Новости дня

13 декабря, среда































12 декабря, вторник














У сына Василия Ливанова шизофрения!

0

Скоро в Верховном суде России состоится пересмотр приговора сыну великого Шерлока Холмса – Борису Ливанову, который обвиняется в убийстве человека. А его бывшая жена продолжает бороться с Василием Ливановым за право опекунства над своей дочерью Евой – единственной наследницей известного артистического рода.

Пока знаменитые бабушка и дедушка обвиняют бывшую жену сына в пьянстве и безответственности, надеясь отобрать у нее внучку, Катерина Ливанова собирает справки, подтверждающие, что пенсионеры не могут воспитывать девочку…

– Я не мешаю Еве общаться с ними по праздникам или в выходные, – рассказала Катерина Ливанова журналу «Только звезды». – Но как они могут взять над ней опекунство? Мало того что возраст у них уже глубоко пенсионный, так еще и жена Василия Ливанова, Елена Арсентьевна, тяжело больна. В 1999, 2002 и 2003 годах она обследовалась в онкоцентре на Каширской, перенесла несколько операций, затем у нее были проблемы с щитовидной железой. А в 2005-м у нее начались серьезные проблемы с сердцем… Вскоре последовали осложнения, затем начали мучить боли в спине и выявились проблемы с позвоночником… Ведь жизнь с Василием Ливановым – совсем не легкое дело, он иной раз и руку на нее поднимал. Вот, к примеру, откуда у свекрови 11 марта 2008 года  появилась  травма наружного слухового прохода слева? Не верю, что она об угол шкафа ударилась! Просто, когда бьют правой, попадают влево. За последние пару лет Елена Арсентьевна так исхудала, что стала похожа на собственную тень! Конечно, ей надо заниматься собой, а не брать на себя внучку.

– Вряд ли перечисленные болезни являются безусловным противопоказанием к опекунству…

– Хорошо, приведу последний аргумент: у Ливановых – очень тяжелая наследственность. Бабушка и прабабушка Бори умерли в психиатрической больнице им. Ганнушкина, у самого Бориса – шизофрения. А Еву надо постоянно возить в санатории, профилактории, бегать и оформлять направления загодя. И пока она со мной, я именно так и поступаю: в марте подаю документы, к лету – в специальные здравницы на море. Да и остальные занятия с дочкой требуют концентрации внимания – школа, кружки, хореография. Если бабушка и дедушка Ливановы утверждают, что я «не поняла, что у меня родился ребенок», пусть вспомнят, что у меня их уже двое и старшей почти 18. Что же касается плохого слуха Евы: она родилась недоношенная, ей еще в роддоме кололи гентомицин – давно уже запрещенный к использованию в европейских странах, именно он и вызвал осложнение на слуховой нерв. Но ведь в центр для детей с нарушениями слуха возили Еву мы с мамой, а вовсе не они! И мы же, напомню, решились сделать операцию.

Варвара Глухарева
поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания