Новости дня

16 января, вторник

























15 января, понедельник




















Звягинцев: Иногда зашкаливает, но я просто не реагирую

Собеседник №3-2015

Андрей Звягинцев на церемонии "Золотой орел-2015" // Андрей Струнин

Режиссер фильма-сенсации, картины «Левиафан» Андрей Звягинцев прокомментировал итоги вручения премии «Золотой орел»-2015.

В первом павильоне «Мосфильма», где по традиции проходила церемония вручения кинопремии «Золотой орел», в воздухе наконец-то витала настоящая интрига.

[:rsame:]

«Это на их совести»

Подконтрольная Никите Михалкову киноакадемия номинировала «антироссийский» «Левиафан» аж в 10 номинациях. Это больше, чем было у фильма самого Михалкова «Солнечный удар». Но выдвижение проходило еще до «виртуальных партсобраний» в стране, разоблачающих коварные замыслы режиссера Андрея Звягинцева, работающего «в интересах Запада». Так что главный вопрос состоял в том, ответит ли команда Бесогона всей этой голливудской шушере, прокатив «Левиафан» или все-таки нет?

Появившегося в первом павильоне Звягинцева светские хроникеры и коллеги встретили с интересом, но и с холодком. Главный номинант, давний любимец европейских фестивалей, лауреат свежего «Золотого глобуса» и претендент на победу на «Оскаре» от России прибыл с супругой и скромно разместился в уголочке. Кажется, на западных фестивалях интерес к нему куда выше. Пока в коридоре фотографы буквально разрывали на куски неожиданно приехавшего пресс-секретаря Путина Дмитрия Пескова, сметая на пути разодетых актрис, вокруг Звягинцева словно вакуум образовался.

Андрей Звягинцев на церемонии "Золотой орел-2015" / Андрей Струнин

– Андрей, ждете чего-нибудь сегодня? – Наш вопрос фаворит церемонии встретил грустным взглядом. И когда восторженная толпа унесла сияющего Пескова в глубь мосфильмовских коридоров, ответствовал:

– Ничего. В смысле – что будет, то и будет. Лучше ничего не ждать.

– Вам сейчас сложно под прессом обсуждения вашего фильма, которое развернулось в России?

– (Глубоко вздохнув.) Я не знаю, что вам сказать. А что с этим сделаешь? Это просто мнения, некоторые слишком горячо их выражают. Иногда зашкаливает. Это на их совести, я просто не реагирую на это, и всё. Собака лает – караван идет.

Федор Бондарчук был, как всегда, деловит и слегка суетлив. На попытку нашего корреспондента раскусить, к какому лагерю он относится – к собакам, которые лают на «неправильного» коллегу, или к каравану, в котором он идет в одной упряжке со Звягинцевым, Федор Сергеевич отреагировал совсем не лаем:

– Шумиха вокруг фильма ни при чем. Вне зависимости от нее у «Левиафана» было бы столько же номинаций. Это не рядовое событие. Там собрались большие художники, картина заслуженных кинематографистов.

[:same:]

Дорогой Никита Сергеевич

«Орлиная» киноакадемия находилась в тисках со всех сторон. Во-первых, надо было как-то ответить западным академиям – поддержать и признать «Левиафан» шедевром (хотя, между нами говоря, он совсем не шедевр) или «прокатить» (что звучало бы как «пусть подавится вражеским «Оскаром» и своими зачуханными Каннами»). Во-вторых, «михалковским» академикам надо было что-то решить с михалковским же «Солнечным ударом», фильмом из серии «про Россию с любовью», но одновременно антибольшевистским и антилиберальным, при этом действительно сильным. Причем сделать это максимально элегантно, чтобы «лай» не поднялся с другой стороны: мол, Никита Сергеевич сам вручил себе премию.

Уравнение со многими неизвестными было решено путем раздачи всем сестрам по серьгам. Михалкову дали «Лучший фильм», и любители фотожаб уже изрядно над ним поиздевались. Звягинцеву достался приз как лучшему режиссеру – второй по значимости. А «Лучший сценарий» дали Андрею Кончаловскому за «Белые ночи почтальона Тряпицына», хотя сценарий там более чем условный. Кончаловский, кстати, на премию к брату не приехал. «Работает очень много», – сказали доверенные лица.

«За вклад в российское кино» наградили Станислава Говорухина, хотя в прошлые годы Михалков приглашал какую-нибудь зарубежную звезду и устраивал ей овации. Видно, не время сейчас для зарубежных звезд. Зато мощно, хоть и неуместно, пропиарили Ялтинскую киностудию, на которую Никита Сергеевич, чуткий до больших денег, говорят, имеет серьезные планы: и ролик про нее показали, и песенку Олешко спел, и министр культуры Крыма появилась – вручать приз за лучший зарубежный (!) фильм, ну и Михалкову челом бить. «С возвращением Ялтинской киностудии в лоно России Крым станет средоточием эпохальных событий, – чеканила министр свой текст. – Дорогой Никита Сергеевич, спасибо вам большое за неравнодушное отношение».

Елена Лядова на церемонии "Золотой орел-2015" / Андрей Струнин

Дорогому Никите Сергеевичу здравицы пели многие лауреаты и «вручанты». К месту и нет. Многие, спускаясь в зал, подходили к первому ряду и удостаивались от него отеческих похлопываний. После этого Гран-при «Солнечному удару» (плюс еще 4 премии) выглядит и правда смешно. Михалков в кулуарах оправдывался: при чем тут я, голосуют 400 академиков! Но академиков за крупным планом главного организатора и одновременно триумфатора почти не было видно.

Что касается отношения Михалкова к «Левиафану», тут он был осторожен в выражениях:

– У меня много мыслей по этому поводу, а то, что Андрей – мастер, доказало то, что он получил за режиссуру. Там есть вещи, которые неоправданны психологически. Впрочем, я не могу сейчас говорить подробно о картине моего коллеги и конкурента, держа в руках «Орла». Давайте потом.

Было видно: Михалкову работа Звягинцева не близка. И наверняка не только по причинам творческим. Но то, что «его» (Бесогона!) консервативная академия так щедро одарила «Левиафан» – 4 премии: за режиссуру, женскую роль (Лядова), мужскую роль второго плана (Мадянов) и монтаж, – наверняка смягчит дискуссии в обществе. Провластная часть российского кинобомонда признала Звягинцева своим и послала всем месседж: это кино смотреть можно, расслабьтесь, вольно.

/наблюдения

Неписаные традиции «Золотого орла»

  • Никита Михалков всегда занимает ближайшее к центральному проходу место в первом ряду, рядом садится его супруга.
  • Никита Михалков первым встает со стула, если необходимо почтить память или поприветствовать лауреата, а также первым начинает аплодировать. Вслед за ним это повторяет и зал.
  • Никита Михалков по окончании церемонии ненадолго заглядывает на банкет, где расслабляется кинобогема.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания