Новости дня

11 декабря, понедельник







10 декабря, воскресенье























09 декабря, суббота















Друг Михаила Пуговкина прокомментировал слухи о его алкоголизме


Стоп-кадр

13 июля исполнилось бы 90 лет «королю комедии» Михаилу Пуговкину. А 25 июля – 5 лет, как легендарный артист ушел из жизни. О звезде советского кино вспоминает близкий друг Михаила Ивановича, директор «Театра кино имени Т. Г. Шевченко» в Донецке (Украина) Анатолий Тесля.

«Я врезал комедийнику, а он мне ногой как даст!»

– Я организовывал творческие встречи актеров со зрителями, так и подружились, – начал Анатолий Андреевич. – И дружили более 30 лет.

У него было амплуа комедийного артиста. Он и в жизни таким был: слово скажет – все смеются. Любил вспоминать детство, как мама ему говорила: «Минька! Ну куда ты собрался в кино?! У тебя лицо – целая кинобудка!»

А вот о войне вспоминать не любил. Единственное, рассказывал, как ему повезло. Ведь в первые месяцы на фронте как было – получил ранение в руку или в ногу, в госпитале тут же отрезали. И Пуговкину собирались поврежденную ногу оттяпать. Но тут приказ Сталина – не калечить бойцов! Поняли, видимо, что воевать скоро некому будет, одни калеки. И Михаилу Ивановичу ногу оставили. Она у него побаливала всю жизнь. Но все-таки ходил и даже танцевал.

Каким он был? Как артист – очень профессиональным. Была история в 90-е. Пуговкин приехал к нам в Донецк. Но неожиданно шахтеров, перед которыми должен был выступать, отправили в шахту – аврал. И в зале на 200 мест было всего человек 25–30 – члены семей, мальчишки какие-то. Ладно, говорю, Михаил Иванович, минут на 10 выйди, покажись – и уедем, пусть смотрят кино. Другой бы артист так и сделал, тем более что деньги за выступление уже получил. Но Пуговкин переоделся в костюм, надел галстук-бабочку и полтора часа на сцене отработал. Пел, истории рассказывал. Когда закончил выступать, все 30 человек встали и так ему аплодировали! Он был не актер – актерище. И зрители его, конечно, обожали – любимый, народный. В Ялте, где он прожил несколько лет и куда я к нему частенько приезжал, бывало, идешь с ним по улице, навстречу местные: «Михаил Иванович, пойдем, по 50 грамм примем». Он вежливо отказывался, мы переходили на другую сторону улицы – а там то же самое, уже другие мужики с предложениями. Хотя Пуговкин был нормальным русским человеком, не возражал принять на грудь, но если со всеми «принимать» – так можно и спиться.

– Женщины, говорят, его тоже любили – хотя внешне вроде бы не герой-любовник.

– У нас в Донецке был баскетболист Феликс Сташенко. Они с Пуговкиным где-то в Ялте или в Сочи подрались из-за девушки, это были 60-е или 70-е годы. Феликс потом рассказывал: «Я врезал этому комедийнику, а он мне ногой как даст!» А барышня, из-за которой сыр-бор, потом сказала: деритесь не деритесь, а Пуговкин мне больше нравится. Ну и тот факт, что в него влюбилась солистка Большого театра Александра Лукьянченко, которая ушла от мужа – писаного красавца – с двумя детьми к Михаилу Ивановичу. Вот нужен был ей Пуговкин – невысокий, нос картошкой? Но он не внешностью брал, а душевностью, харизмой.

«Дочь не приезжала и не звонила»

– В последние годы Михаил Иванович, к сожалению, сильно сдал. Злопыхатели болтали: мол, третья жена, Ирина Константиновна, навязала ему своих детей и внуков, а пожилому артисту был нужен покой.

– Да Ирина Константиновна, наоборот, жизнь ему продлила – как она за ним ухаживала, не ухаживал никто. Помню, он мне рассказывал: «Когда Ирочка впервые приготовила мне борщ, я сразу понял: мой человек».

И не спаивала она его никогда, а такие слухи тоже ходили! Михаил Иванович любил вино «Арбатское полусладкое». Слабенькое, как компот, – 8 градусов. Я ему приносил по его просьбе. Так Ирина Константиновна, бывало, откроет бутылку и наливает мужу: половина стакана кипяченой воды, половина вина – разбавляла. Как-то я ее опередил и не разбавил. «Ирочка, а у Толеньки-то вино лучше!» – отреагировал Михаил Иванович. И на творческих встречах она бдительно следила, чтобы организаторы не давали ему лишнего.

А почему он сдал в последние годы? Все-таки возраст. Сахар у него был повышенный, ноги болели. Помню, он приезжал на мое 60-летие в Донецк шесть лет назад, но к зрителям выходить отказался. Сказал мне: «Толенька, я так плохо хожу. Не хочу, чтобы на сцену меня выводили под руки». Он хотел, чтобы люди его помнили таким, каким был в «Свадьбе в Малиновке». А на его 85-летие я приехал в Москву. Михаил Иванович уже почти не вставал. Я видел, как он обращался к иконам, а он был очень набожным, мальчиком служил в церкви, пел в хоре: «Господи, спасибо тебе, что подарил мне еще один день».

– Говорят, последняя воля актера была, чтобы похоронили рядом с Абдуловым.

– Я такого не слышал. Вообще-то умирать Михаил Иванович не собирался, наоборот, говорил мне: «Я еще поднимусь!» Похоронить его рядом с Абдуловым не удалось. Но «соседство» хорошее – Римма Казакова, Алла Балтер, Михаил Танич… Я, когда бываю в Москве, прихожу на кладбище к Михаилу Ивановичу – гвоздички принесу, выпью пятьдесят грамм и ему в стаканчике оставлю.

– После смерти Пуговкина объявилась его родная дочь Елена, которую обошли с наследством – квартиры актера достались последней жене и ее родным внукам.

– Наверное, по закону дочь и имеет право претендовать. Но за все наши 30 лет знакомства с Пуговкиным я ни разу не видел его дочь рядом с ним. Наверное, она могла бы приезжать к отцу, когда ему было тяжело – а он жил скромно, помогали друзья и Союз кинематографистов. Дочь могла бы позванивать, узнавать о здоровье. Но она не звонила. Впервые я увидел ее на похоронах, она приехала с сыном – внуком Михаила Ивановича, тоже Мишей. Он очень похож на деда – рыженький и нос такой же.

Читайте также:

Вдова Михаила Пуговкина: Внучку актера убили сразу после его смерти!

Скандалы и трагедии "Свадьбы в Малиновке"

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания