Новости дня

18 декабря, понедельник





































17 декабря, воскресенье








Джон Малкович: Из русских знаю только Миронова

0

В отличие от голливудских звезд, приезжающих в Москву с кино, Джон Малкович представил в столице премьеру оперы «Вариации Джакомо». Актер вышел на сцену театра «Новая опера» в образе Казановы, а его возлюбленную сыграла Ингеборга Дапкунайте.

«Вариации Джакомо» — камерная оперная постановка о последних годах жизни Джакомо Казановы. Перед смертью он пытается понять, для чего живет, ведь не только для того, чтобы любить женщин. Казанова Малковича, работает библиотекарем в замке графа фон Вальдштейна. И в тайне мечтает о прекрасной сестре хозяина, графине Изабелле (Ингеборга Дапкунайте). «Казанова - это не тот герой, которого я мечтал сыграть, - говорит Джон Малкович. - Я прочел более 700 страниц его мемуаров, и скажу вам, что он был далеко не самым счастливым человеком. Это довольно печальный образ. Но я думаю, что он практически ничего не придумывал о себе и своих похождениях, так как, все время вёл дневники, в которые записывал всё в подробностях».

Всего звезды дали в Москве два спектакля, которые стали возможны благодаря фестивалю «Черешневый лес». На «Вариации Джакомо» было невозможно достать билеты. Цены шкалили — 16 тысяч за партер! Но нам повезло дважды - мы пообщались с Джоном Малковичем и получили билет в партер.

Собрав журналистов пресс-конференцию Малковича, организатор визита Михаил Куснирович сообщил, что тому, кто задаст лучший вопрос, достанется последний билет на спектакль. Лучшими были признаны вопросы от «Собеседника», так как, отвечая на них, замкнутый и неразговорчивый актер, разоткровенничался.

– Джон, есть ли у вас авторитеты среди русских актеров, писателей, музыкантов?

– Я просто не знаком ни с какими русскими актерами, музыкантами. Знаю только Евгения Миронова, и очень люблю его творчество. Я познакомился с ним пять лет назад в Санкт-Петербурге на съемках фильма «По этапу», где снималась и Ингеборга.

– Кого бы хотели видеть на спектакле и чья бы оценка была для вас лестна?

– Я не верю, что присутствие кого-то в зале сделало бы меня счастливым. Оценки мне не важны, ведь я понимаю, что идеальных спектаклей не бывает. Думаю, если бы спектакль был совершенным, то люди бы, приходившие на него, умирали бы от увиденного. Но этого не происходит. Ни что не совершенно в мире и в театре тоже. Я вижу, что мои спектакли некоторым не нравятся, кто-то уходит с них. Значит, есть еще, к чему стремиться. Поэтому мы с Ингой репетируем каждый день.

– Что для вас стремление к идеалу?

– Стремление к идеалу - это, в какой-то мере, погоня за призраком. И пусть мы гоняемся за ними, зато, не за чьим бы то ни было одобрением. Нам оно не нужно, как не нужны восхищения и оценки кого-то. И честно говоря, не надо думать что скажут другие, вместо этого нужно просто делать свое дело. А что до чужих оценок, то, может и стоит прислушаться к хорошему совету, что может сделать спектакль лучше. Но, такой совет чрезвычайно трудно дать. Так как, для этого нужно очень хорошо знать текст, и, быть погруженным в материал.

Кстати, гастроли «Вариации Джакомо» начались с форс-мажора. Первый спектакль прошел без декораций, а актеры вышли на сцену в своем. Вместо дефибриллятора, которым в начале спектакля приводят в чувство умирающего Казанову, в руках у актрисы был утюг. Вместо бального костюма у Ингеборги - маленькое черное платье. Самолет с реквизитом задержали во Франкфурте-на-Майне из-за проснувшегося исландского вулкана. Но на следующий день он все-таки прилетел.

  В зале сплошь звезды: Табаков, Зудина, Янковский, Фандера, Собчак, Спивакова, Голубкина, Алферова, Бероев, банкир Фридман и другие. Им повезло больше, нежели тем, кто пришел на первый спектакль. Малкович вышел на сцену со словами «I want women!» А как иначе, ведь он Казанова, хоть и на пенсии. Актеры говорили на английском, а пели на итальянском. Для не понимающих на экране под потолком русские титры. Но зачем перевод, когда на сцене такая харизма. Джон Малкович пластичен как кошка, органичен как ребенок и сексуален как Казанова. А больше и не надо.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания