Новости дня

09 декабря, воскресенье





























08 декабря, суббота
















Роза Сябитова: Я иду путем прощения, а муж – покаяния

0

Ведущая программ «Давай поженимся!» и «Знакомство с родителями» на «Первом канале» была известна как первая сваха страны. Но позиции Розы Сябитовой, казалось, должны были пошатнуться, когда полгода назад открылось, что она, мудрая в чужих вопросах, своего счастья построить не смогла. Не тут-то было.
Приехав в офис Розы по соседству с Белым домом, я обнаружила сваху цветущей. Она шла под руку… все с тем же мужем Юрием Андреевым, который заставил ее пролить столько слез. Через пару дней они объявили о своем воссоединении.

Измена – это ерунда

– Теперь, после публичного примирения, история с избиением похожа на пиар даже больше, чем во время вашего громкого расставания.

– Это не пиар, могу сказать точно, – продолжает сопротивляться слухам Роза. – Это жизненная ситуация, к которой мы оба не были готовы. Случившееся показало, что в семье не все гладко и что самый незащищенный пласт, как бы жутко это ни звучало, – мужчины.

– Это говорите вы, которую во дворе прилюдно били?

– Юра реагировал как умел. Мужчины не всегда могут правильно выражать свои эмоции. Когда мой муж на программе у Малахова говорил, что я его собственность, он имел в виду духовную принадлежность. Мужчина вкладывает в жену свою душу, которую он не каждой откроет. Для него это самое бесценное, что он может иметь, – не ее деньги, не ее образование, не ее саму с ногами-руками и выпуклостями. И если на эту душевную собственность кто-то претендует, как мужчина может реагировать? Да как умеет… Смотря в каком состоянии адеквата или скорее всего неадеквата он находится, так и защищается.

Надо задуматься не о том, что он сделал, хотя это ненормально. Надо разобраться в причине. Алкоголизм, сумасшествие или нормальность? Мужья Орбакайте и Жасмин тоже рукоприкладствовали, а тем не менее уважаемые люди. Более того, Руслану Байсарову суд даже ребенка оставил. А если моему супругу, как потом выяснилось, в течение долгого времени внушали – причем не Петя в Интернете, а уважаемые люди, к мнению которых он прислушивается, – будто у меня есть любовник, но сам он мне об этом ничего не говорил... И я изменилась: было много пересъемок программ, от усталости перестала с ним говорить. Он складывает 1 плюс 1, и получается 4. Понятно, что я без вины виноватая, но это мой муж, и я должна была быть к нему внимательнее.

Я поступила, как обычная женщина, – побежала сразу разводиться. И только благодаря высшим силам мне пришел отказ из суда. Квитанцию оплатила не на ту сумму, и мне не позвонили – забыла в заявлении указать номер телефона. В итоге заседание пропустила и автоматом получила отказ. Потом мы усмотрели в этом знак судьбы.

– Складно. А говорили: на порог не пущу.

– Юра долго меня добивался. Я была вне доступа, не отвечала на звонки. Боялась сойти с ума от боли, от страдания. Однажды он пришел в офис (Центр возрождения семейных традиций – наше общее дело) и вышиб дверь плечом и опрокинул мебель для офиса, потому что я все позакрывала. Решила вызвать милицию, а они сказали: «Это ваш муж? Он имеет право входить в собственный офис». Тут я включила мозги. Это, собственно, то, что я делаю с невестами – встряхиваю их, чтобы глаза открылись. И он этим отчаянным поступком просто хотел привлечь мое внимание. Но одного «прости» мало. Юра идет путем покаяния. Для меня, хотя я мусульманка, а он православный, было важно, что он поехал в монастырь, стал разговаривать с батюшкой, причащаться. Он до меня трижды был на послушании в монастыре. Юра активно включился в работу над собой. Мужчине нужна женщина, которая может прощать. Иначе зачем она ему? Я иду путем прощения, муж идет путем покаяния. Я ищу в себе душевные силы. Очень сложно, потому что все равно боишься. Мы любим говорить, что не простим измену, предательство. Это все ерунда. А вот духовность – вещь другого порядка. И вопрос не в том, что прощать, а что нет. А умеем ли мы вообще делать это?

Мы с мужем вошли в состояние высшего пилотажа семьи. И семья мне дороже, чем миллионы людей, которые будут забрасывать меня камнями. Я еще раз пришла к тому, что мы идем верным путем. Стала более ответственной, поняла, что надо уметь правильно расставлять приоритеты. Женщина, будь она хоть президентом страны, прежде всего жена и мать. Ничего важнее быть не может.

– А как же дети?

– Сын уже вылетел из гнезда. Дочку, пока она не выйдет замуж, я не оставлю. Ей было трудно принять Юру, поэтому я жила на два дома. Но сейчас мы опять вместе.

Выживать перестала лет 5 назад

– Вы в программе Оксаны Пушкиной никогда не снимались?

– Нет. А почему вы спросили?

– У вас судьба такая: вы маме были не очень интересны, свекры вас с детьми без жилья оставили, и сына у вас «братки» похищали, и нынешний муж заставил пострадать… Над всем этим, без сарказма, обрыдаться можно.

– Ну, ведь говорят, что Господь не посылает тех испытаний, которые мы не можем выдержать. И второе – то, что не убивает, делает нас сильней. Я не знаю, какие планы относительно меня у Господа Бога, сколько мне еще предстоит выпить горя, но я знаю точно, что я любимая его дочь. Потому что надо так любить своих детей, чтобы делать их с годами лучше. А тренировка души – это страдания. Только нельзя ими упиваться.

– А правда, что мысль о бизнесе на сватовстве пришла к вам в очереди на молочной кухне? Все так прозаично?

– Просто в тот момент я определила для себя, что хорошо умею выживать. Как, может быть, любая целеустремленная женщина. Бизнес-леди обычно становятся от безысходности. Как я говорю – «с вытаращенными глазами». Если у тебя муж практически инвалид – после инсульта и с инфарктом, грудные дети и пенсионеры-родители, а ты не работаешь, даже небольшая доля предприимчивости дает возможность стартовать…

А вот на идею сватовства меня натолкнул сын, сказавший, что неприлично быть одной (к тому времени я уже была вдова). Я решила, что у моих детей будет самый лучший папа. Возникла мысль посмотреть, что на рынке относительно сватовства. Тогда практически ничего не было. А я всегда обладала способностями общения с людьми. Мне нужен был такой бизнес, который бы не просто кормил меня и моих детей, но и давал мне больше свободного времени. Сватовство позволяло мне достаточно времени быть с детьми. Хотя, по сути, как потопаешь – так и полопаешь…

– Когда встали на ноги?

– Выживать я перестала пять лет назад. А до этого было то густо, то пусто. Порой складывалось впечатление, что чужая личная жизнь нужна только мне, потому что клиентки (сватовство – преимущественно женская услуга) проявляли полный инфантилизм. Никаких усилий прикладывать не хотели, а только требовали: «Дайте мне мужчину!» Я могла найти им мужчину, но уговорить его любить и хотеть определенную женщину – нет. Ее надо было научить что-то делать и самой. Изначально приходилось заставлять, это было сложно. А вот когда уже моя популярность обрела существенную силу, стало проще. Я начала давить своим авторитетом, клиентки – ко мне прислушиваться.

Звезды – как дети, а я им – как мать

– Сейчас сами ищете женихов? Может, на вечерах знакомств?

– За 15 лет я таких вечеров провела около сорока – и отказалась. Потому что это неконструктивно и унизительно.

– Для кого?

– Особенно для женщин. Мужчина на такие мероприятия приходит на съём, чтобы познакомиться и продолжить общение «за чашечкой кофе» у кого-нибудь на территории. Если не получится – просто пообжиматься. А женщина ищет мужа. Тут идет нестыковка целей.

В мои задачи не входит приводить мужчин за руку. Я не бегаю по Москве с высунутым языком, это было бы странно. У меня есть два телепроекта – это возможности, которыми не обладают другие свахи. Женихи сами приходят на ТВ, и когда это становится возможным, я предлагаю им стать моими клиентами. Кроме того, я посещаю мероприятия и встречаюсь с мужчинами, которые ко мне обращаются довольно редко, но при знакомстве с которыми я понимаю, что этот подошел бы Люсе, а тот – Свете. Тогда я могу обратиться с конкретной просьбой.

– Среди ваших клиенток есть звезды?

– Да, есть. Очень обеспеченным людям найти половинку сложнее – они много работают и мало времени уделяют личной жизни, а ею надо заниматься. Обращаясь ко мне, они экономят свое время, находят во мне защитника своих интересов. Основная договоренность с любым клиентом, а с випом в особенности – это конфиденциальность полученной информации. Я как батюшка. Или как адвокат. Ничто из сказанного на сторону не пойдет. Звезды – как дети, я им больше как мать…

– Есть еще один опекун богатых и знаменитых – Петр Листерман. Считаете его своим коллегой?

– Листерман – сводник. Разница между сводничеством и сватовством заключается в том, что корень сватовства – свадьба. А чем занимается Листерман? Сводит богатого мужчину с молодой красивой девушкой. Это самое простое, что только можно придумать.

Мужчине, как и холодильнику, нужна инструкция

– Ваша популярность началась еще до ТВ, с книг. Зачем вы сейчас их пишете? Продажи редко приносят большие доходы.

– Конечно, приятно, когда на книгах делают большие деньги – как Донцова, можно дома построить. У меня другая задача. Я пишу инструкции для жизни. Холодильник купили – читайте инструкцию. Мужчина появился в доме – тоже нужна инструкция. На уровне примитива. Я пишу прописные истины, которые каждый мужчина и каждая женщина должны знать – про себя, про партнера, про семью, про детей. Сейчас заканчиваю «Женскую энциклопедию» – по сути, методическое пособие для женщин. Там всё – начиная с физиологии и заканчивая тем, как строить отношения и зачем нужен мужчина, как он устроен на самом деле, а не как этого хочет женщина.

Другими словами, я пишу пособия для гроссмейстеров. Есть партии, они известны. Делайте ходы и учите – теория плюс практика.

– Признайтесь, телевидение стало бешеным катализатором вашего бизнеса?

– Оно позволяет заниматься популяризацией профессии свахи. Я вообще эгоистка, в здоровой форме это чувство во мне присутствует. Постоянно думаю о своей старости и всем рекомендую делать то же самое.
Если я буду жить в стране, где рождаются мужчины, понимающие, чей род они продолжают, – это одно. А если в графе «отец» в свидетельстве о рождении стоит прочерк, мне непонятно, какую страну мужчина собирается защищать. ТВ позволяет обратить внимание на это. Я говорю, что надо не просто искать мужчину – женщина должна быть его достойна. Это она формирует у мужчины ответственность за будущую семью.
Но есть и оборотная сторона. Чем популярнее ты становишься, тем большая на тебе ответственность. Я ведь тоже ошибаюсь, тоже учусь – я не родилась известной и даже не в семье знаменитостей. Обязана более серьезно относиться к своим ошибкам. Но пока не наступишь на мину, не поймешь…

– Так вы называете себя опытным сапером.

– Будь ты хоть суперпрофессионалом, до конца всего знать не можешь… Вот, например, всем известен великий мореплаватель Колумб. Но о том, сколько он потерпел кораблекрушений, почему-то мало кто знает. Профессионализм возникает и на собственных ошибках в том числе. Самое важное – как ты проходишь эти ситуации… Если вернуться к моей семье, не совсем уж достойно я выдержала испытания. Но главное, что мне хватило мудрости – благодаря супругу. Вот уж правда, что выходить замуж без любви безнравственно, особенно в молодости. Только любовь дает возможность, совершив ошибку, на что-то опереться.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания