Новости дня

12 декабря, вторник






























11 декабря, понедельник















Венсан Кассель: Развод с Моникой Беллуччи? Мы достигаем вершин вульгарности

Зажигай №12 '14

Еще в августе пошли разговоры о том, что Моника Беллуччи бросила Венсана Касселя, променяв его на известного бакинского миллионера, сколотившего состояние на одном из московских рынков.

Но сегодня, рассказывая о только что вышедшей на экраны сказке «Красавица и чудовище», где у француза – главная мужская роль, 47-летний актер упорно называет Монику женой. Значит, всеми силами старается вернуть любимую и мать двух своих дочек. Правда, судя по настроению, получается у него пока далеко не все. 

– Вам не хотелось сыграть просто принца, без всяких превращений?

– С обратной стороны каждого очаровательного принца обязательно увидишь чудовище. Не надо обманываться. Это вообще мужская сущность. 

– Справляетесь с вашей животной частью?

– Более-менее да. Если убрать все, что связано с кодексом приличия, мы все подвластны животным инстинктам. И я спрашиваю себя: не будет ли более мудро принять свои инстинкты, нежели сделать то, что просит общество – приручить их? К концу жизни они все равно постепенно угаснут. 

Венсан Кассель и Моника Беллуччи / Global Look

– У вас, как и у вашего героя, бывало чувство дискомфорта от собственного внешнего вида?

– Конечно. Кроме того, согласно канонам красоты, я не красавец. Важно принять себя таким, какой ты есть. Потому что быть красивым и ничего не уметь делать – так же проблематично, как и быть страшным. Но красота стоит дорого. Я вижу это с моей женой Моникой. Люди поклоняются ее красоте, но также испытывают желание разрушить ее – из-за чувства зависти. Более красивые женщины с трудом добиваются уважения к себе и должны больше трудиться, чтобы их ценность была признана. Это глупо и несправедливо. 

– Красавица закончила приручением чудовища. А что дальше?

– У меня есть желание вести спокойную жизнь и выпивать по стаканчику с друзьями, глядя, как наши дети свободно играют рядом. Но мы не знаем, что случится через двадцать лет, когда зверь начнет скучать в своем саду. 

– Думаете ли вы, что жизнь вдвоем меняется день ото дня?

– Вы даже не представляете, насколько я работаю над этим вопросом. Сейчас у меня особенный момент – пытаюсь пересмотреть нашу жизнь вдвоем. Хорошие идеи, увы, не появляются по щелчку пальцев. Я верю в любовь. Верю, что являюсь романтиком. Но стараюсь сделать так, чтобы во мне ужились и обаятельный принц, и чудовище. Это, к слову, работает и в отношении принцесс. Но в один момент нужно становиться взрослой и брать на себя ответственность. 

– Раздражает, что многие поставили на вашей паре крест?

– Когда у меня спрашивают об этом, отвечаю: занимайтесь своими делами. Разве я спрашиваю у вас, с кем вы спите? Мы живем в эру сплетен. Занимаясь сердечными делами президентов, мы достигаем вершин вульгарности.

– Если вы отказываетесь говорить напрямую о вашей жизни с Моникой, можете ли сказать, есть ли у вас с ней совместные проекты?

– Да, например, фильм в Бразилии, куда я перевез всю семью. Даже если мы сейчас проживаем сложный момент, это также и очень красивая часть нашей жизни. 

– Трудно ли быть наследником знаменитого французского актера Жан-Пьера Касселя?

– Я всегда ставил себя против всего, в том числе и против отца, потому что иначе вырваться из его тени было невозможно. Между нами никогда не было ревности.  

– Вы получили премию «Сезар» в 2009 году. Было приятно?

– Да, хотя у меня есть некоторое недоверие к подобным церемониям, – рассказал Венсан Кассель Madame Figaro. – Голосующие зачастую не знают истинного вкуса публики. 

– Представляете себе жизнь без риска?

– Нет. Риск – единственная вещь, которая мне интересна. 

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания