Новости дня

16 декабря, суббота



15 декабря, пятница







































14 декабря, четверг



Мама Ксюши Собчак: Я люблю бывшего жениха дочери

0

Людмила Нарусова, член Совета Федерации от Брянской области – вдова бывшего мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака. Она еще и мама, пожалуй, самой скандальной светской львицы – Ксении Собчак. Людмила Борисовна ответила на вопросы корреспондента "Только звезды". Выяснилось, что ей не нравится программа «Дом-2», но она уверена, что дочь будет и дальше работать на телевидении, и не исключает, что Ксения займется политикой. Также Нарусова переживает, что из-за непростого характера дочка еще долго будет одна…

- Вы и Ксения – очень занятые люди. Часто ли вы проводите время вместе?

– Увы, нет. Я никогда не предполагала, что Ксения будет таким трудоголиком. Она берется за разные проекты, программы. Ей это интересно. Я тоже вся в делах, поэтому мы с дочерью очень редко видимся. А уж проводим время вместе, только когда совпадают наши отпуска, да и то не всегда.

– Ксения участвовала во многих рискованных телепроектах, например «Цирк со звездами», где совершала опасные трюки. Неужели вы, как мать, не отговаривали ее?

– А как отговоришь? Она ведь характером вся в отца. Он был человеком, лишенным инстинкта самосохранения. Это касалось и его политической жизни. Потому что Анатолий Александрович всегда говорил то, что думал, не боясь последствий, за что и поплатился. Не все знают, что он занимался альпинизмом. Среди альпинистов не бывает соревнований, потому что это спорт на выносливость, на бесстрашие, здесь сама жизнь на кону. У Ксении от папы бесстрашие, желание получить адреналин в самых опасных вещах. Наверное, именно поэтому она занимается сноубордом и увлекалась дайвингом.

– Какие черты характера, по вашему мнению, унаследовала Мария – дочь Анатолия Собчака от первого брака?

– На мой взгляд, Мария унаследовала как раз характер его первой жены Нонны. Она спокойная, ориентирована на домашнюю жизнь. И слава Богу!

– Поддерживаете ли вы отношения с родственниками мужа?

– Да, более того, забочусь о семье Валерия, брата Анатолия, который живет в Сибири, в Горно-Алтайске. Я помогла ему купить квартиру. Узнав, что его сын собирается жениться, дала нужную сумму денег. Также помогла Валере сделать очень сложную операцию. Что касается старшего брата мужа – Александра, то он человек обеспеченный, живет самостоятельно.

– Вы написали книгу про своего супруга. Была ли у вас идея вместе с Ксенией издать книгу? Если да, то о чем бы она была?

– Я издала книгу воспоминаний о своем муже, где есть моя часть и пронзительно-искренняя статья Ксении. Идея написать книгу с дочерью, может быть, и возникнет. Но сейчас главная наша задача – издание рукописи, которую Анатолий Александрович так и не смог завершить. Муж писал ее в Париже, основываясь на белоэмигрантских архивах. Эта книга о Сталине. Почему мы не можем принять жесткие законодательные меры по запрету пропаганды геноцида, который осуществлял Сталин в отношении собственного народа?! По моему мнению, Сталин хуже Гитлера, потому что он целенаправленно уничтожал собственный народ, интеллигенцию, крестьянство, духовенство. В наших планах – издать эту книгу как политическое завещание Анатолия Собчака. Она станет еще и предостережением.

– Ксения – одна из самых завидных невест страны, однако она пока не нашла себе спутника жизни. Как вы думаете, почему личная жизнь у нее не складывается?

– Думаю, это связано с ее характером. Она у меня очень самостоятельная. Ксения, будучи человеком сильным, на мой взгляд, интуитивно ищет мужчину, который будет сильнее ее. Это обычное желание женщины. Мы ведь изначально хотим подчиняться мужчине, хотя, может быть, и не всегда признаемся в этом. Ксюше нужен достойный, равный по силе характера и внутреннему стержню партнер. К сожалению, среди современных феминизированных мужчин, особенно ее поколения, таких мало, поэтому ей трудно. Она в поиске. И я очень надеюсь, что все-таки найдет. Дочка видела наши отношения с мужем и хочет создать такую же семью. Я ей объясняю, что это очень высокая планка и такие люди, как ее отец, – динозавры, их сейчас просто нет. Поэтому я ей советую: «Ориентируйся на то, что есть».

– В 2005 году новость о том, что свадьба Ксении и Александра Шусторовича не состоялась, наделала много шума. Какова была ваша реакция, когда вы узнали, что дочь отказалась выходить замуж?

– Конечно, я расстроилась, потому что очень люблю Александра и до сих пор поддерживаю добрые отношения с ним и с его родителями. Но я с уважением отнеслась к неожиданному для меня решению Ксении. За неделю отменить торжество было в организационном и моральном плане очень тяжело. Как мать, я приму любой ее выбор, потому что, как говорится, ей жить самой... Это, простите за такое сравнение, как туфли. Ты видишь на витрине очень дорогие, красивые туфли из хорошей кожи, модные, но, когда ты их надеваешь, только ты одна знаешь, в каком месте они тебе трут. И при всем том, что эти туфли замечательные, носить их невозможно.

– Нравятся ли вам мужчины, которые окружают Ксению? Кого бы вы хотели видеть рядом со своей дочерью в качестве зятя?

– У нее, как и у меня, очень много друзей-мужчин. У Ксении мужской характер, и ей просто легче дружить с мужчинами, чем с женщинами. А кого я бы хотела видеть в качестве зятя? Кого Ксения выберет, того и приму.

– Вы были замужем за Анатолием Собчаком много лет. Подскажите, как на долгие годы сохранить семейное счастье?

– Не бывает общих рецептов счастья, хоть Лев Толстой и писал, что все счастливые семьи похожи друг на друга, а все несчастливые несчастливы по-своему. Единственное, что я могу сказать – чтобы интерес супругов к друг другу не потерялся, муж и жена должны быть единомышленниками. Страсть, все составляющие отношений мужчины и женщины имеют тенденцию изменяться. Единомыслие, единый стержень  – вот что самое главное. Нужно жить интересами друг друга. У нас это было, мне очень повезло.

– Скажите, давали ли вы когда-нибудь дочери советы по поводу нарядов или личной жизни?

– Про личную жизнь я ее никогда не спрашивала, даже в период первой любви. А по поводу нарядов могла что-то посоветовать, но только когда я их покупала. С тех пор как дочь самостоятельно стала себя обеспечивать и тратить деньги на наряды, естественно, она полностью определяет свой стиль. А чувство стиля всегда у нее присутствует. Когда она была маленькой, в пору всеобщего дефицита, я покупала ей китайские платья, которые она наотрез отказывалась носить. А потом у нас появилась возможность заказывать ей красивые вещи. Когда близкий друг мужа работал в Париже, в ЮНЕСКО, мы просили его приво-зить дочке платья. Ксения, естественно, с удовольствием их носила. Когда ее спрашивали: «Откуда у тебя, девочка, такое красивое платье?», она, картавя, говорила: «Из голода Пализа».

– Ваша дочь – популярная телеведущая, участница многих телепроектов, владелица собственного бизнеса. Скажите, чем в будущем она могла бы заняться?

– Думаю, Ксюша и дальше будет заниматься тем же, чем и сейчас, то есть телевидением, массмедиа. Естественно, она хочет независимости, в том числе и финансовой, поэтому и зарабатывает деньги, но в бизнесе я ее не вижу. Думаю, ее харизматичность, интеллект, характер и те качества отца, которые она унаследовала, могут ее привести в политику. Не могу сказать, что я была бы в восторге от этого. Ксения твердо отстаивает свои убеждения, а это очень осложняет жизнь, особенно в политике. Во всяком случае, влиять на ее выбор я никак не буду и не могу.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания