Новости дня

20 февраля, вторник













































Диверсантки из сериала "Гетеры майора Соколова" пережили ад

Зажигай №11 '14

На «Первом» прошла картина «Гетеры майора Соколова». Главные героини – разведчицы, хрупкие юные девушки, которых вербовали секретные службы для диверсионной работы под самым носом у врага. Что в фильме вымысел, а что правда?

«Придется лежать с трупами»

Свидетелей тех страшных событий 1939–1947 годов сейчас почти не осталось. Даже те разведчики, кто выжил после войны (а таких были единицы, ведь они служили, без преувеличения, в самом пекле), уже ушли из жизни – все же прошло почти 70 лет. Впрочем, и при жизни эти герои не рассказывали, что знали. Сказывалась привычка разведшколы хранить секрет.

– Мама крайне редко и скупо говорила о работе в разведке, – вспоминает Александра Николаевна Никитина, дочь знаменитой разведчицы Клавдии Милорадовой.

В 1941-м Клавдия Александровна входила в одну из подмосковных диверсионных групп. Кстати, ее однополчанкой и подругой была Зоя Космодемьянская. В 1942-м 20-летнюю Клаву перебросили в Белоруссию и внедрили в близкое окружение немецкого генерала Хорста, она стала его секретаршей. Втайне от шефа копировала секретные документы и переправляла нашим.

В кино показывают, будто девчонок в разведчицы заманили хитростью. В реальности было не так.

– В 1941-м ребята сами штурмовали военкоматы, хотели защищать свою страну, – рассказывает Александра Николаевна. – Мама вспоминала, как их принимали в разведшколу. Проверяли на прочность. Говорили: «Представьте себе: прошел бой, вокруг груды трупов. Вам приходится прикрываться трупами, чуть ли не в обнимку с ними лежать. Выдержите?! Или попались, враг начинает вас пытать самым страшным образом. Сможете смолчать, не выдать своих?» Сомневающиеся тут же отбраковывали. В разведшколе в ускоренном режиме обучали ориентироваться на местности, бесшумно уничтожать часовых на посту, говорить по-немецки. Стрелять многие умели – в школах тогда обучали военному делу. От мамы и ее товарищей не скрывали, что они смертники и почти все погибнут. Так и вышло. Выжили единицы, да и то чудом.

Пилил пленным руки и высверливал зубы

– Когда работала у фашистов, мама притворялась глухонемой. Часто гитлеровцы говорили за ее спиной: «Вот бы сейчас выстрелить ей в затылок!» Они ненавидели советских людей. Но секретарша была нужна в качестве пропаганды: вот еще одна советская женщина на нас работает. Хорст брал ее с собой даже в лагерь для военнопленных под Оршей. Там генерал собственноручно пытал пленных, а мама должна была записывать и передавать ему их показания. Хотя Хорст сам говорил по-русски без малейшего акцента, ему было важно продемонстрировать нашим солдатам именно русскую помощницу. Пленные плевали на маму, называли шлюхой. Про Хорста мама рассказывала, что тот был круглолицый,когда улыбался, на щеках играли миловидные ямочки. При этом зверь. Мог пилить руку живому человеку, чтобы выбить сведения. Или сверлил несчастным бормашиной зубы, до костей, – одна из его любимых пыток.

«Об одном мечтаю, – часто говорила Клавдия Александровна, – чтобы никогда и никому не довелось больше пережить тот ужас».

Что осталось за кадром?

Сценарий писали специально под исполнителей главных ролей – Андрея Панина, Сергея Гармаша и Татьяну Лютаеву, проб на эти роли не было. А вот девочек-актрис (Дарью Мельникову, Аглаю Тарасову и остальных), по словам режиссера Бахтияра Худойназарова, подбирали несколько месяцев.

Приступая к съемкам, режиссер держал в голове культовую советскую ленту «...А зори здесь тихие». Предполагалось, что героини должны быть чем-то похожи.

Во время съемок начали встречаться Артур Смольянинов и Дарья Мельникова. Прошлым летом они узаконили отношения.

Название ленты могло бы обидеть разведчиц. Слово «Гетеры» в Древней Греции означало наложниц, содержанок богатых мужчин.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания