Новости дня

21 октября, суббота























20 октября, пятница





















Сын Василия Ливанова не помнит, как убил человека

Трагическая история с сыном любимого народом актера Василия Ливанова – Борисом изменила жизнь всех его близких. Сам актер считает приговор чрезмерно суровым, а доказательства – неубедительными. У судей же другое мнение… Нашему корреспонденту удалось ознакомиться с материалами этого громкого дела…

Новогодняя ночь 2009 года, ставшая роковой для семьи Ливановых, не предвещала неприятностей. Разве что у Бориса трое суток невыносимо болела голова, хотя он и пил лекарства, выписанные врачом. Новый год он встретил вместе с бывшей женой Екатериной в их химкинской квартире лишь бокалом шампанского. Голова по-прежнему раскалывалась.

– Может, скорую вызвать? – предложила Катя.

– Не хочу встречать Новый год в больнице! – отрезал Борис.

Из объяснительной Бориса Ливанова: «Около 5 часов утра 01.01.2009 я вышел на улицу, купил бутылку коньяка объемом 0,3 литра, вернулся домой, выпил рюмку коньяка, после чего мы с Катей решили навестить Елену Горохову (одноклассницу Кати и бывшую жену Стаса – друга Бориса. – Прим. ред.), а также прогуляться, так как думали, что смена обстановки снизит мои головные боли».

Лена жила в типичной «вороньей слободке» – в блочно-панельном доме на улице Дружбы. Вскоре Борис разговаривал по домофону с ее сыном – старшеклассником Димой. Увы, Лена справляла Новый год у нового бойфренда, а Дима не хотел впускать Ливановых, но вскоре они уже стучались в его дверь.

– Я думал, что это соседи, и открыл. Ливановы сразу прошли в большую комнату. Они вели себя спокойно, хотя и были пьяны, – объяснял потом Дима Горохов следователю. – Я надеялся, что они скоро уйдут.

Дима справлял Новый год с 30-летним Игорем Хромовым и школьным приятелем Димой Мосинцом. Еда и выпивка уже закончились. Борис, Катерина и Игорь отправились в магазин и вернулись с бутылкой водки, сигаретами и минералкой. Дима предложил выпить за Стаса – друга Бориса. Празднование продолжилось…

Из показаний Екатерины Ливановой: «Игорь все время приставал ко мне. Из-за этого ему неоднократно делали замечания и Дима, и Борис, но он не реагировал. Мы собирались уходить: Боре не нравилась эта компания. Уже у двери он ударил Игоря кулаком по лицу, и они вышли на лестничную площадку. Больше я ничего не помню!»

Екатерина напрасно пыталась утихомирить драчунов. В квартиру Гороховых вбежал Борис и ринулся на кухню, где схватил столовый нож с синей пластиковой ручкой, и вновь оказался на площадке. Через несколько минут он вернулся: с лезвия ножа капала кровь.
Около девяти утра соседка Гороховых из 99-й квартиры Анна Филатова услышала, что кто-то долбит по входной двери. Выглянув на лестничную площадку, женщина узрела приятеля Гороховых – Бориса Ливанова. Тот прижал к ее двери какого-то парня и «с ножом в руке наносил ему удары по лицу». «Что ты делаешь?!» – закричала соседка. «Закрой!» – приказал ей Борис. Анна побежала будить мужа Лешу…

Незнакомец лежал на полу – головой к двери, а Борис бил его по лицу ногами. Алексей выбежал в коридор и оттолкнул Бориса. «Убью!» – заорал Борис, пригрозив Филатову ножом. Анна в ужасе затащила мужа в квартиру и принялась названивать Елене Гороховой. Бориса она знала прекрасно, тот нередко являлся к Гороховым пьяный и ломился к соседям.

Их дочь Ирина прильнула к глазку. «Сначала я подумала, что парень мертв, но потом услышала, как тот кричит: «Не могу!», и побежала вызывать милицию», – объясняла она позже следователю.

В это время на лестничную площадку двумя этажами ниже вышел приятель одного из соседей Павел Наставин. Он возвращался из гостей домой, вызвал лифт и, услышав, как сверху «будто кто-то ломился в железную дверь», поднялся на седьмой этаж.

 – Когда двери лифта открылись, туда упала голова ранее мне знакомого Игоря: его голова и торс были в крови. Игорь был еще жив, так как дергался и пытался мне что-то сказать, – рассказывал Наставин следователю. – Рядом с Игорем стоял Борис Ливанов, в руке которого был нож. Он направил лезвие в мою сторону и сказал: «Иди сюда!» Я испугался, что Борис ударит меня ножом, и начал отбиваться от него ногами, после чего нажал кнопку, и лифт уехал.

– Я вышел покурить и увидел, что Хромов лежит на полу весь в крови и не двигается. Над ним стоял Борис, руки которого были в крови, и в одной он держал окровавленный нож. Он дважды ударил Хромова ножом в горло, кровь попала мне на джинсы, я испугался и убежал обратно в квартиру! – вспоминал Дима Мосинец. (Позже эти джинсы стали предметом исследования экспертов. На них, как и на одежде Бориса Ливанова, была кровь Игоря Хромова. – Прим. ред.)

А вскоре домой вернулась Елена Горохова: на лестнице лежал окровавленный труп Игоря Хромова. Сын Дима находился в шоке.
К приезду наряда ОВО на площадке седьмого этажа столпились с десяток жаждущих дать показания свидетелей. Все указывали на убийцу – Бориса Ливанова и уверяли, что драка случилась из-за Катерины, которую оскорблял Игорь Хромов.

– За что так Игоря? – недоумевала его убитая горем мать. – Он – прекрасный человек, и мне помогал, и соседям, а однажды вытащил бомжа из горящего дома. В новогоднюю ночь сын выпил совсем чуть-чуть и куда-то ушел…

– Игорь – человек справедливый, – вторил Татьяне Хромовой Дима Горохов. – Я знаю его больше года. Если он и выпивал, то мало и редко. Зато всегда за всех вступался, если были сложности.

– По-моему, Хромов пил не менее трех суток до того, как пришел в гости к Диме Горохову, – возражает Екатерина Ливанова. – А Борис – прекрасный, образованный и честный человек. Правда, когда выпьет, бывает агрессивен.

Задержанный Борис Ливанов ничего не помнил и вины не признавал: выпил у Гороховых рюмку водки, в глазах зарябило, а очнулся уже в отделении.

Василий Ливанов нанял сыну прекрасных адвокатов. Они привлекли к исследованию трупа потерпевшего известного судмедэксперта и выдвинули свою версию: Игорь Хромов умер из-за высокого содержания алкоголя в крови, вызвавшего опасное для жизни понижение свертываемости крови и кому.

Результаты официального вскрытия свидетельствовали об обратном: потерпевший скончался от острого малокровия внутренних органов, развившегося в результате колото-резаного ранения шеи и груди с повреждением левого легкого.

Отец до сих пор не верит, что сын мог убить человека, и надеется, что Страсбургский суд во всем разберется, а пока борется с Екатериной за право на воспитание дочки Бориса – Евы.

Справка

Психиатрическую экспертизу проводили в Институте имени Корсакова. По мнению психиатров, в момент убийства Борис мог отдавать отчет в своих действиях, невзирая на алкогольную зависимость и истерическое расстройство личности. Увы, систематическое употребление алкоголя подхлестнуло развитие негативных черт характера талантливого поэта, писателя и художника Бориса Ливанова.


Редакция благодарит за предоставленную информацию официального представителя управления Следственного комитета при прокуратуре (СКП) РФ по Московской области Юлию Жукову.


Варвара Глухарева
поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания