Новости дня

21 января, воскресенье










20 января, суббота













19 января, пятница












18 января, четверг










Лера Кудрявцева: Мужчины меня боятся, а женщины – любят

0

Слава обходится дорого…

– Лера, телевидение раньше было лучше, чем сейчас, как думаешь?
– Раньше просто было меньше людей, меньше программ… Ну и уж точно было меньше… неудобно сказать… загаживания мозгов.

– Что именно ты называешь загаживанием мозгов?
– Ну вот, например, включаешь канал НТВ… И началось.

– А музыкальное телевидение? Тоже ведь не блещет интеллектом.
– Ну, это вопрос аудитории. Тебя в 16 лет тоже навряд ли интересовали какие-то серьезные телепередачи.

– Да, но тогда в кадре работали Саша Пряников, Аврора, Василий Стрельников – и все было в порядке и с русским языком, и с чувством юмора. А когда слушаешь нынешних виджеев, делается жутковато.
– Это правда. Что они несут – слушать невозможно. С другой стороны, сейчас и подростки другие, да и вообще все другое.

– А твой сын смотрит эти каналы? Кстати, сколько ему?
– Нет, вот это он у меня не смотрит. Уже довольно взрослый мальчик. Вообще, тему ребенка я затрагиваю в очень редких случаях.

– Был какой-то дурной опыт?
– Это и опыт, и моя принципиальная позиция: не трогайте моего ребенка. Трогайте меня. Как сказала Пугачева, танки грязи не боятся. Жаник – мой единственный свет в окошке, я его всячески от всего этого оберегаю. Это все такой, как бы это сказать… геморрой! А я хочу, чтобы мой сын рос нормальным пацаном.

– Для тебя публичность – геморрой?
– Своего рода, конечно. Публичность – это обязанности, и они очень высокие. Медийный человек не может себе позволить многих вещей, которые доступны людям немедийным.

– Это каких, например?
– Да просто тупо выйти в магазин ненакрашенной. Я не хочу, чтобы люди, увидев меня где-то в булочной, потом говорили: «Боже, а у Кудрявцевой-то все не так, как мы видим!» Да тот же гаишник останавливает – и я не могу ему нахамить, хотя очень иногда хочется. Нужно всем улыбаться.

– Взятки гаишникам даешь?
– Если я конкретно нарушила, то даю. А если начинают прикапываться на ровном месте – лезу в бутылку, конечно. Ругаюсь.

– Нарушения обходятся тебе дешевле, чем непубличным водителям?
– Думаю, что дороже. С меня почему-то вообще постоянно везде дерут деньги. Такая вот иллюзия существует, что люди из шоубизнеса безумно богаты. Да, я зарабатываю, но свои кровно заработанные просто так отдавать не готова!

Выйти замуж за олигарха

– В одном из интервью ты сказала, что в отношении мужчин у тебя нет иллюзий: вам может быть хорошо вместе, но деньги у тебя должны быть свои.
– Ну у меня же был молодой человек-олигарх. Я тогда работала на ТВ-6 и сама прилично зарабатывала, но все спускала очень быстро. И он меня разбаловал. Я прямо купилась на его деньги и подарки для женщин, на все эти бриллианты-соболя… Но после того, как мы расстались, я осталась в одних трусах. Буквально. Человек вывез из квартиры все, вплоть до каких-то моих маек.

– Почему?
– Я хотела уйти, а он меня не отпускал. Угрожал. Жуткая история была. Когда я наконец-то освободилась от него, то почувствовала себя такой счастливой! Единственное, не было ни копейки денег и жрать нечего было.

– И ничто не намекало в его поведении на такие грустные перспективы?
– Сложный вопрос. Конечно, намекало. Но когда ты с человеком начинаешь отношения, совсем не хочется об этом думать. К тому же он не был никогда жадным… Просто мужчина начинает воспринимать тебя как свою собственность, поскольку вкладывает в тебя деньги. И когда вдруг эта собственность убегает, он хочет вернуть хотя бы что-то. Ну и проучить таким образом… Во всяком случае, с мужчинами, у которых большие деньги, как правило, происходит именно так. Вообще, мужчины начинают изживать себя. Как род. Не знаю как что.

– А любовь как же?
– Любовь заканчивается. А расставаться люди не умеют. Это же тоже культура. И труд. После этого моего олигарха у меня было время подумать. Я по-другому стала строить свою жизнь – и свои отношения с мужчинами. Мне сейчас нужны чувства, а не деньги. А большинству наших девушек сначала нужны все-таки деньги, а потом уже чувства.

– В момент расставания с Матвеем финансовый вопрос вами обсуждался?
– Мой второй муж до сих пор в тюрьме. Наше расставание произошло, когда он там уже был (бизнесмен Матвей Морозов был арестован за мошенничество. – Авт.). Мы ничего не обсуждали. Но! Когда я выходила за него замуж, он мне сам предложил дом на Рублевке оформить на меня – чтобы в случае нашего развода этот дом перешел бы ко мне. И еще машина «Мазератти» была на меня оформлена. Так вот, когда он оказался в тюрьме, мне позвонила свекровь: «Лера, мы подали в суд. Это неправильно, что дом перей­дет к тебе». Я сказала: «Никаких проблем, забирайте». На следующий день все подписала и все им отдала.

– Ну, это все же была мама, а не он сам…
– А там мама никогда ничего не делает без сына. Да мне ничего не нужно ни от кого, я абсолютно самодостаточный и самостоятельный человек. Я хочу мужчину любить, а не зависеть от него.

Я девушка взрослая

– Все светские девушки свой возраст скрывают, а ты, насколько я понимаю, секрета из этого не делаешь. Игнорируешь условности?
– У меня сегодня в эфире на «Маяке» была Маша Малиновская в гостях. И приходит эсэмэска от слушателя: мол, девочки, какие вы молодцы, скажите, как вам удается сохранить такие молодые лица? Мы ржали в голос. Машка говорит: «Ну в мои-то 28 это особенно свое­временный вопрос!» Просто у нас сейчас в Москве появилась странная тенденция: после 30 тебя нет, всё. Ты старая и не имеешь права вообще ни на что. А если вдруг выглядишь хорошо, то наверняка уже сделала десять пластических операций… Бред! Это говорят абсолютно неуверенные, зажатые, закомплексованные женщины. Это зависть и злость. Я тут на «Одноклассниках» отклонила «дружилку» какой-то тети 64 лет. И она мне пишет: «Боже, как ужасно вы подтянули себе лицо». Нормально? И это притом что мне даже думать пока рано о каких-то подтяжках.

– Да, но сейчас, когда на «Муз-ТВ» совсем юные девочки-ведущие…
– Я смеюсь.

– …лично мне немного странно видеть рядом с ними тебя. Ты на этом фоне выглядишь взрослой. Не потому, что у тебя что-то не так с лицом, а просто – взрослой.
– Конечно, по мозгам. И как показывают рейтинги моей программы, это совсем неплохо. К тому же, насколько я знаю, руководство канала сейчас решило повышать возрастную категорию нашей аудитории… Ну и потом, вот тебе я кажусь взрослой, а я себя взрослой не считаю. И мне приятнее общаться с молодыми. С ровесниками мне скучно. В большинстве своем у людей после 35 лет уже такая умудренность опытом происходит, такая жизненная история написана в глазах, юмору места уже нет… Я как-то отдельно существую в мире молодых, и мне это нравится. С ними проще. Все мои мужчины были моложе меня. И все мое нынешнее окружение меня младше. Как говорит Лолита Милявская, наш шоубизнес не дает нам заржаветь.

– Тебе сейчас больше нравится, как развивается твоя карьера, чем, скажем, 5 лет назад?
– Безусловно. Я тихой сапой иду вперед, помаленечку. Многие резко поднимаются – и резко сгорают. А я на ТВ-6 такую «звезду» поймала, что у меня полная переоценка ценностей произошла. «Партийная зона» же тогда била все рекорды популярности. Мы с Кушанашвили много ездили по стране, конкуренции – почти никакой… И когда на мой неокрепший организм все это свалилось, у меня реально поехала крыша. И в один момент, когда ушла с ТВ-6, я потеряла работу, деньги и друзей. Плюс еще эта история с олигархом… Я осталась абсолютно одна. Ну вот поступила потом в ГИТИС, уже на трезвые мозги. Так что когда я снова вернулась на телевидение, то отношения с людьми стала строить совсем по-другому.

– А сейчас ты ощущаешь конкуренцию? «Новую волну» в этом году с тобой вела тяжелая артиллерия – Ксения Собчак, Тина Канде­лаки…
– Я об этом не думаю. Хотя знаю, что за моей спиной очень много завистников. Я единственная бессменная ведущая «Новой волны» уже 8 лет. Девочки, которые туда приходят, – у них у каждой свой имидж, своя подача. Но они все приходят – и уходят. А я остаюсь.

– В чем же тут секрет?
– Я не эпатирую публику. У меня другой стиль и другое воспитание. Меня главное не трогать. В гневе я страшна и в обиду себя точно никому не дам. И все люди, которые со мной работают, но могут позволить себе с экрана большее, чем могу позволить себе я, прекрасно об этом знают.

– То есть были случаи?
– Были. Некрасивые. Рассказывать не буду. Все известные люди, ну зачем.
(Тут Лера отодвигает принесенный официантом чай и наливает в стакан какую-то желтоватую жидкость, извлеченную из сумки.)

– Что это?
– Витамин С. Курю много, не хватает витаминов. Это моя единственная вредная привычка, не могу отказаться. Алкоголь я вообще не пью, наркотики в жизни не пробовала.

– Я читала, что алкоголь едва не стал для тебя проблемой.
– Это было очень давно. Я тогда развелась со своим первым мужем, родила ребенка, у меня был сильный стресс… И да, спасали посиделки с подружками за бутылочкой вина. И в какой-то момент я поняла, что меня эта бутылочка так расслабляет хорошо! Сидишь себе с винцом… Но я все-таки довольно адекватный человек и вовремя себе сказала «стоп». Теперь первый вопрос у всех: ой, а как же вы расслабляетесь? Друзья мои, есть много прекрасных способов! Например, секс.

Я натурал, но…

– И тут, конечно, невозможно не спросить: у тебя сейчас есть любимый мужчина?
– Есть. Симпатичный. Молодой. И тему личной жизни мы на этом с тобой закроем. Об этом и так пишут все газеты. И никто в это не хочет верить. Это уже даже смешно.

– Хочешь сказать, что это Сергей Лазарев? Да неправда!
– И ты туда же. А я тебя сейчас должна разубеждать. Да не буду я! Не хочу ничего никому доказывать.

– Значит, никто не верит?
– Получается, что да.

– Ну ты же понимаешь, почему?
– Понимаю. Но я не могу всем рассказывать бесконечно, что нет, ребята, он нормальный мужик, адекватный! Я устала доказывать, что это не пиар-роман.

– Просто ваш роман – во всяком случае, в публичной фазе – начался после скандальной публикации в «Тайнах звезд», где намекали, что у Сергея какие-то особенные отношения с его директором. И в качестве доказательства цитировали слова самой Пугачевой, сказанные в эфире «радио Алла».
– Да знаю, я все это читала. И все это на самом деле не так! И Сережу я знаю уже много лет, и дружить мы с ним стали совершенно случайно и спонтанно, намного раньше и того эфира на «радио Алла», и той дурацкой публикации… Меня это, честно говоря, уже достало. Он очень хороший мальчик. Очень комфортный, очень добрый, очень нежный. Я пока не сильно заглядываю в будущее, я все-таки дважды была замужем… Но сейчас мне очень хорошо.

– В третий раз пойдешь замуж?
– Когда-нибудь пойду, да. Но только на этот раз осознанно. А то в первый раз я была еще зеленая, во второй тоже чего-то не хватило… Третий уже будет наверняка.

– Твой первый муж – музыкант «Ласкового мая». Когда вы поженились, у тебя было ощущение своего такого женского превосходства? Ведь вся страна хотела этих пацанов, и один из них достался именно тебе.
– Врать не буду, было. Они же тогда так гремели, ты вспомни. И все девчонки меня ненавидели… Хотя вообще-то меня женщины любят. Вот на удивление, кстати. Мужчины боятся, а женщины – любят. И знаешь, я этому очень рада, потому что я сама баб люблю. В хорошем смысле, не то что я лесбиянка – у меня нет этих потребностей. Просто после «Клуба бывших жен», всех этих историй ужасных я очень хорошо понимаю женщин и всех их оправдываю. Да и вообще, женщина намного интереснее, чем мужчина. У нее столько всего в голове может происходить…

– Я, кстати, видела у тебя на «Одноклассниках» пикантный подарок – надпись «Я не лесбиянка, но моя девушка – да».
– Это подарила девушка, которая в меня влюблена. У меня много таких.

– Ого. Ухаживают?
– Еще как. Не каждый мужчина будет ухаживать так… красиво. Дарят очень дорогие подарки, даже драгоценности.

– И ты их принимаешь?
– Ну… Очень дорогие – только от одной девушки принимала. Она вообще замужем, и мы с ней просто дружили. И из этой дружбы получилось, что она, оказывается, в меня влюбилась. Я, конечно, ошалела – меня это испугало немного. Но вообще, могу тебе сказать, это приятно.

– Они же, наверное, надеются на что-то, эти девушки…
– Ну я сразу все обозначаю, так что там надеяться по большому счету не на что. Извините, я натурал! (Смеется.)

– Мужчина, которому не на что надеяться, может отобрать дорогие подарки, которые дарил, пока ухаживал. А женщина?
– Женщина так никогда не поступит. У нас все-таки мозги как-то по-другому устроены.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания