Новости дня

17 января, среда































16 января, вторник














Кто и как воюет за желудки солдат?

0

Вокруг реформы на армейской кухне не утихают «тактические учения»: то разговоры о некачественных харчах и повальных отравлениях, то бравые рапорты об удачном введении аутсорсинга во всех частях Минобороны. А за новомодным словом маячит тень ресторатора Евгения Пригожина, которому доверяют ответственные кремлевские банкеты...

Еда на выбор

Заботу о солдатских желудках переложили на гражданские фирмы – это и есть аутсорсинг. Теперь посуду в армейских столовых моют гражданские, нарядов по кухне нет, тарелки не алюминиевые… В некоторых частях эксперимент идет уже год, остальные подключились к реформе с 1 января 2012 года. Как это неплохо работает, мы посмотрели в элитном комендантском полку, расположенном практически в центре Москвы. А для чистоты эксперимента собрали по дальним гарнизонам и нелицеприятные факты.

По 6 часов в любой мороз ребята из этого полка отрабатывают на плацу строевой шаг. Так что с аппетитом у них проблем нет. Уже почти год их кормит ООО «Главная линия». Директор компании Александр Кузин признался: питание на одного солдата в сутки обходится примерно в 202 рубля. Смена из 12 человек и 6 помощников кормит около тысячи солдат. Подрядчик сам закупает продукты и моющие средства, утилизирует отходы, а Минобороны оплачивает услуги.

...Привели обедать бойцов. Они подходят с подносами к раздатке и выбирают еду на свой вкус. Это главная фишка аутсорсинга.

– У нас всегда есть выбор – например шницель с гречкой или отварная говядина с макаронами, – показывает недельное меню Кузин. Он заверяет: качество еды, кроме дежурного врача и офицера, проверяют и представители ОАО «Военторг», которое отвечает за выбор гражданских кормильцев для солдат.

Вообще, солдат обязан получить в сутки 600 г хлеба, 250 г мяса, 900 г овощей, 10 г сыра, 45 г масла и много чего еще – список внушительный.

– Мы проводим анонимное анкетирование по питанию и делаем корректировки. Например, не все едят молочный суп, зато с удовольствием кашу и молоко по отдельности, – говорит помкомполка по материально-техническому обеспечению Андрей Добровольский. – Многие пробуют некоторые блюда впервые. Знаете, сколько таких, кто до армии вообще хорошо не ел?
Солдаты едят в полку, как дома, под телевизор: офицеры включают им новости по «России 24», «чтобы были в курсе».

Недоеденных обедов мы не увидели: безусловно, это лучший комплимент для повара.

Обратная сторона кастрюли

Офицеры нестоличных частей не так благодушны.

– Поначалу все было красиво: все вежливые, контролируют – как работа кишечника у бойца? Через 3 месяца появились «ягодки»: замена продуктов в ущерб пайку, пересортица, грязь… – рассказывает младший офицер тыла Антон (в его части по аутсорсингу работают уже год). – Или такое: люди с полигона приезжают в 22–23 часа уставшие, им бы поесть, а никто не будет ничего готовить! Я своих поваров могу заставить и подогреть, и чай заварить, а тут мы им не начальники – офицеры только для контроля.

Есть уже и первые пострадавшие от новых порядков.

– Чтобы не воровали, многие продукты выдают порционно: молоко, сок, конфеты в пакетах. Я вот дежурил по части, пришел в столовую, контролирую полноту порций. Вроде всё в порядке. А через час после обеда в туалет выстроилась очередь: молочко-то подпортилось, хотя срок годности еще ого-го! – признался нам офицер из Центрального военного округа. – Что ж мне, из каждого пакета отхлебывать?

Оказывается, фасованные продукты можно проверить лишь «по бумагам» – изучить сертификат и результаты проверки: компания-подрядчик должна сдавать на анализ продукты из каждой партии. И это всё.

Кстати, все эти справки совершенно не гарантируют, что срочника накормят именно тем, что ему положено по норме. Так, в январе родители парней, проходящих службу в десантно-штурмовом полку (Камышин, Волгоградская обл.), подняли шум: не выдерживаются требования к жирности молока, свежести консервов, а хлеб в полк поставляли аж из Саратова. Да и срочники рассказали: их отправили на разгрузку продуктов и там они увидели упаковки мяса с «изумрудным отливом». Говорят, под одними наклейками на коробках были видны другие. На втором слое этикеток было написано «мясо буйвола и кенгуру» вместо положенных говядины или свинины.

Скандал замяли, причем новый аутсорсер и военные заговорили о клевете, а родители пошли на попятную, опасаясь последствий для детей. Только председатель Камышинского комитета солдатских матерей Любовь Калмыкова настаивает: все было именно так. Она уверяет, что лично посетила полк, инициировала проверки качества некоторых продуктов. В ответ, кстати, сразу поменяли поставщика хлеба.

Все бы ничего (кенгуру все же не кошка), если бы не название компании-аутсорсера – ООО «МедСтрой», у которой уже были прецеденты с пищевым отравлением подопечных в других регионах.

Империя армейского питания

Кто будет кормить солдат в разных полках, решают в ОАО «Военторг», причем без открытых тендеров на госзакупках. Эксперты оценивают бюджет военного аутсорсинга в 1 млрд евро и уверяют: этот рынок практически монополизирован. Крупнейшим игроком тут считается группа компаний «Конкорд» питерского ресторатора Евгения Пригожина. Кстати, его компания выполняет заказы и на школьные обеды. И недавно родители Питера и Москвы подняли шум: их детей кормят «самолетной едой», которую просто разогревают. Сейчас пошли разговоры – у военных происходит то же самое.

– Руководство продслужбы нас заверило: во всех столовых Минобороны пища приготавливается в котлах. Пытались навязать другие варианты, но срок хранения жесткий, поэтому отказались, – ответили на вопрос «Собеседника» в пресс-службе МО. И тут же отрезали: – «Конкорд» мы не комментируем.

В «Конкорде» тоже не пожелали отвечать на наши вопросы. Ирина Корнева, старший пиар-менеджер, заявила лишь:

– Компания «Конкорд» не обеспечивает питанием армию.

Однако, если изучить базы данных, обнаружится: тот же «МедСтрой», что развернулся на рынке аутсорсинга, все же имеет отношение к «Конкорду».

Так, единственный учредитель «МедСтроя» – 77-летняя петербурженка Таисия Княжева. Пенсионерка, инвалид
2-й группы, ветеран труда Княжева по совместительству еще и теща г-на Пригожина. Любопытно также, что «МедСтрой» создан в 2003-м Виолеттой Пригожиной, матерью ресторатора. Она-то в 2005-м и переписала бизнес на Княжеву. Сама
72-летняя Виолетта Кировна остается учредителем еще 6 фирм и лично (по документам) руководит тремя компаниями. Вообще, питерские пенсионерки из семьи ресторатора – дамы весьма бойкие. Та же Княжева – хозяйка еще десятка фирм, в некоторых она – руководитель.

– На самом деле к «Конкорду» имеют отношение и ООО «Ресторан Сервис плюс», и ООО «Дартс-рбп», и ООО «Главная линия» – компании, занимающиеся аутсорсингом. Сибирь, Хабаровск, Владивосток, Северный Кавказ – у нас везде заказы. Одним мы известны как «МедСтрой», другим – как «Главная линия», – анонимно признался сотрудник «Конкорда».

Конкуренты Пригожина на рынке военного питания нам пояснили:

– В каждой бригаде примерно 4,5 тыс. солдат, кормить их надо 3 раза в день. Это 13,5 тыс. постоянных посетителей. Да еще при гарантированном госфинансировании. Для любой точки общепита – праздник. За это и идет война.

Говорят, с Пригожиным прекрасно ладит первый зам. главы ОАО «Военторг» Леонид Тэйф. И именно он приложил руку к распределению годовых контрактов между несколькими крупными фирмами, которые якобы не имеют отношения к «Конкорду». А компаниям помельче достались лишь трехмесячные договоры, и в марте их ждет новая битва за желудки солдат.

Из досье

В ресторанах Пригожина Владимир Путин бывал с Жаком Шираком, Джорджем Бушем, Герхардом Шрёдером и Ёсиро Мори.
Степашин, Фурсенко, Матвиенко и Онищенко тоже хорошо знают кухню Пригожина. Его величают «придворным» ресторатором: он активно работает на бюджетные мероприятия.

В 2009-м компания Пригожина открыла ресторан в Доме правительства, а входящие в группу фирмы организовывали питание на экономическом форуме в Петербурге и устраивали ужин по случаю инаугурации президента Дмитрия Медведева.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания