное от работы время организует любительский киноклуб в каком-то крошечном городке по соседству.

– Майкл, – возражаю я, – это не очень хорошее кино, оно пафосное и недостоверное, с картонными персонажами и набором банальностей в диалогах...

– Нет! – радостно восклицает Майкл. – Ты не понимаешь. Это смешное, очень смешное кино! Ты видела, как они пьют? Это же ужасно смешно – весь мир думает, что в России все пьют, и вот ваш режиссер показывает нам, что было бы, если бы там действительно все пили!

Эта мысль настолько меня поражает, что я забываю отметиться на своих листочках. По счастью, в этот момент у телевизора начинается оживление, так что отвечать мне не приходится. Но тревога оказывается ложной – это не начало награждения, а всего лишь появление на экране Дженнифер Лопес с невероятным декольте.

У Джулианны Мур "Оскар" за лучшую женскую роль / Global Look Press

– Интересно, – оборачивается к нам Боря (он не киновед и не кинолюб, поэтому к нему все прислушиваются), – сколько весят все бюстгальтеры «Оскара-2015»?

– Сделаем ставки? – Энди с готовностью достает стопку чистых листов.

Только на сиськи еще ставить не хватало... Иду курить на задний дворик. Там уже стоит Наташа – она русская, но родилась уже в Америке.

– Я думаю, что «Левиафан» не победьит, – с сильным акцентом говорит она. – В ньём слишком приукрашена российская действительность.

У меня, честно скажу, аж сигарета выпала.

– Наташ, – говорю, – может, ты хотела сказать, наоборот, очернена?

Эдди Редмэйн получил "Оскара" за лучшую мужскую роль в фильме "Теория всего" / Global Look Press

– Ньет. Понимаешь, если бы на самом деле такая ситуация – их бы всех перестрельяли сразу – да-да, прьямо на бьерегу! И никто бы не нашел.

– Кого – их?

– Всех! И мальчика, и жену, и друзей, и адвоката...

Да, сегодня у меня день потрясений.

– Ну что, я не права? – возмущается Наташа. – Вы думаете, мы нье знаем, что у вас творится?

Господи, да что ж такое-то? Умные ведь люди, что же они о нас думают! Тут уже и Крым как-то блекнет...

Дженнифер Лопес появилась на церемонии с невероятным декольте / Global Look Press

Возвращаюсь к телевизору как раз вовремя: приз за лучшую мужскую роль второго плана получает Джонатан Симмонс за роль злобного дирижера в фильме «Одержимость», и женская часть компании восхищенно вздыхает.

Дальше сразу два «Оскара» подряд получает «Отель «Гранд Будапешт» – за лучшие костюмы и за лучший грим... И наконец Николь Кидман и Чиветель Эджиофор – прекрасно, кстати, смотрятся рядом – объявляют лучший фильм на иностранном языке. Среди претендентов, кроме «Левиафана»: польский фильм про холокост «Ида», аргентинская бодрая комедия «Дикие истории», мавританская драма «Тимбукту», эстонско-грузинские «Мандарины» – впрочем, у последних нет никаких шансов, и все гости здесь единодушны: проблемы, которые там подняты, слишком уж далеки от Американской киноакадемии.

«Ида»! Объявляется «Ида».

– Бедный Звягинцев, – говорит Боря, – такому фильму проиграть!

И в эту же секунду помещение по ужасному совпадению заполняет удушливый запах фекалий.

– Вам не кажется, что пахнет говном? – спрашивает хозяин дома Саша.

И в первую секунду все смотрят на экран, где растерянный Павликовский принимает статуэтку.

– Да это Альберт! – догадывается кто-то.

Альберт, английский бульдог хозяев, то ли перенервничал, то ли выразил таким образом свое отношение к происходящему – словом, прямо перед бильярдным столом оконфузился так мощно, что курить на задний дворик побежали уже все. Надышавшись, Боря принялся бушевать.

Бенедикт Камбербэтч пришел на "Оскар" вместе со своей женой Софи Хантер, они обручились 14 февраля / Global Look Press

– Ну что это за фильм – «Ида»? Полная же ерунда. Ну, молодец, все сделала – и в монастырь! Если бы она хоть триппер поймала, уже было бы кино!

– Ты не прав, – возражает деликатная Таня. – Она разочаровалась в мирских удовольствиях.

– Конечно, разочаровалась. Она же всего по разу попробовала. А с первого раза ни секс, ни алкоголь, ни курение никакого кайфа не дают.

– Я огорчен, – говорит Майкл. – «Левиафан» лучше.

Тут я вынуждена с ним согласиться: «Левиафан» действительно лучше. Но почему-то за Звягинцева я не переживаю: он же всегда сможет сказать, что решение было продиктовано политическими причинами. Самое ужасное, что в этом есть доля правды. Хотя нет: самым ужасным было бы, если бы жюри по политическим причинам дало все же приз картине Звягинцева...

Тем временем вручают призы за лучший звук и лучший монтаж звука, короткометражки и мультфильмы.

Эдди Редмэйн и Джулианна Мур получают призы за лучшие мужскую и женскую роли: Редмэйн – за фильм о Стивене Хокинге, Мур – за картину о женщине с болезнью Альцгеймера.

Ведущий 87-й церемонии премии вручения "Оскар" - Нейл Патрик Харрис / Global Look Press

– У здоровых сегодня шансов нет, – мрачно говорит Майкл, хотя признает, что актеры заслужили. Но симптом печальный: и Мур, и Редмэйн сыграли на пределе возможностей, но убедительность эта – больше клиническая, чем психологическая. Камбербэтч с женой, напротив, были очень довольны: периодически показывали, как они миловались. Здоровые люди, что сделаешь.

В общем, интрига остается одна: главный приз – лучший фильм. Мужчины настаивают на «Американском снайпере», женщины – на «Отрочестве». Но побеждает «Бёрдмэн», фильм об актере, пытающемся вернуть былую славу. Вот так – лучшим сочли не фильм о войне, не фильм о жизни подростка, а фильм об искусстве. Но из нас всех, по-моему, только мне эти приоритеты кажутся правильными. Хотя лично я наградила бы «Отрочество» – человек 11 лет мучился, чтобы дети в картине действительно росли! Правда, у нас все это уже сделал Шадхан в «Контрольной для взрослых».

– Ты не расстраивайся, – на прощание утешает меня Майкл, когда все уже готовы разъезжаться по домам. – Следующий будет ваш. Вы должны снять такое кино, чтобы оно было смешное, как «Левиафан», но не про Россию. Иначе некоторые пугаются, не понимают, всерьез вы или нет.

– Майкл, – я уже даже не спорю с тем, что «Левиафан» смешной, мне уж точно не до смеха, – да разве мы страшные?

– Нет, – глубокомысленно говорит он. – Вы не страшные. Но вам кажется, что если все будут так думать, то вам дадут все награды.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания