Новости дня

11 декабря, понедельник





10 декабря, воскресенье























09 декабря, суббота

















Гоша Куценко: меня бесят конкурентки

0

Гоша Куценко, известный своими ролями киллеров, оперов и страстных любовников, на съемках фильма «Любовь-морковь-3» получил травму от руки Кристины Орбакайте. О своей любви-ненависти к актрисам и о том, как он ощущал себя на съемочной площадке с родной дочерью Полиной,  популярный актер рассказал в интервью «МНЖ».

– Гоша, правда ли, что вы не умеете говорить «нет» режиссерам, которые приглашают вас на очередные съемки?

– Да нет, я говорю иногда «нет», но начинаю, как правило, с «да».

– Дело в деньгах?

– Поверьте, мне предлагают такие деньги…

18 серий стоимостью 5 тысяч евро за съемочный день. На меня смотрели как на идиота, когда я отказался. Все дело в том, что я не могу в своей жизни сняться в  картине, которой был бы удовлетворен…

– Большинство ролей – боевики, может, дело в этом? Вот и ваш новый «Антикиллер» о том же.

– Это реальная история, Корецкий, по роману которого снят фильм, писал произведение, основываясь на реальных событиях. Время 90-х – это была гражданская война, истребление. Во второй части война была уже чеченская. Сейчас он полевой командир, а завтра – герой страны… Его за это убивают. Мой персонаж – оперативник – не мог высказаться, мне кажется, и бухал поэтому. Психотерапевт за 10 тысяч долларов в час с ним не общался. Мы здесь живем немножко другой жизнью, сидим вот с вами в торговом комплексе, общаемся. А жизнь на самом деле другая.

– Любовь в боевике – странная какая-то:  он лежал в лечебнице, только вышел – и вдруг сразу такое чувство. Вы так могли бы?

– Лично я мог бы полюбить такую женщину, как актриса Екатерина Климова (она сыграла главную героиню). Мать троих детей, очень хорошая актриса, у нее светлые мозги. Придумывает, знает, как выкарабкаться из сложной актерской ситуации, из сложной сцены. Она знает, что такое секс, что такое красота. Она может настоять на своем. Она любит кровь.

– А говорят, у вас с актрисами непростые отношения.

– Если честно, то они меня в большинстве  раздражают. Может быть, потому, что бесят конкурентки.

– Даже Кристина Орбакайте? Вы с ней уже в третьей «Любови-моркови» вместе…

– На съемках с Кристой я получил травму, кстати. Мы спускались на парашюте, дернулся кран. В итоге Кристина меня ударила в челюсть, была трещина скулы на  ровном месте. Актерский организм другой, не то что у борцов и каскадеров. Я не участвовал в боях, в боксерских драках не потому, что я не люблю подобного рода шоу. Просто нельзя. Лицо актера – его образ на экране. Есть мальчики двух категорий – которые дерутся и которые борются. Я был из тех, которые боролись.

– Гоша, вы болельщик? Футбол смотрите?

– Нет. Я понял давно, что это профессиональная акция. Бегают по полю 22 миллионера. Какое мне до них дело? У них просто свой бизнес. Меня не устраивает, что наши игроки должны работать за рубежом. Я еще помню времена, когда мы работали все вместе и жили одной семьей в СССР и, конечно, футбол был противостоянием идеологий, но это было хотя бы честно. А сейчас  никакой эмоции не вызывает. Это как плохая антреприза. Я тоже знаю, что это такое, когда приходишь, чтобы сыграть, получить деньги и уйти.

– В стране кризис никак не кончится. Как прошлый пережили, помните?

– Мне кажется, кризис и не прекращался с 90-х по большому счету. Нет такого научного института, который бы точно это все констатировал, но люди чувствуют на уровне ощущений, где мы вообще находились и в какую трещину провалилась наша страна. А провалилась она в конце 80-х, и, что бы мы там ни говорили о политике, об экономике, все равно всплываем потихоньку.

– Из мировых премьер  что-то больше других запомнилось?

– «Бесславные ублюдки» Тарантино. Кресты на лбы фашистам. Простой, примитивный ход, но как в точку. Я знаю, наши не резали. Нашим партизанам фашисты резали звезды на лбу. Вымысел,  но скажите, кто сильнее, чем Тарантино, заклеймил фашизм? Он реально вырезал им крест  на лбу, и это останется в памяти людей.

– Вы лично с режиссером «Ублюдков» знакомы?

– Общались на ММКФ. Он улетал в Америку на фестиваль кино, а меня от него просто чуть ли не за ноги оттаскивали. Он уже был в самолете, а я пытался передать ему первый «Антикиллер». Вот эту картину я бы показал ему, не постеснялся.

– В новом фильме Веры Сторожевой «Компенсация» – дебют вашей дочери. Вы наконец не убийца и не опер, эта сентиментальная роль легко далась?

– Я узкий специалист в этом смысле. Мой персонаж рыкнул один раз, и стало понятно, что он имел отношение к делам 90-х.
Но теперь он занимается бизнесом, стал абсолютно лояльным, супер-счастливым отцом своей семьи. Это история о том, как за красивой упаковкой живет разрушение. Прошлое, от которого не уйти, – оно руководит будущим, как конями привередливыми.

– А как вам дочь в роли партнера на съемочной площадке?

– С Полиной мы пересекаемся в одном кадре. План – восьмерка. Я смотрел на нее, она на меня. Когда ее снимали, я корчил ей рожи. Она говорила и потом корчила мне. Самый счастливый момент. Я рад, что она снялась. Она, правда, провалила первую четверть из-за съемок, будем теперь подтягивать уроки. Полина в восьмом классе. Рад, что она поняла, что такое 12-часовой труд актера.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания