Новости дня

18 декабря, понедельник



























17 декабря, воскресенье


















Юрий Гальцев: Мне надо было родиться девочкой

0

Юрий Гальцев – один из немногих наших артистов-юмористов, при выходе которого на сцену реально разбирает смех. Ему и рта раскрывать не надо – все хохочут, глядя на нелепую полноватую фигуру и всклокоченную прическу. На одном из концертов был случай, когда зрителя выносили из зала санитары – его переклинило до судорог. При этом сопровождавший «больного» приятель кричал Гальцеву: «Юра, только подожди, ничего не рассказывай, он сейчас водички попьет, и мы сразу вернемся!»

На сцену гонят пинком под зад


– Юрий, про вас ходят разные слухи. Скажите откровенно, какую роль в вашей веселой жизни играет алкоголь?

– Я на работе не пью и другим не советую, независимо от их профессии.

Однажды я попробовал выпить перед выходом на сцену. Кранты! У меня пошел психологический зажим, потливость, я не мог себя полностью контролировать. Глаз был дурной. С тех пор я противник «принятия» во время спектакля или до. Ну, а после, сами понимаете, все может быть...

Одно время я подсел на красное вино. А сейчас очень спокойно отношусь к алкоголю. Нравится виски, причем виски с молоком – в пропорции один к одному. А зимой, конечно, люблю хорошую водочку под хорошую закусочку. С пельменями…

– Вы верите в какие-нибудь традиционные актерские приметы? Например, в день премьеры не мыть голову – текст забудешь…

– Голову я мою. А вот на сцену меня всегда ногой выталкивают мои ребята. Пинком под зад! И еще люблю перед спектаклем съесть лимон – не целый, а две дольки.

– Это еще зачем?

– Чтобы глаза расширились!

– Вы как будто соревнуетесь с другим великолепным питерским артистом Юрием Стояновым, кто больше сыграет женских ролей. Почему вас так тянет перевоплощаться в женщин?

– Иногда я думаю: мне вообще надо было родиться девочкой. Я очень похож на свою маму. Про нас раньше говорили: «Вот две сестренки идут!» У меня по жизни чисто женская интуиция. Люблю с женщинами разговаривать, общаться больше, чем с мужиками, легко нахожу с ними общий язык. Ну, и на сцене так повелось, что играю женщин. Очень часто слышу на съемочной площадке: «У тебя, Юра, какие-то ужимки, повадки, манеры женские – ну прямо как у моей жены, сестры, любовницы…»

Есть у меня кусок Луны

– Я слышал, что с женой, актрисой Ириной Ракшиной, вы познакомились при каких-то очень смешных обстоятельствах. Так как дело было?

– Мы вместе учились в театральном, ходили по одним коридорам, но не замечали друг друга, пока не отправились в стройотряд в Казахстан. Ира работала на кухне и очень смеялась над тем, что мне нравилось обсасывать кости, особенно мозговые. Обычно повара варили бульон, срезали с костей мясо, остатки бросали собакам. С некоторых пор, когда все ребята, отобедав, уходили, я, как верный пес, задерживался в столовой, где меня ждала полная тарелка костей. Я использовал эту уловку, чтобы подольше задержаться возле Иры, присмотреться, и страшно обрадовался, узнав, что она не замужем.

Сегодня жена – единственный человек, ценящий даже те мои шутки, которых никто не понимает.

– А дочка ваша пошла по стопам родителей?

– Я бы очень хотел, но вместо актерского она поступила на отделение менеджмента и пиара. Ну, посмотрим… Я на дочку не давлю, но мне кажется, из нее все равно получится актриса.

– Это правда, что у вас есть участок на Луне?

– Есть такое дело. Получил я его несколько лет назад. Какие-то крутые ребята едва ли не силой всучили мне документ, подтверждающий, что отныне я являюсь владельцем части лунной поверхности. Заверили, что я не один, продемонстрировали список артистов, бизнесменов. А документ тот весь в печатях, лощеная бумага, золотые буквы, широта и долгота указаны, Луна во всех возможных разрезах и ракурсах. Пообещали мне, что уже лет через двадцать туда будут ходить пассажирские корабли. «Не тебе, так твоим детям и внукам достанется, – сказали, – цены этому участку не будет!» Ну, я и согласился. Тем более что Луна мне бесплатно досталась. Как говорил мой отец: один дурак продает, другой покупает…

С голоду не помру – друзья прокормят

– Если бы вы не стали артистом, не вышли на сцену, чем бы на жизнь зарабатывали?

– Всем, кроме бизнеса. Музыкой, стихами, прозой…

– Стихами на жизнь не заработаешь.

– Это еще не все. Могу выполнять практически любую мужскую работу: гвоздь забить, копать, строить. Умею готовить холодец, пельмени, борщ. Особенно мне удается селедка под шубой. А шашлыки и мясные блюда делаю не хуже кавказцев! Еще хорошо вожу машину, могу запросто подрабатывать частным извозом. Надеюсь, мое растиражированное лицо позволит мне за рулем лет пять брать хорошие чаевые. Правда, у меня есть страсть – продавать свои машины. Помню, однажды продал свои колеса Косте Хабенскому и его приятелю, актеру Андрюше Зиброву. Почему-то они выпросили у меня машину одну на двоих… Да и, кстати, можно вообще не работать: друзья, которых у меня великое множество, не дадут помереть с голоду!

– Жизнь сейчас сплошной напряг. Как вы преодолеваете стрессы?

– Когда со мной что-то приключалось, я всегда советовался с отцом и он говорил: «Юра, ну что ты расстраиваешься! Посмотри: там землетрясение, здесь голод... А наши с тобой проблемы вполне преодолимы». Я с таким настроением и стараюсь жить, и, слава Богу, что-то у меня получается.


 Егор СТАВИЦКИЙ.
поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания