Новости дня

26 апреля, четверг






25 апреля, среда




































24 апреля, вторник



Михаил Прохоров: Мне из Кремля не звонили

0

Кабинет российского миллиардера Михаила Прохорова находится на последнем этаже бизнес-центра. «Выше уже некуда», – шутит охранник на входе. Казалось бы, действительно – выше  некуда: у Прохорова есть деньги, слава, первые строчки в рейтингах «Форбс». Но недавно он решил заняться политикой и согласился возглавить партию «Правое дело».

Либо бизнес, либо политика

– Честно говоря, партия сегодня дышит на ладан… Не страшно было ввязываться в столь неудачный проект?

– Зачем же так сразу говорить, что он неудачный…

– Рейтинги у правых на нуле. Почти половина избирателей вообще не знают об их существовании.

– Последнее время я занимаюсь в бизнесе стартапами – начинаю проекты с нуля. Так что подобные ситуации мне хорошо знакомы. Хотя не могу сказать, что решение далось легко. В бизнесе мне довольно много удалось сделать, но когда у тебя все хорошо, а у других плохо – это не самая лучшая гражданская позиция. Неожиданно возникло внутреннее ощущение: кто, если не я? Кроме того, я советовался с друзьями, мнение которых мне важно.

– Говорят, что реанимацию партии инициировал Путин. И попросил вас ее возглавить.

– Пусть и дальше говорят. Мне из Кремля не звонили.

– Несколько лет назад московское отделение партии возглавлял экс-владелец «Евросети» Чичваркин. После ухода из партии он заявил, что бизнес и политика несовместимы.

– Так и есть. Либо то, либо другое.

– Значит, прекратите заниматься бизнесом?

– Да. Отдам бразды правления своей команде.

– А зачем вы позвали в партию Керимова?

– (Смеется.) Я теперь куда ни приду, все первым делом спрашивают: «Керимов уже в партии?» Мы, как партнеры по бизнесу, конечно, обсуждали этот вопрос. Если он захочет присоединиться, буду только рад. Но пока желаемое выдается за действительное. До того момента, пока я не озвучил политическую программу, все разговоры о вступлении кого-либо в партию схожи с пустой болтовней на кухне. Но пока говорить о программе не могу. Хотя мы даже новое название партии уже придумали.

– К чему столько таинственности? Может, рассказывать еще нечего?

– Просто не хочу разбивать целостность восприятия программы на какие-то отдельные моменты. На съезде 25 июня отвечу на все вопросы: почему я пошел в политику, что хочу изменить и так далее. Мы хотели бы ассоциироваться с 5–6 основными проблемами и четким механизмом их реализации. Например, я за то, чтобы отчетность в малом бизнесе была простой и «в одно окно». Сдал эту отчетность, а все остальные госорганы пусть ее оттуда запрашивают. А то сейчас люди, вместо того чтобы работать, целыми днями заполняют бумажки для разных ведомств.

– Но хотя бы скажете, кто ваш главный конкурент?

– Все. Без исключения.

– Значит, вы теперь в оппозиции?

– Слово «оппозиция» мне не нравится. Оно у меня ассоциируется с деструктивной частью. А я конструктивен.
У нас все черно-белое – либо ты за кого-то, либо против. Но у разных партий из десяти вопросов по двум может совпадать мнение, и в этом случае нужно эти вопросы решать вместе. В бизнесе мне это удавалось.

Трудовой кодекс устарел

– Многие ругают поправки в Трудовой кодекс, которые вы предлагаете.

– Мои предложения сводились к тому, что, если работник хочет хорошо работать и много зарабатывать, у него должно быть это право. Наш кодекс сильно устарел – по идеологии он отражает экономику середины прошлого века. Сегодня 64% россиян работают в сфере услуг, а она отличается от сферы материального производства тем, что труд нельзя померить в штуках. Как измерить труд программиста или официанта? Здесь история прямой договоренности между работником и работодателем. Или может ли устроиться на работу женщина с ребенком? А мужчина после 45? Вряд ли. Потому что не работает срочный договор. Во всем мире работает, а у нас нет.

– А что насчет учебного отпуска? Следуя вашим поправкам, работник может его брать, только если учиться его отправляет работодатель.

– Не совсем так. Когда я был гендиректором «Норильского никеля», у меня работал талантливый инженер, который всю жизнь хотел быть режиссером. И учился на него. Получается, я должен был предоставлять ему двухмесячный отпуск на обу­чение? Его работа на эти два месяца ложилась бы на его коллег, а им ведь зарплата от этого не увеличивалась бы. Поэтому, если человек учится по своей специальности, отпуск нужно оплачивать. А если не по своей, переносить расходы на предприятие нельзя.

– Тогда постоянно будут споры, что считать профильной специальностью, а что нет. Вот если бы ваш инженер захотел выучить английский язык?

– Я за то, чтобы инженер был со знанием как английского, так и любого другого языка. Все спорные моменты можно прописать или отдать на договоренность работника и работодателя.

– В прошлом году вы финансировали Селигер. А в этом не собираетесь?

– Я поддерживал только инновационную смену. Мы думали, как привлечь молодых ребят более активно заниматься инновациями, и родилась идея сделать отдельную смену. Остальные смены Селигера я не финансировал.

Компьютера у меня нет

– Раньше журналисты называли вас «самый завидный жених России», а сейчас перестали…

– (Улыбается.) Да, в связи с безнадежностью. У всех опустились руки меня сватать, поэтому в списках женихов я уже не фигурирую.

– Однажды вы сказали, что завести семью – это то же, что выйти на пенсию.

– Ну, если кто-то шуток не понимает…

– Тем не менее жениться вы так и не надумали.

– Просто пока я еще не встретил ту самую. Я работаю с 17 лет. И когда большинство моих сверстников решали личные вопросы, я был занят другими делами. Наверное, пропустил тот период, который является наиболее активным для создания семьи. Но надеюсь, и у меня она когда-нибудь будет.

– Кстати, наш журналист Дмитрий Быков написал про вас очень едкую пародию «Дядя Стёпа – миллиардер». Читали?

– Слышал в живом исполнении Ефремова на ужине «Деловой России». 

– И не обиделись?

– Нет. По-моему, стих смешной. Я даже хотел бы его себе получить в распечатанном виде с подписями Быкова и Ефремова.

– Подарим. Но как вам его передать? У вас ведь нет ни сотового, ни электронной почты.

– Кому надо, тот меня находит. А в Интернет я только недавно решил с айпеда вторгаться. Зачем мне лишние звенья? И потом, я не хочу слишком много информации. Секретари подбирают все интересующие меня новости. Поэтому и компьютера на столе у меня нет.

– Вижу. Зато там много сладостей.

– Да уж, что-что, а сладкое я люблю.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания