Новости дня

11 декабря, понедельник

































10 декабря, воскресенье












Егор Дронов: В разгар кризиса я востребован как никогда

0

– Что же получается – сами жалуетесь, что устали, особенно после «Саши и Маши», от комедий, и снова входите в ту же реку?
– На самом деле, если бы это были не «Воронины», а что-то другое, что-то ниже по качеству, я бы не согласился. Я ведь отказался от большого количества комедий, которые мне предлагали сейчас в антрепризе. Сознательно делаю это: перенабрал уже в свой багаж комедий, они мне неинтересны. А «Воронины» – нечто иное, чем всем привычный ситком. Наши герои, конечно, не совсем обычные люди. Но они не клоуны и фарса не разыгрывают.

– Еще до премьеры «Ворониных» окрестили новой «Прекрасной няней», только на примере советской семьи.
– Знаете, «Няня» – больше сказка. Ее история проходит в каком-то элитном доме. А «Воронины» – чисто житейская ситуация. Эта история будет ближе большинству зрителей, потому что на экране они увидят по большому счету своих соседей. Семья Ворониных может жить в Орехово, Бутово, Бирюлево, Митино – где угодно.

– Интересно, актер Малого Борис Клюев, с которым вы встретились после некоторого перерыва (у Клюева роль отца героя Дронова), не пожурил за уход из театра ради съемок в «Саше и Маше»?
– Мы поговорили с ним, да. Но мой уход из театра был неокончательным. Я не говорю, что, совершив такой шаг, стал счастливее. Но на тот момент мне, к сожалению, надо было уйти. Может быть, для того, чтобы вернуться. Тем более что два раза я уже уходил.

– Ныне быть знаменитым можно благодаря только телевидению?
– Во всем мире такая тенденция. Даже в Голливуде начинают признавать: в связи с кризисом и отсутствием в кино хороших сценариев телевидение перетягивает на себя все больше зрителей.
Могу сказать, что объем работы, которую я сделал на ТВ, равен участию в огромном количестве полных метров – где-то в 50 картинах. И все в главной роли. Труд проделан колоссальный. Ярких ролей в кино у меня не было – мне их просто не предлагали. Если бы такое предложение поступило, поверьте, я бы сделал все, чтобы люди меня заметили.
Сейчас на «Первом канале» прошла моя работа «Синдром Феникса» – телевизионный художественный фильм. Четыре серии – это самый короткий тележанр, в котором мне выпало в последнее время участвовать. Если все будет хорошо, с режиссером фильма Сергеем Соколюком сделаем что-то и в кино. А так… наши мэтры обходят меня стороной.

– Обидно?
– Обидно, но я же не могу повлиять на решения людей, поэтому отношусь к этому философски… Я же не зря сказал, что в случае с «Ворониными» кризис сыграл свою роль. Мне сейчас грех жаловаться, потому что в самый разгар кризиса не выходил со съемочной площадки. Я даже рад случившемуся экономическому коллапсу: как только он разразился, у меня произошел обвал по востребованности. Люди увидели, что я играю на экране, и стали ходить в театр. А там у меня есть спектакли, в которых мои герои кардинально отличаются от Саши. Если посмотреть на моих телеперсонажей, за исключением Феникса, это же среднестатистические люди, которые попадают в необычные обстоятельства…

– А почему у вас мужчина-герой – в вашем ли исполнении или тот же Букин из «Счастливы вместе», который вы как режиссер снимали – такой навязчиво примитивный?
– У «Счастливы вместе» совершенно другой жанр. Это черная комедия, специфика юмора там иная. А по поводу примитивности… Да слава Богу, что героем стал не бандит, не нечистый на руку чиновник! Это правильно, что в центре внимания сейчас средний класс – он основа любого государства. Он средненезащищен так же, как все, доступен всем болезням, он тот, который боится, когда его останавливает гаишник. Жизнь среднего человека настолько незаметна, что становится интересной – очень хочется рассмотреть, как живут эти муравьи.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания