00:00, 26 Января 2010 Версия для печати

Смотришь – художество, пригляделся – «Узор»!

Их смысл: купили не снимок, а лояльность президента. «Собеседник» попытался разглядеть некоторые детали этой покупки.
Медведев – не первый политик высокого ранга, который увлекается фотографией. В 1998 году в Третьяковской галерее проходила фотовыставка бывшего премьер-министра Японии Рютаро Хасимото. Известен случай, когда Тони Блэр подарил Жаку Шираку собственноручно сделанное фото своего сына. Но делать предмет своего увлечения предметом торга – это, видимо, уже чисто российское изобретение.

Президентский снимок Тобольского кремля купил за баснословную сумму член совета директоров компании «Илим-Групп» Михаил Зингаревич. «Илим-Групп» занимает шестое место в мире по объемам заготовок леса, на ее предприятиях выпускается более 60 процентов российской целлюлозы. Не исключено, что впредь дела у компании пойдут еще лучше.

Годом раньше на том же аукционе «Рождественская азбука» самым дорогим лотом оказалась картина кисти Владимира Путина «Узор на морозном окне». Она была приобретена за 37 млн рублей владелицей рублевской галереи «Наши художники» Натальей Курниковой. Мы позвонили ей не только как покупателю, но и как эксперту.

– То, что картина не имеет отношения к профессиональному искусству, не отменяет ее ценности. Я расцениваю эту работу как художественный автограф выдающегося человека. В таком случае чем автор известнее, тем цена больше. Кроме того, это единственная живописная работа Владимира Путина. Не исключено, что других не будет, – объясняет Курникова.

Вторым по ценности лотом на нынешнем санкт-петербургском аукционе оказалась картина губернатора Валентины Матвиенко «Мраморный мост». За 13 млн рублей ее купил глава совета директоров компании «Максидом» Александр Евневич. В январе 2007-го на таком же аукционе «Максидом» купил картину губернатора «Ежик под елкой» всего за 2,2 млн рублей. И ровно через год в Питере на улице Тельмана появился седьмой по счету магазин сети, открывала его Валентина Матвиенко. После этого картины губернатора резко выросли в цене – уже в 2008-м «Максидом» приобрел ее «Метель» за 11,5 млн рублей.

Все деньги, вырученные на аукционах «Азбука», идут на благотворительность – в больницы, ветеранам войны, детям. Но почему это делается таким замысловатым путем, а не напрямую  – непонятно.

В научном отделе Русского музея тоже считают, что лоты петербургских аукционов не имеют отношения к искусству. Это скорее мемориальные предметы. Вроде очков Элтона Джона, которые он время от времени выставляет на аукционы, халата боксера Мохаммеда Али или платьев Мэрилин Монро и Одри Хепбёрн. Но если артефакты из жизни любимцев публики со временем только растут в цене, то картины современных политиков дорогого стоят, пока те находятся у власти. Дальше их рыночная стоимость остается под вопросом. Известно, например, что Уинстон Черчилль и Адольф Гитлер тоже пытались рисовать. Их картины время от времени появляются на разных аукционах, но стоят сравнительно недорого, потому что идут не как произведения искусства, а именно что как мемориальные предметы.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров


Новое на сайте

22:09, 28 Июня 2017
Колумнист Sobesednik.ru Евгений Ясин – о перспективах повышения цен и снижения курса российской национальной валюты
»
21:08, 28 Июня 2017
Sobesednik.ru предлагает рецепт супа от Дианы Ходаковской, повара третьего разряда, победителя телешоу «Званый ужин»
»
20:03, 28 Июня 2017
Обозреватель Sobesednik.ru Владимир Кара-Мурза-старший о внезапном переносе телепремии ТЭФИ: ее может не быть и осенью
»