Новости дня

21 октября, суббота























20 октября, пятница





















Валдис Пельш: Разыграть Киркорова для меня – дело чести!


Некоторых звезд совсем не жалко

– Почему «Розыгрыши» выходят с такими большими перерывами? Жертвы программы ставят палки в колеса?
– И такое бывает. Мы разыг­рали обоих наших президентов. Но это же в эфир никогда не выйдет. Вот нам и указали на ошибки. Мы долго над собой работали…

– В вашем, Валдис, умении шутить никто не сомневается. А если серьезно?
– А, такая версия вам не нравится? (Смеется.) На самом деле производство передачи достаточно трудоемкое. И поскольку мы находились на положении свободного художника: когда снимете – тогда и покажем, это сильно расслабляло. В связи с этим и шли такие затяжки по времени. А сейчас руководство «Первого канала» переводит нас на ежемесячное вещание, а это сильно мобилизует.

– Интересно, вы сами все разговоры о неэтичности розыгрыша считаете справедливыми или демагогией?
– Нет, это не демагогия. Мы действительно разыгрываем людей без их на то желания. Более того, мы не связываемся с артистами, которые сами предлагают себя разыграть. Мы практически прекратили работу с директорами звезд, которых раньше задействовали в инсценировке ситуации. Бывали случаи, когда директора «сдавали» розыгрыш. Мы видели, что человек предупрежден, и тогда все теряло смысл.
Еще бывали случаи небрежной работы. Решали делать жестко, но увлекались. Розыгрыш ведь индивидуален, он должен совпадать с характером человека, подходить ему, как некий костюм…
Но в общем и целом программа существует, и мы не особенно задумываемся, этично ли разыг­рывать звезд или нет. Мы – заложники формата. Придумали его и решили заработать на нем денег. (Смеется.) К сожалению, под раздачу попали знаменитости.

– Некоторых совсем не жаль. Так им и надо.
– Есть такие. Одна из главных наших целей – по-прежнему Филипп Бедросович, который кричит на всех углах, что уж его-то мы никогда не разыграем.

Если этого еще не случилось, это не киркоровская заслуга, а ваша недоработка?
– Я ему сказал: «Филипп, это вопрос чести. Ты будешь разыгран». Пока мы к нему подобраться не можем. Но как только это удастся, сделаем его, как мальчика. Я от своих слов никогда не отказываюсь.

Приходится быть Штирлицем

– С одной звездой вы уже доразыгрывались. Ирина Мирошниченко под давлением бастующей толпы, требующей повышения зарплаты (так обернулось для актрисы якобы участие в безобидной программе «Контрольная закупка», где она должна была дегустировать торты), заперлась в кладовке кондитерской фабрики, откуда и вызвала наряд милиции.
– Я не присутствовал на тех съемках. Но возмущение героини действительно имело место. Нам не привыкать… Это вопрос, который звезды решают для себя сами. Тебя разыграли, тебе это не понравилось. Как ты будешь вести себя дальше – вопрос твоего нрава, твоей воспитанности.

– Вы сами, как и раньше, непосредственно в момент розыгрыша не светитесь?
– Мы присутствуем до розыгрыша – снимаем «фильм о фильме». А в нужный момент, что называется, линяем с площадки, дабы случайно не подвести съемочную группу. И так бывают нестыковки. Однажды мы допустили классическую ошибку. Звезда должна была увидеть по телевизору некий видеоматериал, а потом, когда розыгрыш заканчивался, на этом же экране возникало название программы. Этот титр – «Розыгрыш» – записали на один диск с видеоматериалом, который должна была увидеть звезда. Как вы понимаете, человек, естественно, нажал не на ту кнопку, и «Розыгрыш» появился до самого розыгрыша. Во избежание подобных вещей (американцы называют это «защитой от дурака») мы стараемся всячески подстраховываться.
Я знаю очень многих звезд, они знают меня, знают мою машину. Если человек увидит мой автомобиль даже в квартале от места будущего розыгрыша, может догадаться, что машина стояла там неспроста. Поэтому мы самовыгоняемся. Приходится быть немножко Штирлицем.

– А как звезды реагируют, глядя на себя со стороны уже в вашей студии?
– По опыту нового цикла (и в старом так было, но от нового воспоминания свежее): на свои приключения люди смотрят с большим интересом. В какой-то момент было ощущение некой просадки: мол, да, человека разыг­рали, но нет в этом чего-то уникального. Конечно, мы не можем выдавать запоминающиеся розыгрыши на-гора – они не являются постановочными. Но сейчас розыгрыши снова стали событиями. Я уверен: из старых циклов люди не забыли про розыгрыши Ксении Собчак, Виктора Шендеровича, Нины Руслановой. Нам, кажется, удалось достичь того уровня, что и новые розыгрыши будут оставаться в памяти людей надолго.

Заполоню собой экран

– Со времен программы «Угадай мелодию» доля развлекательного телевидения, где вы мастер, выросла в разы. Почему вас в нем так мало? Больше поете, в театре и кино играете…
– Если перечислить все форматы, которые я вел с 95-го года, копилка набирается достаточно приличная: «Русская рулетка», «Властелин вкуса», «Эти забавные животные»…

– Все они шли недолго.
– Хорошо, давайте возьмем Ивана Урганта как некий эталон. Сейчас же никто не вспоминает его «Весну», «Большую премьеру» – проекты, которые довольно быстро канули в Лету. Но они были до тех популярных долгоиграющих программ, которые есть у него сейчас и по которым Ваню теперь в основном и знают. Я 10 лет был в эфире с «Угадай мелодию» – с 1995 по 2005 год, что, кстати, тоже нехило. Потом начался «Розыгрыш», который заработал «ТЭФИ» как лучшая развлекательная программа. В принципе мне есть чем гордиться.

– Вы еще забыли про СТС, где идет ваша программа «Одни дома», и веселую рекламу с Галыгиным. Ясно, что вы вряд ли могли спровоцировать этот массированный залп. Но он вам скорее на руку или нет?
– Ну, просто бывают такие моменты. Сегодня меня нет в эфире, а 1 января 2010 года мне позвонят и скажут: «Валдис, мы бы хотели пригласить вас поработать 1 июля 2010 года». Ровно после того, как кто-то застолбит эту дату, все начнут звонить и всем будет нужно 1 июля.
Есть большое число переговоров, которые не заканчиваются ничем. Но в какой-то момент это начинает двигаться, и количественные показатели переходят в качественные. Более того, у меня на подходе еще один интересный телепроект. Так что скоро я заполоню собой эфир… Но если брать ситуацию 2004 года, когда у меня было 7 эфиров в неделю, сейчас я считаю себя невостребованным.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания