Новости дня

15 декабря, пятница








































14 декабря, четверг





Алексей Лысенков: Я жил на Киевском вокзале и ночевал в бомбоубежище

0

Известный телеведущий Алексей Лысенков производит впечатление баловня судьбы. Сегодня он востребован и удачлив. Тем не менее Лысенков говорит, что морально вполне готов к тому, что может остаться без работы.

- Алексей, на этот раз вы в СПб на вручение премии «ТЭФИ» приехали, а когда впервые в городе побывали, помните?

– Студентом в Северной столице очень часто бывал. После ночных репетиций выпивали и: «Что делать будем? А поехали в Питер». Тусуешься день, вечером идешь в ресторан Дома актера и ночным поездом возвращаешься в Москву. Сейчас таких вещей с шашкой наголо позволить себе нельзя, к сожалению. Иногда только с оказией удается приехать в Питер.

– Зато добираться стало удобнее.

– На «Сапсане»-то? Конечно, быстро. На этом скоростном поезде я, правда, в СПб еще не ездил, пока только в Нижний Новгород. Там я читаю лекции студентам. Гораздо лучше, чем самолет! Не надо ехать за город и проходить досмотр. В центре садишься и в центре выходишь. А вообще-то тема дорог и поездов мне очень близка, в Москве я из «понаехавших» – родился в Киеве.

– Но все равно ощущаете себя в Москве дома, да?

– У меня родители жили в Москве. Потом, как говорится, отцу партия сказала «надо», и он вынужден был уехать в Киев. Есть города, которые я очень люблю, но родным могу назвать все же только Киев. Я уехал из него в 1984 году, там окончил школу, учился в первом институте – политехническом – по специальности  «электропривод и автоматизация промышленных установок». Еще из российских городов очень люблю Ханты-Мансийск, фестиваль «Золотой бубен» веду уже 2 года. Мне нравится Владивосток, летом там великолепно – можно искупаться, позагорать. Нравятся все поволжские города: Самара, Нижний Новгород, город Мышкин очень люблю.

– «Сам себе режиссер», конечно, ваш козырный проект, и все же новое-то что-то есть?

– Сейчас у меня 4 телевизионных проекта. И «Сам себе режиссер» остался в том числе, он в эфире уже почти 19 лет. Люблю эту программу по-прежнему. Делаю передачу для канала «Бибигон» – уроки живописи и архитектуры для детей. Для канала «Столица» периодически выходит моя программа «Москва – территория малого бизнеса» и на телеканале «Звезда» – «Выходные на колесах». Работаю проректором в Московском институте телевидения и радиовещания «Останкино».

– У вас знаменитая супруга – Ирина Чериченко. Она сыграла когда-то роль Искры в фильме «Завтра была война», еще несколько ярких ролей и пропала с экранов.

– Ирина много лет посвятила бизнесу. Но потом все же не смогла без театра и вернулась в профессию. Ушла, когда не было интересных проектов в кино, театре, вернулась, как только почувствовала оживление. Сейчас играет спектакли, снимается в сериалах.

– А вы в сериалах сниматься отказываетесь, значит?

– Не отказываюсь – когда меня приглашают мои друзья, я с удовольствием соглашаюсь, но в основном на небольшие роли. Периодически я появляюсь в эпизодических ролях – два-три съемочных дня. Делаю я это с большим удовольствием, поскольку по диплому я актер театра, кино и эстрады, а это та болезнь, которая пожизненна. Взять сериал из 100 серий и тащить его, сниматься по 16 часов в сутки я просто физически не могу, много другой работы, с которой я не готов расстаться. А в щадящем режиме это все невозможно, сериал – конвейер, и он предполагает стопроцентное погружение.

– Первая профессия техническая, а вторая противоположная совсем – актер.

– По первой специальности я вообще не окончил институт, выдержал несколько курсов, а потом сообщил папе, который хотел продолжения династии, что несколько лет отмотал и понял, что это категорически не мое. Потом уехал в Москву, поступил в театральный. Я выпустился из «Щуки» в 1988 году, но не попал в театр, во многом потому, что к этому моменту уже вовсю работал на телевидении. Впервые на ТВ я пришел в 85-м году в передачу «Веселые ребята». Попал в телевизионную среду, и скоро уже вышла первая программа «Сам себе режиссер».

– По театру не горевали?

– Нет, даже когда сидел без работы. Я всегда отдавал себе отчет, что в нашей профессии спокойно спать на диване невозможно, всегда можно оказаться не у дел. Здесь считается вполне нормальной ситуация, когда огромное количество людей еще несколько лет назад были на вершине олимпа, входили в топ, а сегодня не имеют работы. В общем, морально к этому я вполне готов.

– Это как в случае с вашей супругой?

– Она – дело другое. Совершенно сознательно ушла из профессии, когда увидела, что нет ни одного приличного сценария, ни одного приличного фильма, ничего не снимается, ничего не происходит. А в театре зрителей в зале меньше, чем артистов на сцене. Она ушла в бизнес и достаточно успешна в нем. Обеспечила свою дальнейшую жизнь и сейчас может позволить себе заниматься любимым делом, чувствовать себя в материальном плане абсолютно независимой.

– Она ведь тоже приехала с Украины. То, что вы земляки, стало дополнительным поводом для сближения?

– Не знаю, не думаю. Тем более что вся родня – папа и мама – у меня смоленские, жили в Москве, потом уехали в Киев. Сестра – коренная москвичка, а я коренной киевлянин, родителей просто в свое время покидало.

– В общем, было к кому в Москву приехать, когда в театральный поступили.

– А вот это как раз не факт. У сестры была комната в Балашихе, в коммуналке – 8 квадратных метров с мужем на двоих. В общежитии у нас тоже не хватало мест, поэтому первое время жил на Киевском вокзале – ближе к дому, что называется. Потом мой однокурсник Егор Грамматиков показал мне брошенное бомбоубежище на Арбате, где я тоже обитал, иногда ночевал в училище и где-то раз в неделю ездил к сестре для того, чтобы постирать и помыться.

– Да вы герой просто…

– Обычная жизненная история для огромного количества людей, приехавших в Москву, и в ней нет ничего особенного.

– Ну сейчас зато все в личной жизни и профессии окончательно сложилось.

– Ничего подобного, многое еще только складывается.

 

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания