Новости дня

15 декабря, пятница








































14 декабря, четверг





Как власть воюет с подражателями Навальному


Борьба с коррупцией стала увлечением и необходимостью для целого поколения. В регионах появляются «клоны Навального» – разоблачители «жуликов и воров». Чем заканчиваются такие небезо­пасные расследования?

На что жалуетесь?

«Муниципальная пила» – питерских чиновников от этого словосочетания уже год бросает в пот. Несколько активистов-питерцев из проекта с острым названием уже 12 месяцев находят и предают огласке случаи того, как «пилят» бюджетные деньги на госзакупках и конкурсах. Результат: общественникам удалось отменить почти 40 конкурсов на общую сумму около 4 млрд рублей! Фактически обычные горожане не дали чиновникам и аффилированным с ними бизнесменам «распилить» эти деньги и рассовать по карманам.

Создатель «Пилы» – 30-летний бизнес-тренер из Санкт-Петербурга Дмитрий Сухарев, который некоторое время работал в строительной сфере, в том числе и с государственными заказчиками. Самые вопиющие случаи «распила» бюджетов Сухарев стал обнародовать и опротестовывать.

– Мы направляем жалобы в Федеральную антимонопольную службу, прокуратуру, Следственный комитет, настаиваем на отмене нечестных конкурсов, а таких большинство – с заранее определенным победителем и заложенной в бюджет суммой отката, – рассказал «Собеседнику» о работе «Муниципальной пилы» сам Дмитрий. – Одно из первых наших «открытий» – тендер на закупки дорогого автомобиля для нужд муниципальной администрации. Они хотели «Ниссан Теану» за 1 млн 300 тысяч рублей, с кожаным салоном, в комплектации «премиум плюс». При этом дефицит бюджета района составлял 6 млн рублей. Мы купили и передали чиновникам трехколесный велосипед: другого транспорта, по нашему мнению, они не заслужили с такими результатами работы.

В муниципалитете «Георгиевский» Санкт-Петербурга чиновники списали из бюджета 2  млн руб. на «проведение просветительских лекций для населения». Само собой, о таком дорогом «просвещении» жители района, которых опросили активисты, даже не слышали. По этому поводу «Муниципальная пила» устроила такой визг, что главам совета и муниципалитета пришлось уволиться «по собственному желанию».

– Конечно, наша работа многим не нравится – мы видим, как они на нас волком смотрят, – говорит Дмитрий. – Но прямых угроз, к счастью, пока не было. Даже, бывает, сами чиновники благодарят за «нужное дело». Один партиец из «Единой России» специально меня нашел, чтобы пожать руку. Правда, попросил никому об этом не рассказывать...

Прокатим откаты

Трое приятелей полушутя-полусерьезно создали в Москве маленькую фирму для участия в государственных конкурсах. Название выбрали хулиганское – «Безоткатные поставки». Таким образом компаньоны сообщали чиновникам самую печальную новость: взяток и откатов не будет. Естественно, такая концепция и такое название оказались «непроходными» – «безоткатчики» проигрывали «откатчикам» тендер за тендером, хотя предлагали самую низкую цену среди всех конкурсантов.

За три года чудо «безоткатных» госзаказов случилось только дважды, причем там, где никто не ожидал: Минобороны заказало размещение рекламного модуля и Росатом – поставку лазерного оборудования. «Безоткатные поставки» в данном случае выступали посредниками и искали, кто бы выполнил заказ по минимальной цене (например рекламу для военных выполнили знакомые рекламщики со скидкой 40%).

– Нас уже нельзя было игнорировать: мы снизили цену на треть по сравнению с конкурентами, – объясняют свой неожиданный успех сами «безоткатчики». Сейчас они продолжают отучать чиновников считать проценты для себя от каждой сделки. Правда, сузили поле деятельности до самого «откатоёмкого» сектора – поставок медоборудования.

Один на реке – воин

Если в крупных городах России борьба с коррупцией – это волнующее приключение, мода, приятная общественная нагрузка, а иногда даже и бизнес, то в глубинке такое донкихотство может стоить свободы или даже жизни.
Игоря Сапатова из деревни Теньки в Татарстане односельчане называли Шреком – за внешнее сходство и добродушие. Только в его истории не было и не могло быть хеппи-энда.

– Все знали, что Игорь занимается очень рискованным делом – пытается противостоять переделу живописнейших земель на берегу Камы, где буквально на глазах вырастали дворцы. Общественные и охраняемые земли переходили в частные руки. Все молчали, а он в одиночку подавал в суды, писал в прокуратуру. Игорь ходил по тонкому льду: прежде чем нанять киллера с пистолетом, на него покушались трижды, – рассказал «Собеседнику» юрист Казанского правозащитного центра Андрей Сучков, который представляет интересы вдовы Игоря Сапатова. – Один раз на него напали с ножом, второй раз пытались поджечь его дом, третья попытка была провокацией: Игорь в своем тракторе нашел подброшенные патроны и сам заявил о них в полицию...

Все в Теньках знают, что Сапатов погиб за свое правдо­искательство, но следователи упорно ищут бытовых врагов Игоря. Вряд ли найдут: Шрека в селе любили.

Взятки не гладки

Фермер Эдуард Мочалов из Чувашии стал борцом поневоле. Раньше он был хозяйственником, но после рейдерского захвата его хозяйства вынужден был перейти на другую ниву – лопатить судебные решения и собирать урожай отписок. Мочалов несколько раз приезжал в Москву, стоял в одиночных пикетах и даже совершил попытку самосожжения в центре столицы (говорит, не для суицида, а для привлечения внимания).

На пути поисков правды у Мочалова собралось много материала – на целую газету под названием «Взятка». Печатать 30-тысячный тираж Мочалов ездит в Нижегородскую область: такой компромат на местные власти на родине никогда бы не увидел свет. Одни заголовки чего стоят: «Чувашский паханат», «Судебно-налоговый беспредел», «Райпо: тихой сапой богатея», «Если виноватых нет, то это означает, что они уже во власти». Все местные деятели хоть раз становились героями мочаловских разоблачений. Сейчас материал уже сам идет в руки бывшего фермера – такую компру, кроме боевого листка Мочалова, публиковать вряд ли кто решится.

Какими бы громкими ни были разоблачения «Взятки», по ним ни разу не проводились никакие проверки. Зато в одной из публикаций следователи увидели экстремизм (статья про перевес русских по сравнению с чувашами на высоких должностях в республике) и возбудили дело против самого Мочалова. Выпуск газеты остановили. Так в одном отдельно взятом российском регионе удалось победить «Взятки». Правда, только в виде названия антикоррупционной газеты.

Ведь не секрет, что откаты сегодня – самая мощная отрасль российской экономики. И для борьбы с ними одних отдельных энтузиастов на местах маловато. Тут нужно, чтобы принял твердое решение кто-то более высокопоставленный. Причем принял без всякого отката.

Читайте также:

6 стран, где коррупционные преступления караются особенно жестоко

Блогер, поплатившийся за публикацию материалов Навального, боится нового уголовного дела

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания