Новости дня

16 декабря, суббота













15 декабря, пятница
































Дина Гарипова: Страшных тайн моей личной жизни не существует

Собеседник №12 '14

Дина Гарипова // Андрей Струнин

Телепроект «Голос» за последние годы, кажется, перевернул музыкальное сознание россиян: шоу, которое бьет телерейтинги и в котором побеждает талант, – в эпоху «фабрик звезд» такое казалось невероятным. Но... с окончания первого сезона минуло уже больше года, а «голосистые» парни и девушки не сказать чтобы стали суперзвездами. Мы поговорили с победительницей первого сезона «Голоса» Диной Гариповой.

Как можно прыгать и петь?

– Дина, насколько комфортно вам находиться в московской музыкальной тусовке? Подружились ли с кем-то?

– У меня случаются знакомства не только в музыкальной, но и в актерской среде. Когда у Галины Борисовны Волчек был юбилей, она меня пригласила на свой концерт. Там и Александр Борисович Градский был. А еще раньше я туда попала на день памяти Игоря Кваши, это было через пару месяцев после «Голоса». Поприсутствовала, спела несколько песен, сказала несколько слов. Оказаться в этом кругу, общаться, понимать, что они меня слушают, – большая честь. Ведь там артисты, которых я помню с самого детства, мы всю жизнь смотрим фильмы с их участием. Что касается музыкальных кругов, они очень разные – тут и классические, и поп-концерты. Чему-то поучиться можно у всех.

– Чему можно поучиться у поп-исполнителей?

– Ну как же? Это тоже жанр. Своей музыкой они привлекают огромное количество людей. Поэтому мне, например, интересно, как они работают с публикой. А еще для меня довольно сложно понять, как можно совмещать песню и танец. Прыгать и петь.

– Вы не пробовали?

– Пробовала, конечно. Нет, это возможно, но проблематично. Еще интересно посмотреть, насколько быстрый у них ритм жизни. У классических музыкантов все степенно, а у поп-исполнителей жизнь кубарем. Интересно, как они это выдерживают?

– Спрашивали?

– Спрашивала, да. Говорят: «Ну а что? Жизнь кипит, нам нравится!»

– А вы, получается, где-то между?

– Да, не могу точно отнести себя к какому-то жанру.

– Дина, когда вы, приехав из родного Зеленодольска, быстро стали знаменитой и начали работать в Москве, было что-то, что вас неприятно удивило?

– Я бы не сказала. Вообще считаю себя довольно позитивным человеком. Были, конечно, какие-то истории, которые мне приписывали и которых на самом деле не было. Забавно: читаешь и узнаешь, кто твои родители, например. Но я к этому отношусь с юмором – прихожу к папе и говорю: «Поздравляю, ты олигарх!» А он и не знал об этом.

– Кстати, год назад, когда вы готовились к поездке на Евровидение, я из-за вас – чего уж тут скрывать – практически провалил редакционное задание. Меня родная редакция отправила в Зеленодольск сделать репортаж о том, как город взрастил Дину Гарипову. Приезжаю и понимаю, что в городе абсолютная круговая порука. Я обзвонил не меньше пяти ваших подруг и одноклассниц, и все отказались общаться. Скажите мне, как разведчик разведчику: как вам это удалось?

(Смеется.) А они знают мою позицию: без меня лучше ничего никому не рассказывать. Даже если сказать что-то не со зла, это всё могут перекрутить. Мало ли какое издание позвонит? Они в курсе, что лучше сказать: «Пусть у Дины и спрашивают. Дина классная, мы дружим». На этом все обычно и заканчивалось.

– Отделять личное от работы – это ваша внутренняя потребность?

– Скорее воспитание. Семья должна оставаться семьей, сор из дома не выносят. Что бы со мной ни происходило в личной жизни, я никогда не буду это афишировать. Если кто-то начинает обо мне что-то рассказывать, значит, мы с этим человеком не так часто и видимся. Я читала интервью «лучшего друга Дины Гариповой», но так его и не узнала. А вообще каких-то страшных тайн, которые пытаются раскопать, просто не существует. Я из обычной семьи, с обычным детством, училась в обычной школе как на пятерки, так и на тройки.

Дина Гарипова / Андрей Струнин

Живу пока у подружки

– Дома в Татарстане часто бываете?

– Стараюсь бывать, как только возникает такая возможность. Мой дом – моя крепость. Неделя нахождения дома – для меня это как месяц отпуска.

– А в Москве удалось обосноваться? Жилье появилось?

– Нет (смеется). Жилья у меня тут нет, живу у подруги, причем на съемной квартире. Я к ней приехала еще во время «Голоса». Она из Зеленодольска, мы знакомы с самого детства, училась с моим братом в одном классе. Жила в Москве одна, поэтому сказала мне: «Приезжай. Без проблем». И сейчас говорит: «Вместе веселее. Оставайся». Вожу ее периодически на какие-то концерты вместе с собой. Своей квартирой пока я здесь не обзавелась.

– С Александром Борисовичем Градским общаетесь?

– Да, дружим, часто видимся, а если не видимся, то созваниваемся. Он рассказывает, что у него происходит интересного. В течение второго сезона я постоянно ему звонила, спрашивала, как ребята, оправдывают ли ожидания. Он был, конечно, в восторге от них, светился от счастья. Весь был под впечатлением, ждал каждого этапа, перед этим мне звонил и говорил: «Включай обязательно, смотри!» А еще у него сейчас открылся свой театр. Говорит, что хочет приглашать нас, участников как первого, так и второго сезона. Он явно планирует что-то интересное!

– Но он ведь такой человек... За словом порой в карман и не лезет...

– Ну... (Улыбается.) Разные люди бывают.

– Вас он тоже держал в ежовых рукавицах? Может быть, и до сих пор?..

– Он очень строгий. У него есть свои правила, свое внутреннее видение всего. На самом деле это хорошая черта – когда ты ничего не скрываешь и сразу в лоб говоришь, что тебе не нравится. Он до сих пор может позвонить мне и сказать: «Видел выступление. Все хорошо, как надо». Или наоборот: «А вот здесь мне не нравится, как ты сделала. Тональность я бы изменил. Исправь это и это». Он советчик, который сразу может сказать, куда идти, а куда не идти.

– Скоро нас снова ждет Евровидение. В прошлом году вы заняли пятое место. Дал ли вам что-то этот конкурс? 

– Многое дал. Это большая удача и хорошая проверка для исполнителя. Там как вокально нужно себя проявить, так и чисто психологически. Эмоционально это очень тяжело, потому что ты понимаешь: на тебя смотрит многомиллионная аудитория Европы и одна ошибка может стать решающей. Перед выходом на сцену было действительно страшно. Но мне помогала и моя команда, и люди, которые писали слова поддержки в соцсетях. Мне даже приходили правительственные письма, в том числе от Кобзона, который пожелал мне удачного выступления и прислал много одобряющих слов. Это заставляло держать себя в руках, чтобы было не стыдно вернуться в Россию. 

А еще после Евровидения меня чаще стали узнавать. Когда я маме звоню и рассказываю, с кем я познакомилась в Москве, мама не верит. «Неужели, – говорит, – все это с нами происходит?» И это правда: то, что происходит со мной – это что-то непередаваемое. 

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания