Новости дня

14 декабря, четверг




























13 декабря, среда

















Волгоградка отомстила бывшему мужу

0

«Он говорил, что жить без меня не может»

Ситуация, когда мужчина бегает от уплаты алиментов, знакома, к сожалению, не только Грете – по статистике их получают лишь треть разведенных россиянок. Чтобы хоть как-то обязать ушедшего в отказ бывшего содержать ребенка, многие женщины решаются на крайние меры. Про Грету Есаян сейчас рассказывают друг другу волгоградские мамочки, чьи бывшие мужья вступили в многотысячную армию неплательщиков: мол, это ж надо было додуматься – отправить бывшего в армию, чтобы добиться алиментов!

Грете всего 21 год. Совсем еще девчонка – ей бы на свидания бегать, а не по судам за алиментами. Нуждающейся она не выглядит – говорит, что пока ее с дочкой Стеллой поддерживают деньгами родители. Но дело не в том, на что им хватает средств, а на что нет: Грета хочет, чтобы бывший муж тоже нес за их общего ребенка ответственность – хотя бы финансовую.

Три года назад Грета пошла посмотреть выступление своей сестры-вокалистки в Центральный концертный зал и встретила там Артура. В тот же вечер он, проводив девушку до дома, признался в любви.

– Я его всерьез не воспринимала, – рассказывает Грета, раскачивая дочку на качелях. – Артур же младше меня, а я уже была засватана. Сказала ему, что у меня скоро будет свадьба, попросила, чтобы отстал. Но он часами стоял под окнами, говорил, что жить без меня не может. Однажды позвонил мой жених из Москвы, сказал, что выезжает в Волгоград, чтобы обсудить свадьбу. И вот тут мое сердце дрогнуло: я почему-то испугалась чужого города, представила, что придется оставить в Волгограде маму. Я не знала, как мне быть. Приехал Артур, я ему все рассказала, и тогда он предложил сбежать.

Грета сказала матери, что уходит в салон красоты. Но вечером того же дня обеспокоенные родители по телефону услышали от дочери, что Артур ее украл. Московский жених пытался

отыскать невесту у ее друзей и знакомых, ругал ее родителей, но было поздно.

«И тогда я пошла в военкомат»

В первые месяцы молодожены были счастливы: съездили в свадебное путешествие к морю, стали строить планы на будущее, Грета узнала, что ждет ребенка. Тем удивительнее, что на шестом месяце беременности она вдруг решила вернуться к родителям. Грета говорит, что не сложились отношения с родителями мужа, и подробностей разлада особо не скрывает:
– Его семья не бедная, но я видела, как на мне пытаются сэкономить. Доходило до того, что у меня не было даже чая. Когда я сказала об этом свекрови, она заявила: «Ну, мы же пьем кофе, и ты пей!» Артур меня не поддерживал, все время проводил с друзьями. Я не выдержала и ушла к своим.

Беглянку уговаривали вернуться, но она отказалась. Отношения совсем испортились. Но Грета говорит, что настоящим потрясением для нее стал день, когда она попросила родителей мужа вернуть ей оставшиеся детские вещи, а ее не пустили на порог. И вот тогда она впервые подумала о суде.

– Будучи на последнем месяце беременности, я еще колебалась, а правильно ли поступаю, начиная судебную тяжбу, – признается Грета. – Родители мужа корили меня, что я не соблюдаю семейных традиций, что слишком современная. Муж заявил, что алименты на ребенка платить не собирается. Зачем же тогда женился?

В суд Грета все-таки пошла и несколько месяцев добивалась уже не только права забрать свои вещи, но и развода, лишения бывшего мужа родительских прав и алиментов от него.

Дочку Артур впервые увидел, когда Грета пришла с младенцем на очередное заседание. Суд обязал его к уплате алиментов. В прошлом году Грета несколько раз получала по тысяче рублей в месяц, потом перечисления прекратились. Вмешательство судебных приставов ничего не дало: оказалось, что Артур не нажил никакого имущества и доходов не имеет.

– Я принципиально не хочу закрывать глаза на то, что Артур не платит алименты, – говорит Грета. – Он уже задолжал нам с дочкой приличную сумму денег. Однажды в Интернете увидела закон, где говорилось, что, если отец служит в армии, ребенку положено ежемесячное пособие. Тогда решила пойти в военкомат, чтобы узнать, могут ли Артура призвать. Там сказали, что он по медицинским показаниям не годен к службе, но я настояла на независимой экспертизе…

Экспертиза, которую провели по заявлению Греты, установила, что служить ее бывший муж может. В ноябре прошлого года 19-летнего Артура, а заодно и его старшего брата забрали в армию.

– Теперь Стелле, как ребенку военнослужащего, полагается ежемесячная государственная выплата – 8 тысяч рублей, – рассказывает Грета. – Везде слышу, что теоретически такое пособие получить возможно, но на практике такого еще не было. Когда в соцзащите пособие выплачивать отказались, обратилась в прокуратуру, там выяснила, что соцработники не правы, и дело передали в суд…

«Не боюсь и не отступлюсь»

История Греты, мягко говоря, неоднозначна. Наверняка найдутся те, кто скажет: сама виновата – не надо было выходить замуж и спешить с ребенком, а уж тем более неразумно вставать в позу и портить отношения с новой родней. Артур, по сути, виноват только в том, что слишком молод – какой из него муж и отец? С другой стороны, сделанного не воротишь, а ребенка нужно растить, и участвовать в этом финансово – и по закону, и по совести – должны оба родителя.

Грета на днях получила диплом экономиста. Говорит, что скоро выйдет на работу в фирму, откуда ушла в декретный отпуск. Спрашиваю, не боится ли она мести, ведь через несколько месяцев бывший муж вернется из армии. Грета смеется:
– Не боюсь и не отступлюсь. Мстить я никому не собиралась, но заставить хотя бы материально нести ответственность перед дочерью я обязана.
Как Артуру служится в армии, она не в курсе и особо не интересуется. С его родителями Грета видится часто – они живут в нескольких минутах ходьбы от ее дома, но при встрече отворачиваются, а то и переходят на другую сторону улицы. Что обо всем случившемся думает семья Артура, узнать не удалось: едва услышав о Грете, его близкие бросали трубку.

В мае в Волгограде состоялось очередное судебное разбирательство: органы соцзащиты отказали Грете Есаян в выплате пособия, но суд решение отменил. Получила она отказ и из Минздравсоцразвития, где ей пояснили: раз бывший муж лишен родительских прав, никаких пособий Стелле не положено.

– Позиция прокуратуры и уполномоченного по правам человека отличается от позиции Минздравсоцразвития, – пояснил Юрий Корзеев, помощник волгоградского омбудсмена. – В статье 71 Семейного кодекса РФ указано, что лишение родительских прав не освобождает родителей от обязанности содержать своего ребенка. Надеемся, что суд примет справедливое решение в отношении этой женщины.
Волгоградский юрист Виталий Кравцов считает, что Грете стоит обратиться в Конституционный суд РФ за разъяснением, как в данной ситуации должен действовать закон: положено ли ее дочери пособие или придется дожидаться экс-супруга из армии и опять привлекать его к выплате алиментов через суд? Но что даст очередной суд – вопрос риторический.

Сама Грета написала письма уполномоченному по правам ребенка в РФ Павлу Астахову, в администрацию президента и намерена сражаться с бывшим до победного конца:

– Что бы он теперь мне ни сказал – не поверю ни единому слову, не пущу в дом, не дам ребенка. Но платить алименты на содержание дочери заставлю.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания