Новости дня

16 декабря, суббота



15 декабря, пятница







































14 декабря, четверг



Евгений Миронов: За профсоюз актеров меня застрелят

0

– Евгений Витальевич, зачем вам все это надо?

– Затем, что и мы когда-нибудь будем старенькими и нам захочется теплоты и внимания. А эти люди всей своей жизнью заслужили человеческое отношение к себе. Мы ведь не только собираем средства для деятелей искусства, которые сегодня оказались в бедственном положении, но и привлекаем внимание общества к этой проблеме. Сотни ветеранов кино и театра живут в полном одиночестве, нужде и болезнях. Они посвятили жизнь искусству, были нужны и любимы, а сегодня…

– За то время, пока мы за вами «охотились», удалось посмотреть в МХТ спектакль «№13», где в антракте вы бегали с клоунским красным носом и привлекали людей к проблемам ветеранов сцены.

– Мне очень приятно, что вы заметили акцию «красные носы». Честно говоря, это не наша идея – надеть носы и выйти в антракте со шляпами, в которые зрители кладут деньги для актеров. Она родилась в Лондоне.

– А кто был ее родоначальником?

– Я не знаю. Думаю, что большие артисты, звезды. Об этой доброй английской традиции мне рассказала Ингеборга Дапкунайте. В один день все лондонские театры объединяются и показывают на своих подмостках веселые спектакли. Затем в антракте актеры надевают клоунские носы и агитируют зрителей внести свой вклад в поддержку ветеранов театра и кино.
В Москве театров много, и чтобы во всех одновременно шли веселые спектакли – это проблематично. На «Гамлете» вряд ли выйдешь в антракте с красным носом. Поэтому мы распределили акцию на два месяца – март и апрель. Каждый театр определяет свой веселый спектакль. Например, в МХТ это «№13», в Театре Наций – «Рассказы Шукшина», у Константина Райкина в «Сатириконе» – «Синее чудовище», в РАМТе – «Берег утопии».

Пиджак от Джуда Лоу

– При такой неимоверной занятости в кино и театре, взвалив на себя еще Театр Наций и фонд «Артист», когда вы находите время на добрые дела?

– А добрыми делами мы занимаемся ночью (смеется). Другого времени нет ни у меня, ни у других артистов, занятых фондом.

– Кто эти коллеги по цеху?

– Вова Машков, Макс Суханов, Лёня Ярмольник, Олег Меньшиков, Маша Миронова, Ирина Апексимова, боюсь хоть кого-то забыть, но их очень много. Откликнулись все артисты, к которым мы обратились. Да что там наши! В январе в Москву приезжал голливудский актер Джуд Лоу. Так вот, он здесь на благотворительном аукционе выставил свой пиджак и галстук-бабочку. Снял прямо с себя. Вырученные 8 тысяч евро актер передал нам на благие дела.

– А на что вы тратите пожертвования?

– В прошлом году нам удалось собрать 5 миллионов рублей. На них мы приобрели 500 подарочных сертификатов на медикаменты – по 10 тысяч рублей каждый. В этом году собранные средства также пойдут на лекарства для пожилых малоимущих актеров.

– Почему, на ваш взгляд, голливудские звезды более отзывчивы на призывы о помощи? А наши, не дай бог что случится, все тут же становятся сами по себе.

– Нет, неправда. Конечно, случаи бывают разные, но, думаю, благотворительность в России – дело будущего. А пока эту роль взяло на себя государство, которое объявило, что будет помогать, но получается у него это не самым лучшим образом.

В России за чертой бедности находятся так много людей, что впору не только об артистах говорить. Но нам именно они ближе. В нищете прозябают даже заслуженные, народные, лауреаты, с орденами и премиями. И им зачастую не на что купить лекарство, некому помочь им убраться в доме, починить окно, чтобы оно открывалось, сводить их в театр, некому поздравить с Днем Победы и купить колбасу к празднику. А ведь некоторые старики еще мечтают как-нибудь реализоваться в профессии.

– В России существует масса благотворительных организаций. Как вам кажется, почему люди быстрее и радушнее откликаются на клич актеров?

– Думаю, что артистам просто верят. Вернее, не им, а их ролям. Видимо, есть образы, созданные нами, на которые зрители переносят свою любовь, которые порой от чего-то спасают. Понимаете? Безусловно, бывают исключения, но тем не менее артисты олицетворяют порядочных людей.

Не бронзовые звезды

– А кто был вашим кумиром?

– Честно говоря, у меня не было кумиров. Я всегда очень уважал Олега Борисова. А сейчас, когда вышли его дневники, тем более. Потому что понял: до последнего дня он был неудовлетворен собой.

– Собой в профессии?

– Да. И это значит, что он был настоящим, а не бронзовым. Вы не представляете, насколько велико мое преклонение перед Олегом Ивановичем.

– Вы знаете, многие представители отечественного шоубизнеса называют Евгения Миронова примером для подражания. За вами готовы идти на любое дело.

– Мне приятно. Это вы говорите о шоуменах? А они-то зачем пойдут за мной?

– Вы – авторитет для них по части благих дел.

– Здорово. Мне нечего даже добавить.

– Тогда поведайте: помогая старикам, чьей судьбой особо поражены?

– Их много. Например, Михаил Кононов, с которым я снимался у Глеба Панфилова «В круге первом». Это была его последняя работа и первая за многие годы безработицы. Когда я узнал, что он будет со мной работать, в памяти возникло счастливое лицо актера с открытой улыбкой. А то, что я увидел… Было страшное ощущение. Придя на площадку, он жаждал работы. В последний съемочный день даже плакал, не желая уходить. А может, предчувствовал, что больше не случится кино в его жизни. Сейчас ни к чему искать виноватых, человек сам кует свою судьбу. Но вторая половина жизни Михаила Кононова была трагической. А могло бы быть иначе, если бы в нашей стране существовала система достойного перехода от звездного мгновения к отсутствию работы. Как это происходит в той же Америке. Там в помощь актерам существуют профсоюзы, которые защищают их интересы. Артисты живут всю жизнь на проценты от проката тех картин, в которых играли.

У нас этого нет. Хотя «Берегись автомобиля», «Ирония судьбы» или фильмы Гайдая могли бы приносить артистам реальные деньги. Да тот же Вицин, который умирал в нищете, мог бы иметь дом, схожий с замками чиновников. Он заслужил. Он – любимец всей страны. Но к сожалению, такие звезды у нас существуют и умирают в забвении и безденежье. В конце концов, это вопрос профсоюзов, за который меня застрелят, если я начну эту тему поднимать.

– Почему?

– Потому что создать что-то подобное до сих пор никому не удавалось. За это надо умереть, костьми лечь, чтобы с мертвой точки что-то сдвинуть.

– Вы же все равно будете продвигать эту идею?

– Мы будем заниматься своим делом. А профсоюзы… Насколько серьезное, настолько и опасное предприятие, потому что это деньги, но что касается денег… А мне хочется еще сыграть что-нибудь.


А как у них?

Американская система социальной защиты закладывает фундамент под обеспеченную старость голливудским актерам. Каждый из них имеет агента, который в обязательном порядке плотно работает с юристами. Актер состоит в одном из профсоюзов – Гильдии киноактеров (Screen Actors Guild, SAG) или в Американской федерации актеров телевидения и радио (American Federation of Television and Radio Artists, AFTRA). Профсоюзы получают проценты от каждой работы актера, а за это добиваются регулярных отчислений актерам за прокат картин, за продажу фильмов за рубеж, за показ рекламных роликов с их участием и пр. Благодаря профсоюзам актеру и членам его семьи оплачивается медстраховка.

Пенсионеры-миллионеры Голливуда: Элизабет Тейлор, Барбра Стрейзанд, Джейн Фонда, Кирк Дуглас.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания