Новости дня

11 декабря, понедельник



















10 декабря, воскресенье























09 декабря, суббота



Юрий Кузьменков: Я настоящий жеребец

0

Один из первых фильмов – «Служили два товарища» – сразу же принес молодому актеру Юрию Кузьменкову признание. Ему повезло сниматься с такими артистами, как Ролан Быков и Олег Янковский. Но настоящей звездой его сделала роль порядочного Вани во всенародно любимом фильме «Большая перемена». Именно его герою принадлежит фраза, которую впоследствии взяли на вооружение мужчины: «Я хочу рассказать вам про свой богатый внутренний мир». Его Ваня – работящий парень, который готов в лепешку разбиться ради красавицы Полины. Но, как это часто бывает, она влюбляется в странного и неуклюжего учителя. 16 февраля прекрасному актеру Юрию Кузьменкову исполнилось 70 лет.

- Юрий Александрович, актеры обычно любят шумно отмечать свои юбилеи. Вы тоже накрыли в честь праздника широкий стол?

– Нет, я не из их числа. Посидели с коллегами, а потом с супругой поехали домой, там нас уже ждали сын с невесткой и внуки. Они для меня самые главные люди на всем белом свете.

– Фаина Раневская говорила: «Никого нельзя допускать в сердце. Думать надо только о себе…»

– В этом я не соглашусь с великой актрисой. Да знаете, Фаина Георгиевна вообще была очень закрытым человеком. За этой показной бравадой, едкими словами прятала свое глубочайшее одиночество. В этом мы с ней были похожи. Только она скрывалась за язвительными фразочками, а я за алкоголем. Я ведь в молодости очень сильно пил. Сейчас потребляю гораздо меньше спиртного. Да и возраст уже не тот. Иногда пил от тоски, а в другой раз от бравады. Сыграю что-нибудь и думаю: мол, вот какой я актер великий, как я сыграл! Ходил гордый, грудь колесом! Да и завистники наливали рюмочку-другую. Нашептывали слова приятные, науськивали.

– Против чего они вас науськивали? Чтобы вы из семьи ушли, работу бросили?

– А зачем мне было куда-то уходить? Бросить жену и ребенка? У меня и в мыслях никогда такого не было. Нет, эти гады хотели меня с пути сбить, чтобы себе дорожку расчистить и вперед выбиться.

– Такое предательство людям все равно аукнется…

– Больше всего в жизни ненавижу предателей! Если человек изменит своему слову или делу, которому был раньше предан, – всё! Я от него отвернусь. В 90-е годы я увидел, как один почитаемый мною актер сжег перед Белым домом свой партбилет. После такого предательства этот человек для меня перестал существовать, хотя раньше я был готов на него молиться. Еще не люблю людей, которые свои гаденькие дела прикрывают благими намерениями. Когда я приходил в театр немного нетрезвым, находились паразиты, которые сразу же бежали к начальству докладывать, что Кузьменков пьяным явился. А когда я спрашивал у одного из них, что же ты, собака такая, делаешь, он выпучивал глаза и говорил: «Я же тебя спасаю!» Спасает он, как же…

– Ваша жена, наверное, здорово намучилась с вами в молодости…

– Жена моя Галина Николаевна – золото! Такую терпеливую еще поискать надо. Не знаю, за какие заслуги она мне досталась. Многое она со мной вытерпела, ой, многое. С Галей я познакомился еще в театральной студии при Театре Моссовета. Она тоже хотела быть актрисой, подавала большие надежды. Однажды после дипломного спектакля ее даже поцеловала сама Любовь Орлова – настолько великой актрисе понравилась ее игра. Гале попался никудышный партнер, и пришлось ей одной вытягивать весь спектакль. Она справилась. Потом к ней за кулисы зашла Орлова, которая сидела в комиссии. Невысокого роста, всегда элегантно одетая, в дорогом пальто, она подошла к Гале, сказала «Молодец!» и поцеловала в лоб.

– Чем занимается ваш сын Степан?

– Он не стал актером. Конечно, мать хотела, чтобы Степа пошел по нашим стопам. Но мой Степан Юрьевич парень упрямый. Пришел он ко мне однажды и сказал: «Знаешь, пап, не хочу я быть актером». Я понял, что уговаривать его бесполезно. Степан поступил на юридический факультет МГИМО, потом его выбрали для работы в ООН. Жена у него просто чудо. Аллочка – настоящая хранительница очага, прекрасная хозяйка, заботливая мама. Сейчас они живут в Женеве, у них трое детей – мои внучки Настя и Соня и внучок Федор, который родился в Америке.

– Ну, если сын дипломат, то в политике вы точно разбираетесь…

– Да не лезу я в это! До сих пор остался верен идеалам коммунизма, которые основаны на христианских заповедях: не убей, не укради. Партбилет у меня сохранился. А вступать в новые партии, чтобы на меня обратили внимание или помогли материально, я не собираюсь.

– Наверное, развал СССР стал для вас настоящим ударом...

– Это было тяжелое время. Не понимаю, почему в нашей стране все делается через зад. Горбачева я считаю предателем. Будь он трижды… Старое мы разрушили быстро, а вот нового ничего так до сих пор и не построили.

– Многие актеры в те годы были на грани нищеты и зарабатывали деньги кто как мог…

– Ничего такого я не делал, с протянутой рукой не стоял. Ставил спектакли, снимался в кино. Часто просто ради гонорара, а не потому, что роль была какая-то высокохудожественная. И я не стыжусь этого. Мне же надо было семью кормить.

– На роль преданного Вани вы тоже сначала ради гонорара согласились?

– Нет, в «Большую перемену» меня позвал режиссер фильма Алексей Коренев. До этого я у него снялся в картине «Вас вызывает Таймыр». Понятно, что никакого кастинга я не проходил. Пришел, и сразу меня утвердили. А вот с актрисой на роль Полины пришлось помучиться. Сначала хотели пригласить Наталью Гундареву. Как мне потом рассказывали, она спросила у Коренева: «Вы видели мой зад?» и отказалась сниматься. Да и правильно. В кадре она выглядела старше меня и Кононова, и наш любовный треугольник смотрелся бы смешно. Поэтому когда на пробы пришла Гвоздикова, ее сразу утвердили.

– Как и Кононова на роль Нестора Петровича?

– Его кандидатура тоже прошла без проблем. Хотя я очень хотел сыграть учителя. Но Коренев сказала мне: «Ты свое лицо видел? Какой ты учитель? Ты – Ваня!» И все-таки, мне кажется, Кононов не засверкал в этой роли, не смог он ее вытянуть. Он должен был быть ярким, чтобы все остальные актеры вращались вокруг него, как планеты вокруг Солнца. А он этого не сделал. Вот Збруев, сыгравший роль Ганжи, сдюжил. На съемках Кононов был слишком зажат, словно закрытый на все замочки, сложный был человек.

– С коллегами по «Большой перемене» потом встречались?

– Мы редко виделись. А вот пару недель назад встретил Сашу Збруева, так расцеловались мы с ним, как родные.

– Говорят, у Збруева характер не сахар…

– Сашка – нормальный парень! А вот я другой. Я настоящий жеребец. Гордый, свободолюбивый. Никогда не буду идти вместе со всеми в одной упряжке. Всегда выбираю свой путь и не сворачиваю с него.

 

 

Марина Бойченко.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания