Новости дня

21 апреля, суббота

20 апреля, пятница































19 апреля, четверг













Бессон с минипутами берут Москву

0

В Москве 50-летнего французского режиссера повсюду сопровождали дюжие секьюрити и то и дело заслоняли его от объективов камер, поскольку Бессон не любит фотографироваться и откровенничать с прессой. Однако корреспонденту «Собеседника» удалось подобраться к режиссеру.

Барахлюш глуп, и мне это нравится

– Мсье Бессон, у вас на футболке такой забавный Артур, превратившийся в минипута. Как думаете, чем вы на него похожи?
– Я до сих пор ощущаю себя ребенком или по крайней мере подростком. И почему-то хорошо помню свое детство. Например, первые мультфильмы, которые посмотрел. Их было два. После «Книги джунглей» я около полугода думал о том, что я – Маугли, что круче иметь в друзьях медведя и пантеру, нежели людей. «Леди и Бродяга» повлек за собой мои первые любовные переживания. Мне хотелось стать Бродягой, чтобы обнимать Леди.

– Кстати, оба эти мультфильма учат толерантности. Правильно ли я поняла, что ту же мысль вы вложили и в свою картину, где минипуты уживаются вместе с людьми, а внутри своего мирка – с разно­образными существами?
– Да, вы все верно поняли. Знаете, мне самому близка эта тема. Моя жена (третья супруга режиссера Вирджиния Силла – продюсер многих его картин. – Авт.) – из Сенегала. Получается, половина моей семьи – выходцы из дикой Африки. Но когда я выбирал себе жену, этот вопрос меня волновал меньше всего. Для меня важно, что она – прекрасный человек. В результате трое наших с ней детей – как карамельки. Знаете, недавно я отводил в школу свою шестилетнюю дочь Сатин и увидел в ее классе мусульманина, еврея, христианина, черного, желтого – разных детей. И это их не беспокоило: они вместе играли. Меня как током ударило! Знаете, что я понял? Бог даст им, как и многим из нас, еще 20 лет жизни только для того, чтобы они научились ненавидеть друг друга. Как же так? Получается, если они сейчас не ненавидят друг друга, то, значит, в будущем мы, взрослые, научим их этому. Хотелось бы наоборот – это мы должны учиться у них…

– Мсье Бессон, многие кинокритики считают, что ваши картины конца 80-х – первой половины 90-х годов были шедеврами….
– Вы хотите сказать, что я стал скучным?

– Нет, что вы! Я всего лишь хотела узнать, почему, на ваш взгляд, все ваши последующие ленты не повторили успеха «Подземки» и «Голубой бездны»?
– Знаете, если бы вы встречались с брюнетом и с блондином одновременно, вряд ли бы задумывались о том, что вам нужен еще и рыжий мужчина. Так и тут. Фильм «Никита» с его винтовками стал поворотным пунктом в моей карьере. После того как я его выпустил, мне захотелось раскрыть себя еще с какой-нибудь стороны. И я снял историческую картину о Жанне д’Арк, хотя никогда не думал о том, что сделаю это.

– За мультфильмы взялись, слышала, из-за рождения дочерей?
– Не только. Несколько лет назад я понял, что устал. Например, во время съемок «Голубой бездны» я падал в обморок четыре раза! Мне делали уколы, и я вновь принимался за дело. Я привык к тому, что на съемочной площадке постоянная беготня, смех, слезы, крики: «О господи! У нас всего 10 минут! Живее!» В мире мульт­фильмов все спокойнее. Да еще и обстоятельства сложились так, что мой друг главный художник «Пятого элемента» Патрис Гарсия и его жена Селин придумали минипутов, нарисовали их и показали мне. Я тут же поцеловал этих малышей, крохотных существ с веснушками, глазами-кнопками, взъерошенными волосами, вытянутыми ушами. Я влюбился в них с первого взгляда!

– Интересно, какого они роста?
– 2 миллиметра.

– А кто из них вам понравился больше всех?
– Все. Барахлюш – глупостью, Селения –  красотой. Кстати, ее образ был последним из тех, над которыми мы работали. Бедняжка три года провела под скальпелем пластических хирургов!

Обидел рыжих

– Сказав про блондина и брюнета, вы несправедливо обидели рыжего мужчину, отметив, что он, если есть они, неинтересен. Но сами, судя по всему, питаете слабость к людям с огненными волосами.
– Вы имеете в виду Селению? Ей не очень-то шло быть блондинкой, а с синими волосами она походила на панка.

– Зато вашей предыдущей супруге Миле Йовович все сумасшедшие цвета волос к лицу.
– Да, но, знаете, XXI век с его причудами – не для Милы. Она настолько тонкокожая… Она должна была родиться либо в XIX, либо… в XXIX веке.

 – В новостях много говорится о судьбе вашего коллеги Романа Полански, которого обвиняют в сексуальной связи с несовершеннолетней в 1977 году. Петицию в поддержку его освобождения подписали более 100 голливудских звезд, в числе которых Мартин Скорсезе и Вуди Аллен. Вы отказались это сделать. Почему?
– Я люблю Романа и его семью. Но считаю, что закон должен распространяться на всех. 

– Вы одновременно режиссер, продюсер и сценарист. Какая из этих ролей вам больше по душе?
– Сценариста.

– Но все-таки от режиссерской работы вы не отказываетесь?
– Знаете, я часто спрашиваю себя, смогу ли побить собственные рекорды. Сомневаюсь в этом, но в то же время знаю, что наступит момент, когда я все-таки сделаю это.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания