Новости дня

23 января, вторник






























22 января, понедельник















Максим Щеголев: Я был очень влюблен в Настю Стоцкую

0

Исполнитель роли обаятельного бандита Паровоза (из-за которого создателей сериала «Город соблазнов» на НТВ завалили письмами возмущенные поклонники картины – зачем, мол, убили такого обаяшку?!) и негодяя Жданова в многосерийной цыганской истории «Кармелита» на канале «Россия» актер Театра Луны Максим Щеголев в жизни веселый молодой человек, примерный семьянин и отец двоих очаровательных дочек. Прогадала в свое время Настя Стоцкая, с которой в студенчестве у Максима был роман. Но певица оставила Щеголева ради нового кавалера.

– Максим, что может вас разозлить?
– Когда люди врут. Неправду не люблю. Лицемерие ненавижу, двуличие. Хоть и говорят, правда у каждого своя. Мне кажется, правда одна.

– Драться будете с лгуном?
– Буду. И дрался (улыбается). Мы же мальчишки – воюем за свои идеалы.

– А в детстве дрались?
– В детстве меня все били. Я был длинный, худой. Не то чтобы совсем гадкий утенок, но очень близко к тому. Занимался спортивными бальными танцами. Изнеженный ребенок. За всю жизнь потом столько пинков и затрещин не получил, сколько в школьном возрасте.

– Мальчики или девочки обижали?
– Пацаны били. А девчонки просто не любили. Это потом, когда возмужал, стал активно заниматься спортом, в том числе единоборствами, ситуация изменилась в корне. И улица другая стала для меня, более безопасная. И девчонки более улыбчивыми стали.

– В подростковый период добавили родителям проблем?
– Я начал дурить в 14 лет и пару лет побуянил, как все, наверное, в этом возрасте. Помню, пришел домой из школы и сказал маме с папой: привет, родители, а я вот закурил. Мама схватилась за сердце. Отец стукнул кулаком по столу: «Твою мать…»

– Ремня дали?
– Нет. Никогда не давали ремня. У нас очень демократичная семья была. На меня всего один раз в жизни подняла руку мама. Как раз в 14 лет, когда я переступил все границы дозволенного. По лицу ударила. Я помню тот урок, помню свой поступок, за который стыдно до сих пор, не буду о нем рассказывать. Отец никогда ни на меня, ни на брата руку не поднимал. Он мог достучаться до наших душ, глупых голов словом, причем иногда всего одним.

– Жена (актриса Театра Луны Алла Казакова. – Авт.) к славе вас не ревнует?
– Недавно она мне заявила: «Все, Щеголев, я с тобой развожусь». Я опешил: «Почему?!» «А я тебя не вижу совсем», – ответила она. Пошутила, надеюсь (улыбается). Она ведь тоже актриса. И когда выходила за меня замуж, понимала, что ее ждет – я буду целыми днями пропадать в театре и на съемочной площадке. Я могу уйти в работу не то что с головой, а по самую макушку. И бывает, кроме работы, не вижу ничего, просто выключаюсь из окружающей действительности. Свободного времени очень мало. Хочется иногда и с друзьями увидеться, встретиться, поговорить. И женушка иногда обижается, что я полтора-два часа свободного времени провожу с друзьями, а не с ней. Но я стараюсь не обижать ее, даже если нет возможности в данную минуту сорваться и приехать, обязательно позвоню.

– Вас на съемках окружают такие красавицы – Янина Студилина в «Городе соблазнов», Юлия Зимина в «Кармелите»…
– Супруга ревнует. Говорит: «Я тебе – ух…» (показывает кулак).

– Так и говорит?
– Ну да. И я буду биться за нее зубами и когтями, если какой-то мужчина вдруг появится на ее горизонте. И она биться будет за меня. Если женщина спокойно ко всему относится и ей все равно, что происходит с ее «половинкой», мне кажется, это уже проблема. Значит, не любит.

– Как с женой познакомились?
– В театре, совершенно случайно. Я только пришел работать в театр Анатолия Васильева, сидел в буфете. Один. Ел. И услышал стук каблучков. Обернулся, увидел ее. И понял. Осознал вдруг, как молния, знаете – это она, та самая. И всё.

– Она тоже осознала?
– Да, чуть позже. Когда я появился в театре, к ним, девчонкам, в гримерку прибежали артисты из их труппы. И один из тех артистов пошутил: «Ну что, Казакова, твой муж пришел к нам работать, иди знакомься». А ведь мы с Аллой тогда еще даже ни разу не виделись.

– Долго вы за ней бегали?
– Долго. За ней очень многие ухаживали и ухаживают. Сейчас, к счастью, уже не так рьяно, как раньше, потому что есть я. А я год за ней бегал. Нет, больше. Полтора года пытался приблизиться к Алле. Потом случилось чудо, она ответила на мои чувства.

– Детишки быстро у вас появились…
– Да, у нас две девочки-погодки, буквально одна за другой родились. Дело в том, что изначально, когда врач подтвердил беременность, приборы показали два плодика. На второй неделе второй плод замер, перестал развиваться. Нам сказали – забудьте про близнецов, ребенок будет один. Потом родилась Машка. И мы совсем не удивились, когда через два месяца после родов женушка забеременела снова, на этот раз Катькой. Знаете, есть такие вещи, которые принимаешь как данность – вот это уже есть и по-другому быть не может.

– Дочки дерутся между собой?
– Нет, там все в любви и нежности происходит. Ползают друг по дружке. Старшая, правда, уже начала проявлять характер. Ну она уже более самостоятельная, ходит сама, может о чем-то попросить, что-то сказать, на чем-то настоять. Маленькая еще пока, как щеночек, приглядывается ко всему, принюхивается (улыбается). Иногда приходишь домой после работы уставший, вымотанный. Бросился на ковер. Эти два спиногрызика по тебе поползали туда-обратно, подергали за нос, за волосы. И все – отдохнул, жизнь снова прекрасна и солнце светит.

– Напоследок не очень приятный вопрос задам. О вашей студенческой любви – Насте Стоцкой вспоминаете?
– (Пожимает плечами.) Да, у нас был роман. Да почему роман – я был влюблен в эту женщину. Я был очень сильно влюблен. У меня нет никаких обид, послевкусия. Прошло много времени с тех пор, все чувства, эмоции, которые она во мне взбудоражила и взрастила, я ей отдал. Это было, и это прошло. Нет, не вспоминаю.


поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания