Новости дня

15 декабря, пятница








































14 декабря, четверг





Кирилл Чибисов: Коррупция спасёт Event

0

 

О российском event-рынке, его настоящем и будущем рассуждает в интервью для Интернет-потрала управляющий партнер и продюсер компании «РУ-КОНЦЕРТ» Кирилл Чибисов.  

– Кирилл, есть  мнение, что после  событий 2008 года  рынок корпоративных мероприятий в России до сих пор переживает не лучшие времена. Это так?

 – Мы в  свое время заказывали статистику  у Gallop Media – просчитать долю рынка event-индустрии в Российской Федерации. Так вот до момента кризиса, до июля 2008 года, он оценивался в районе 700-900 миллионов евро. Когда все рухнуло, вроде бы осталась доля рынка примерно десять процентов – 7-10 миллионов евро, это тоже немало. Но при этом председатель правительства тогда погрозил многим руководителям госкорпораций: «Ребята, нельзя сейчас в особо тяжелый период Стинга или Элтон Джона к себе на Новый год приглашать».

– И все дружно  приняли к исполнению?

– Вспомните  – 2009 год праздновали реально  с селедкой, с квасом и водкой. А богатые люди продолжали  заказывать концерты во Францию,  в Италию… Не сюда приглашали, чтобы ничего не просочилось, уезжали за границу, и устраивали вечеринки там – со Стингом, с Элтон Джоном, но на двадцать-тридцать человек уже. Зарубежные продюсеры были не просто удивлены, а шокированы. Раньше ведь как было? Звонок, предположим, в офис Кристины Агилеры. Хотим вам предложить выступление. – Где? – В России. – Где? – На корпоративном мероприятии. – Сколько человек? – 500-700. Понятно, что какой-то богатый человек хочет подарить выступление для клиентов своей фирмы. Это часть бизнеса – руководитель показывает уважение к своим клиентам, друзьям, налаживает связи. Но когда стали звонить в офис, опять той-же Кристине Агилере и предлагать выступить где-нибудь в Риме, в небольшом кафе, но при этом сумма гонорара не меняется никак, все охренели. Такие большие гонорары, как в России, не платят нигде. И сейчас если концерт артиста Х стоит во Франции или Италии 250 000 евро, то у нас он будет стоить минимум 1 000 000 евро. А учитывая, что дорогие перелеты, дорогая визовая поддержка, дорогие расходы по продвижению, соответственно билеты на концерты любой звезды в России на 600-700 процентов выше, чем в Европе. Поэтому в России концертная деятельность по билетам, к сожалению, отходит на последний план и значиться в строчках инвесторов как один из рискованных видов бизнеса.

– Однако ведь  ваша компания  РУ-КОНЦЕРТ занимается  концертным бизнесом.

 – Мы тоже  уходим, зрителей перестали интересовать  кассовые концерты в тех количествах  что им навязывают промоутеры.

– Это при таком  обилии афиш в любом российском городе?

– Возьмите  Францию, она в несколько раз  меньше нашей страны. Но там  есть 30-40 городов, которые может  посетить любой среднестатистический  артист, там есть культ ходить  на любые мероприятия, как у  нас сейчас в один раз в день зайти в кафе на чашку кофе. Или, для примера, Нижний Новгород. В месяц там проходит где-то пятнадцать концертов при практически полупустых залах, за исключением пяти-шести звезд. Но корпоративов там минимум 50 в месяц, и на них приезжают звезды первой величины – Валерия, Кристина Орбакайте, Лепс и прочие-прочие, и на этих корпоративах отдыхают приглашённые горожане бесплатно, и не понимают зачем им идти на концерт например Валерия Меладзе, если он видел его выступление на дне рождении своего друга месяц назад. А в том же Марселе проходит до 50 кассовых концертов в месяц – для зрителей, и ни одного корпоратива.

– Наверное, причина  еще и в кредитоспособности  людей. 

– Совершенно  верно – у них концерты более  доступные. Самый дорогой билет,  только внимательно, на ту же Патрцию Каас или Лару Фабиан, – в диапазоне 75 евро. Это наши три тысячи рублей. У нас за три тысячи можно купить только галерку в «Олимпийском» на самом неудачном секторе. А самый дорогой билет у нас стоит 50-60 тысяч рублей (1200-1500 евро). И иностранцы знают, что в России самые неоправданно дорогие билеты и расходы по проведению зрелищных мероприятий. В связи с этими фактами и отсюда плохой посещаемостью концертов, про кассовые концерты нам промоутерам надо просто забыть.

– И все поглотит event-рынок?

– Я не  зря сказал про 700-900 тысяч. Цифра,  которая будет в одиннадцатом  году, по прогнозам, превысит полтора  миллиарда. Это event-рынок, он к кассовым мероприятиям не имеет никакого отношения. Поэтому артист понимает так – не хотите брать меня на кассу, ну и ненадо, я буду ездить только на корпоративы. Работать на «пяти лампочках», но получать не двойные, а четверные гонорары. Не секрет, что 31 декабря среднестатистический артист может заработать столько, чтобы потом жить весь год не работая.

– Говорят, что с сентября месяца цены за выступления на корпоративах опять поползли вверх?

– Да потому  что нет у нас альтернативы  Валерию Меладзе, Григорию Лепсу,  нет второго Стаса Михайлова.  У нас практически каждый артист  – это люди штучные. А спрос в пять раз превышает предложение. Сегодня в топе держатся максимум 20-30 артистов. Почему они в топе? Потому что только их и показывают по телевидению. Если у нас разовьются музыкальные каналы, появится конкуренция. Вся надежда на развитие музыкального телерынка.

– Насколько велик,  по вашим оценкам,  в России event-рынок?

 – В среднем  открытых, доступных для людей  более 4000 агентств по все России. В том же Нижнем Новгороде в начале 2011 года насчитывалось 36 event-агентств, не считая промоутерских, продюсерских, которые занимаются свадьбами, развлечениями и так далее. А есть еще такие крупные города, как Екатеринбург, Новосибирск, Красноярск, Казань, Уфа. В каждом миллионном городе в среднем существует около 20 компаний. Не считая Москвы и Санкт-Петербурга.

– Вас не удивляет, что после кризиса  event-рынок восстановился  буквально за год?

– Вы пропустили  самую главную часть – он  не рухнул, ему погрозили пальцем.  Рухнул весь малый и средний  бизнес. Но, простите, малый и средний  бизнес никогда не заказывал event-мероприятия. Они заказывали класс С – свадьбы и дни рождения с бюджетом 20- 30 тысяч долларов. Ну перестали временно звать на свадьбы группу «Дискотека Авария» и Меладзе, и все…

– А сейчас  увеселительные мероприятия  восстановились в  полном объеме?

– Абсолютно. 

– И на этот  новый год будет  то же, что и  раньше до кризиса?

– Только  не в восьмом, а в седьмом  году, еще больше даже. Если в  седьмом году рынок оценивался  в 700-800 миллионов, то в этом  году выскочит за полтора миллиарда.  Только подумайте: у нас в октябре месяце одна компания привозит в Москву на закрытое мероприятие группу «SCORPIONS», другая Элтона Джона и Дженнифер Лопес и т.д. и только расходные часть данных привозов составит минимум 20 миллионов рублей..

– И этот рынок  четко акцентирован на большой бизнес?

– Именно  так. У нас из десяти ведущих  агентств в интернете позиционируются  максимум две, об остальных  нет вообще никакой информации. Однако они имеют свою клиентуру,  и за счет клиентуры спокойно  ведут свое существование. Потому что есть рынок закрытых мероприятий. Не секрет ведь, что в России остались казино. Но их же закрыли? А казино работают. Что нельзя купить за большие деньги, то можно купить за очень большие деньги. Все зависит от политической воли. Может, в двенадцатом году придет какой-то новый руководитель и скажет: ребята, давайте пересмотрим бюджеты, оптимизируем расходы…

– Вы в это  верите?

– А если  ничего не изменится, значит, эти  услуги будут пользоваться все  большим спросом, и цены подлетят  вообще до небес. Еvent более всего востребован там, где коррупция процветает и существуют быстрые деньги. Мы однозначно на первом месте.

 

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания