Новости дня

18 декабря, вторник










































17 декабря, понедельник



Звезда сериала "Корабль" привел в ужас всю съемочную группу

Зажигай №7 '14

Сергей Друзьяк // kinopoisk.ru
Сергей Друзьяк // kinopoisk.ru

Сергей Друзьяк запомнился по ролям в сериалах «Кремлевские курсанты» и «Дальнобойщики-3». Сейчас же он «звездит» в сериале «Корабль» канала СТС. Мы встретились с Сережей и узнали, отчего его до ужаса боялась вся съемочная группа, где продается самая вкусная шаурма, почему нельзя влюбляться и как жить в Москве, если нет своей квартиры. 

Отказались лететь со мной одним рейсом

– Сергей, в сериале «Корабль» у всех актеров, по их признанию, были свои сложные моменты. Что было самым страшным для вас? 

– О, у меня все сыпалось из рук, ломалось, падало. Очень быстро получил прозвище «человек-катастрофа». Например, вплотную друг к другу стояли два стола. Я облокачиваюсь на них, и оба стола падают, все предметы летят на пол. Бабах! Рядом находились Агриппина Стеклова, Ира Антоненко и Настя Базаева. Они были в шоке. Съемки остановились на двадцать минут: восстанавливали столы, собирали вещи. Режиссер ругался… И так было постоянно! Апогеем событий стал день, когда мне не нужно было ничего делать в кадре. Просто лежать на второй полке каюты и спать. Я лежу себе. И вдруг раздался скрежет, и полка рухнула на пол… Бу-бум!!! Причем она не просто оторвалась с одного края. Нет, она упала сразу, плашмя. В итоге, когда мы собирались лететь в Грецию, все заявили, что не полетят со мной в одном самолете.

– И давно это у вас? 

– Все началось на съемках «Корабля»… Но почему-то только у меня. Если выпадал круг спасательный за борт, он выпадал из моих рук. Корабль останавливали, спускали шлюпку, специальные люди плыли и искали круг… И никто уже не удивлялся.

– Но актрисы-то, наверное, жалели вас, бедненького? 

– Ну да… Жалели. Жалели, что мы встретились! (Смеется.) 

– Вы же еще параллельно снимались в стартующем в марте на СТС сериале «Неформат»?

– Да, причем снимали оба сериала в одной и той же студии. Наши все время смеялись, что я полдня на корабле, а полдня на балу (в центре сюжета «Неформата» – закулисье мира телевидения и ночное ток-шоу, на котором работают все главные герои проекта). В свободное между дублями время отсыпался прямо на съемочной площадке. В общем, спал, просыпался, делал какой-нибудь мини-апокалипсис и опять засыпал. Спящий человек-катастрофа. 

Скрывал роман

– Вы заканчивали институт в Ярославле. Как проходила студенческая жизнь? 

– На первом курсе нам запретили болеть и влюбляться. У нас не было выходных в принципе. Все напоминало армию в хорошем смысле слова. Первые три курса мы из института выходили только для того, чтобы бросить кости на кровать и заснуть. 

– Ладно болеть, но запретить влюбляться? Сердцу же не прикажешь…

– Конечно же мы и встречались, и влюблялись. Я еще в школе встречался с одноклассницей, и нам нужно было только скрывать наши отношения. Мы притворились троюродными братом и сестрой. 

– Сейчас она по-прежнему с вами? 

– Нет. 

– А девушка-то есть? Поклонницам очень нужно об этом знать!

– Старая привычка скрывать отношения, оставшаяся с института, не дает мне рассказывать о личной жизни. 

– Потом вы приехали в Москву. Тяжело было? 

– Очень интересно! Были друзья, которые уже здесь жили. Помогали как могли. Кто ночлегом, кто советом, кто знакомством. Всё рассказали: где какая шаурма продается, где переночевать. 

– Шаурма? 

– Любовь к этому продукту жива до сих пор. Кстати, самая вкусная в Днепропетровске. Она там с картошкой. 

– Где живете в Москве? Удалось скопить на собственную квартиру?

– Пока нет. Всегда выручали друзья. Одно время жил у милой старушечки. Она потрясающая. Всегда разбудит и накормит щами. Как-то подхожу к ней и спрашиваю: «Можно утюг?» А она (говорит дребезжащим старушечьим голосом): «Утю-юг? Щазз тебе утюг! Ты не сможешь! Сама поглажу. Я еще Маршаку гладила костюмы». Утюга у нее было два. Оба чугунные, беспроводные такие, которые греют на газу (смеется). А потом я переехал к Ване Макаревичу. Мы вместе снимались в фильме «18–14». Он буквально спас меня, и я прожил в его квартире почти четыре года. Сейчас обитаю с родным братом, он тоже перебрался в Москву. 

– Как родители относятся к актерской профессии? 

– Радуются. Папе нравится, что я вставляю его прибаутки и шутки экспромтом. Папа сначала был авиатором, а потом моряком. 

– То есть вы не понаслышке знакомы с морем? 

– Да. Одно лето в Ялте даже спасателем работал. Это было здорово. Сидел в шезлонге, читал Чехова и следил за береговой линией.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания