Новости дня

11 декабря, понедельник










































10 декабря, воскресенье



Сын Ии Саввиной станет жертвой в борьбе за наследство?

0

Главной болью Ии Саввиной был ее 54-летний сын Сергей, страдающий болезнью Дауна. Как сложится его судьба? Этот вопрос сейчас волнует всех, кто любил и любит ушедшую от нас потрясающую актрису.  выяснили: его будущее во многом зависит от того, как развернется борьба за наследство Саввиной и кто станет претендовать на опекунство над ее сыном.

смерти своей матери Ии Сергеевны Саввиной ее сын Сергей узнал не сразу – через два дня. Впрочем, для него, 54-летнего мужчины, который так и остался на всю жизнь пятилетним ребенком по уровню психического развития, она была мамой Ией. Сейчас про таких говорят: он не такой, как все, но диагноз от этого не становится мягче – болезнь Дауна.
– Сначала я не хотел ему говорить о смерти Ии, – рассказывает Анатолий Васильев, вдовец актрисы. – А потом понял, что он приедет в пустой дом и начнется непонятная реакция. Все лето Сережа жил на даче, за ним присматривает пожилая женщина, местная жительница по имени Маша. Мы ее наняли, когда Ие стало тяжело справляться с хозяйством. Я попросил Машу: «Скажи ему все, пожалуйста». Ведь такую весть как-то проще сообщить, когда находишься рядом. И убедил ее вроде. А потом она позвонила и говорит: «Не могу, скажите сами». Пришлось мне говорить. Сережа взял трубку, я спросил, как жизнь. Он ответил, что все хорошо, ему там нравится. Ну и тогда я собрался с духом: «Несчастье случилось: мама Ия умерла 27 числа». А он числа хорошо запоминает, помнит дни рождения всех близких. В ответ молчание. «Сереж, ты понял, что я сказал?» А он только и произнес: «Понял, я поставлю свечку». Я попросил Машу: объясни ему, мол, мама на небе. А потом спросил ее: как он? Она говорит, что Сергей спокойно себя ведет. Вот такая реакция… Ну что тут поделаешь. Обидно как-то, ведь все-таки мать умерла… Особенно когда Ия болела, а он такой веселый прискакивал: «Здравствуйте, здравствуйте!» – «Видишь, мама болеет». Но ему как бы все равно… Сложно, объяснить до конца его поведение нельзя…
То, что за упокой надо ставить свечку, для Сергея вполне естественно. Он ходил с отцом Всеволодом Шестаковым каждое воскресенье в храм Христа Спасителя. Но в марте нынешнего года отец скончался. С тех пор сын Саввиной сам ходил в храм Власия, что неподалеку от московского дома. Слушал проповеди часа по три…
Сейчас, спустя полторы недели после смерти матери, Сергей живет на даче под Костромой. Ия Сергеевна покупала этот деревенский дом специально подальше от столицы, чтобы летом полностью отдаляться от дел. Дом приспособлен и для жизни в нем зимой. Но с началом осеннего ненастья оттуда сложно выбраться даже на машине, а в холода и вовсе заносит так, что не проехать. Поэтому через месяц-другой сына актрисы привезут в Москву.
– Сергею на даче действительно хорошо, – продолжает Анатолий Исаакович. – К Маше он привык. Она боевая тетка, заставляет его двигаться, он там огурцы пропалывает, поливает. Чувствует себя нормально, только жутко полнеть стал в последнее время. Мы пытались с этим бороться, но ничего не помогает, какие-то гормональные сдвиги, живот перевешивает его. Хорошо, Маша его заставляет бегать.
По словам Васильева, Сергей, несмотря на свою болезнь, приучен ухаживать за собой. Он может подогреть еду в микроволновке, разбирается, как пультом управлять бытовой техникой, обожает смотреть сериал про «Мухтара». Его с детства приучили спать днем, а просыпаться к девяти часам вечера – так было удобно Саввиной, ведь актриса возвращалась со спектаклей и съемок поздно. До четырех утра Сергей бодрствует – и снова спать. Но конечно же нуждается в присмотре, как неразумное дитя. Прежде в дни занятости в театре Ию Сергеевну выручали подруги – оставались с Сережей. Но это было редко, ведь в последние годы она нечасто играла на сцене, а в кино и вовсе не снималась. Как быть теперь с Сергеем – сейчас это главный вопрос для Васильева.
По словам Анатолия Исааковича, Ия Сергеевна не оставила распоряжений насчет Сергея, сопротивлялась изо всех сил мыслям о смерти. Их отношения длились около 15 лет. Поначалу они жили одним домом. Но потом все чаще возникали противоречия. Однажды у актрисы не выдержали нервы, и она даже стукнула гражданского мужа стулом, выгоняя его из квартиры. В последние годы Анатолий Исаакович, по свидетельству многих, был скорее другом Саввиной, нежели супругом.
– Васильев к Ие Сергеевне далеко не каждый день захаживал, а лишь периодически. Он не супруг в обычном понимании. Он был другом, помощником, – говорит Олег Голубев, адвокат, который до недавнего времени представлял интересы актрисы. – Васильев, конечно, порядочный человек. Но нельзя сказать, что у них был реальный брак.
 Но тем не менее Анатолий Васильев уверяет, что буквально в последние месяцы они с Саввиной зарегистрировались. Но пока не понятно, будет ли опекуном ее больного сына именно он.
– Надо привезти Сережу в Москву и тогда смотреть, как дальше быть, – говорит Анатолий Исаакович. – Но у меня же работа с 11 утра до 11 вечера. Вот про что я. Думаю, как теперь сделать, чтобы всем было хорошо. Ситуация не из легких.
И это понятно: 72-летний Анатолий Исаакович – режиссер Театра на Таганке, он действительно занятой человек. После смерти обоих родителей Сергея он сейчас для него единственный из близких.
Но Васильев немолод. Поэтому многие из его окружения склоняются к тому, что ситуацию надо решать кардинально, чтобы Сергею не пришлось ломать привычный уклад снова. Учитывая сложившиеся обстоятельства, вариантов и правда немного. Можно нанять сиделку, но это временный ход. Или же определить сына актрисы в интернат, и тогда его опекуном станет государственное учреждение.
Нанимать сиделку для Сергея Васильев не хочет. Говорит, что в семье уже был печальный опыт. Об этой истории «Только звезды» написали первыми в мае прошлого года («Только звезды», №14, 2010 г.). Несколько лет назад за Сережей ухаживала Заира Мешвелиани.
…Ия Саввина развелась с первым мужем, отцом Сергея Всеволодом Шестаковым, и ушла, оставив больного ребенка на свекровь, та сама настаивала на этом. Завел новую семью и Шестаков. Однако через несколько лет свекровь серьезно заболела. Актриса искала помощницу в дом, которая бы согласилась ухаживать за разбитой инсультом пожилой женщиной и больным сыном. Заире негде было жить. Она согласилась, при этом платой за проживание в квартире стала ее забота о двух подопечных.
 Переселившись, Заира обнаружила в доме странные порядки.
– Сережа просыпался в 16 часов, бодрствуя всю ночь, – рассказывает Заира. – В его комнате стоял комод. В его ящиках я обнаружила коробочки с фасолью, горохом, гречкой. Оказалось, больного ребенка заставляли пересчитывать горошинки и крупу, дабы он был занят делом и не шумел. Подобные методы воспитания меня потрясли. Несмотря на болезнь, Сергей – понятливый, добрый. Выяснилось, что он обожает играть на пианино, но ему редко удавалось добраться до инструмента, ведь ночное музицирование раздражало соседей. Постепенно приучила его просыпаться в 10 утра. Сережа привык к раздраженным окрикам. Не осуждаю никого: с таким ребенком очень трудно. Но я обращалась к нему только ласково. Страшно было смотреть на его пальцы – с длинными отросшими ногтями, как у пещерного человека,  ладони – в глубоких трещинах. Приучая внука к самообслуживанию, бабушка заставляла его мыть за собой посуду. Тарелку он натирал мылом по полчаса, подставляя при этом под сильную струю слишком горячей воды. Я освободила его от этой обязанности.
По словам Мешвелиани, Ия Сергеевна навещала сына часто. Она удивлялась, что Заире удалось навести порядок, поражалась, как привязался к ней Сережа, и даже ревновала.
– Надо же, я его родила, воспитала, а он ни разу меня не поцеловал, а тебя так обожает, – говорила Саввина.
Между женщинами даже завязалась дружба. Заботливая Заира произвела хорошее впечатление на Всеволода Михайловича. После смерти второй супруги он женился на ней. Саввина забрала Сергея. Всеволод Михайлович прописал молодую жену в свою квартиру. Однако после 13 лет счастливой жизни между ними случился разлад. Шестаков развелся с Мешвелиани и выписал ее из квартиры. Дабы она не могла претендовать на жилплощадь, подарил жилье Саввиной и сыну. После этого в суд от имени актрисы поступило заявление на выселение Заиры. Когда Мешвелиани узнала, что ее выселяют из квартиры от имени Саввиной, она обратилась к ней с просьбой приостановить процесс. Но актриса сказала, что не будет ввязываться «в эту грязь», дескать, ее именем всего лишь воспользовался адвокат мужа.
– Я вышла замуж за Шестакова цветущей сорокалетней женщиной, а теперь он выкидывает меня на улицу, – умоляла ее Заира.
Саввина же, по словам Заиры, вздохнув, сказала: «Да, ты заслужила это жилье, но я ничем помочь не могу!»
Мешвелиани выселили из квартиры в мае прошлого года. Но суды до сих пор продолжаются – за имущество, которое осталось там. Заира уверяет, что в квартире находится принадлежащая ей дорогая мебель.
Со смертью Ии Саввиной борьба за эти квадратные метры разгорится с новой силой.
Впрочем, не только за эту квартиру. Престижное жилье на Фрунзенской набережной – это только часть совместного наследства актрисы с сыном. Ей принадлежала шикарная квартира в Большом Власьевском переулке, в ней дорогая антикварная мебель XVIII века, ценные картины и предметы старины, которых, как говорят друзья семьи, полон дом, дача под Костромой и дорогой автомобиль «Исузу Трупер».
– Я убеждал Ию Сергеевну заранее оформить завещание, но она не думала о смерти, поэтому писать его не стала, – говорит адвокат Олег Голубев. – Сейчас квартира на Фрунзенской набережной должна быть оформлена на ее сына и других наследников Саввиной. Как и все остальное жилье. А наследников у Ии Сергеевны, кроме Сергея, несколько. И это не только ее муж Анатолий Васильев. Ведь у Ии Сергеевны есть родная сестра и к тому же жива мать! А с мамой и сестрой у нее при жизни были очень плохие отношения, как у кошки с собакой.
– Из-за чего они рассорились? – не смогла сдержать своего удивления я.
– Ия Сергеевна была сложным человеком, она подражала во всем своему кумиру Фаине Раневской, а та, знаете, тоже не отличалась кротким нравом. Так что уверен: там будет драчка! Но самое главное, чтобы при этом не пострадали интересы Сергея. Если опекуном станет не государство, а кто-то из родных и близких, многое будет зависеть от их порядочности. Ведь опекун получит право распоряжаться и наследством Сергея. Боюсь, охотники найдутся.
И это действительно так. О своих претензиях «Только звездам» уже заявила Заира Мешвелиани.
– Надо как следует разобраться, как заключался брак Васильева с Саввиной, – говорит она. – Ия Сергеевна 15 лет не расписывалась с ним, а тут вдруг в срочном порядке… К тому же она была серьезно больна, осознавала ли она свои действия, сама ли ставила подпись? Я готова взять на себя опекунство над Сережей. Мы могли бы жить вместе в квартире на Фрунзенской набережной, я бы даже не претендовала на оформление ее в собственность… Ведь Сергей так любит меня, и Ия это не раз говорила, об этом знают ее друзья. Пусть его спросят, с кем он хотел бы жить. Я уверена: он выберет Заиру!
 К тому же у нее есть основания подать новый иск в суд по поводу незаконности ее выселения.
Впрочем, в искренности Заиры сомневается сам Васильев. Он считает, что спорное жилье должно отойти последней жене Шестакова, на которой тот женился после развода с Заирой и прожил едва ли около двух лет.
– Я полез в эти судебные бумаги, и голова пошла кругом. Там почему-то прописан представитель Шестакова – Голубев… Моя адвокат спросила меня, чего бы мне хотелось. Я сказал, что нужен нулевой вариант: это квартира Севы и его последней жены. А потом будем разбираться.
– Но ведь Шестаков подарил ее  Сергею и Ие Сергеевне.
– Для меня эта история пока не ясна, – ответил Васильев.
А ведь еще неизвестно, с какими претензиями выступят сестра и мать актрисы…
Похоже, что адвокат первого мужа Саввиной прав: будет драчка. И хорошо, если всех претендентов на наследство актрисы объединит общая цель – забота о ее сыне Сергее. Сама актриса, видимо, понимала это. Недаром же в одном из своих интервью она сказала, что хотела бы умереть в один день с Сережей…
Ольга Ульянова.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания