Новости дня

17 декабря, воскресенье

































16 декабря, суббота












Михаил Ефремов: Хорошо, что я похож на отца, а не на соседа

0

О Михаиле Ефремове уже давно не говорят только как о сыне знаменитого Олега Николаевича Ефремова. Сегодня он и сам один из самых востребованных актеров российского кино. Шутка ли – более ста ролей за плечами! Правда, Миша всегда скромен: мол, снимаюсь так много потому, что актер по профессии и нужно просто кормить большую семью. А еще все знают Ефремова-младшего как развеселого гуляку-парня. А почему бы такому труженику и не покуролесить на досуге?

У меня прекрасные ноги для балета


– Почему вы так часто играете женщин в кино? Ведь ничего такого «бабского» в вас нет!


– С женскими ролями я впервые столкнулся еще в шестом классе – играл Снегурочку в школе. Взял у мамы парик… Смутно помню, был ли там успех. Но это же прикол, когда дядька в тётьку переодевается! В детстве я еще в фильме «Все наоборот» девочку играл, а когда подрос, менял пол в «Супертеще для неудачника». И в «Кошечке», недавней картине Гриши Константинопольского, сыграл стареющую балерину. Сначала это был просто прикол, а потом мы начали работать вполне серьезно.

– Вы и балет?! Это даже как-то не смешно!


– А вот это вы зря. Мой дед был главным режиссером Большого театра, мы зимой на каникулах отдыхали в доме отдыха Большого театра в Серебряном Бору. А мама моя училась вместе с женой Мариса Эдуардовича Лиепы. И детьми мы отдыхали вместе с Альгисом, Илзе и нашими мамами. И я помню, как Марис Эдуардович бегал восемь километров по утрам. И каждый раз нам приносил мороженое. А еще я в детстве видел первый состав балета «Спартак», и это произвело на меня неизгладимое впечатление. Вот что связывает меня с миром балета. Я понимаю, какой это огромный труд. Я даже знаю, что на пуантах трудно стоять! Меня в детстве мама водила показываться в балетное училище. Она общалась с Екатериной Максимовой и Владимиром Васильевым, и те сказали, что у меня хорошие ноги, v-образные…

– И чем же так хороши v-образные ноги?


– Такие ноги очень годятся для прыжка.

– Что было самое сложное в роли стареющей балерины?


– Играть в колготках. И еще мы очень боялись, когда начинали снимать, что получится такой трансвестит в кадре. Но все вышло просто замечательно. Единственное, за чем приходилось следить: я же сутулюсь, а это все же балерина – спину держать нужно. Гриша часто напоминал мне об этом кулаком по спине.

– Михаил, чего вы до сих пор не можете понять и постичь в женщинах?

– Я ничего в женщинах постичь не могу. Чем дольше живу, тем больше убеждаюсь: они – инопланетяне. Правда, просто какие-то иноземные существа.

– Иногда кажется, что вы копия своего знаменитого отца. Такое внешнее сходство – это тяжелая ноша?

– Что тяжелого? Слава Богу, не на соседа же похож! Я не знаю, что говорить на эту тему. Поймите, я иначе не пробовал, и это естественно, что похож я на папу. Все дети похожи на своих родителей.

Жизнь зависит от качества алкоголя

– Михаил, а почему вы так много пьете? Здесь тоже суровая наследственность проявляется?

– Не трожьте папу!.. Поймите, образ жизни не зависит от количества выпитого, а зависит от качества. С алкоголем – это такая пиарная вещь, которую мне активно приписывают журналисты. А если вы хотите услышать мой серьезный ответ по поводу алкоголя, то повторяю: дело не в количестве, а в качестве. И если бы спиртное реально подорожало, то и качество повысилось, и это было бы только во благо человека!

– Но почему вы во всех своих картинах – с рюмкой в руке? По-моему, только в фильме-сказке «Книга мастеров» не выпиваете в кадре…

– Почему же? У Никиты Михалкова в фильме «12» я тоже не выпиваю. Хотя я предлагал: «Никита Сергеевич, давайте у меня будет фляжечка», но он сказал: «Оставь это для другого фильма!»

– И как все это терпит ваша жена Софья?

– Терпит и терпит. Она у меня, между прочим, золотые уши России, как говорит Дима Дибров.

– Почему «уши»?

– Она великолепный звукорежиссер, просто замечательный!

– Да и детьми своими, Михаил, вы можете гордиться. Сыновья вырастают в отличных актеров!

– Будем надеяться. Старший, Никита, учился у Константина Аркадьевича Райкина. Снялся уже в семи или восьми картинах. Николай поступил на актерский факультет в ГИТИС. Тоже уже снимается. У меня еще дочки подрастают: подождем лет десять, посмотрим, куда и по какому пути они пойдут.

– Чему больше всего хотели бы научить своих детей?

– Ничему. У меня не лежит душа к воспитанию. Я считаю, что главное воспитание – это свобода.

– Вас самого так воспитывали?

– Меня воспитывали?.. Я в детском саду был на пятидневке, меня никто особо не воспитывал. Шалили мы, очень шалили… Мой старый друган Гриша Константинопольский любит, например, рассказывать такую историю. Когда он маленьким ребенком отдыхал с папой в Крыму, то его папа выпил немного и лег спать на пляже, где его обокрали гулявшие там дети. Гриша утверждает, что одним из тех детей был я. Я ничего такого не помню, хотя действительно мы тогда снимались в Ялте и шалили, как «генералы песчаных карьеров». Но оттого, что я не помню, это не значит, что подобной истории не было, верно?


Егор СТАВИЦКИЙ
поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания