Новости дня

18 декабря, понедельник



































17 декабря, воскресенье










Губернатор под грузом 200

0

Глава администрации Омской области Леонид Полежаев сначала засудил мать, сына которой убили в армии, а потом перед ней извинился. 

А внутри – пустота
 

23 августа 2010 г. Леонид Полежаев обратился с иском в Центральный суд Омска. Поводом послужил плакат Алмы Бухарбаевой, который она держала на пикете у облвоенкомата в начале июня: «Путин и Полежаев – убийцы наших детей. Будьте прокляты! Убейте и нас, матерей». 

– А что я должна была еще написать, если поток из армии цинковых гробов не иссякает, что? – спрашивает меня Бухарбаева. – Если Полежаев, как глава призывной комиссии, и Путин, как бывший главнокомандующий, лично должны нести ответственность за жизнь каждого новобранца? Если люди губернатора меня публично оскорбляют, а сам он за 7,5 лет, что прошли после убийства моего сына, со мной ни разу даже не встретился, как я этого ни добивалась? Что еще я должна была написать? А? 

Телеграмму о смерти ее сына Марата, проходившего службу в погранвойсках в хабаровском Бикине, Алма получила 16 января 2003 года. Еще через две недели получила и гроб – стандартный цинковый груз 200. 

– До армии Марат был симпатичным парнем, а тут было страшно смотреть, – вспоминает местный фельдшер Людмила Приходько. – Лицо изувечено, из переносицы голая кость торчит, волосы седые, а на запястьях – черные вмятины, словно от цепей. Зато на шее – никаких следов, хотя матери сообщили, что Марат повесился. 

Вместо следа от веревки вокруг горла у парня был след от разреза на груди. Солдата распороли от горла до паха, заштопав, как охотничий трофей. 

– У меня и до этого были плохие предчувствия, а тут… – рассказала «Собеседнику» Бухарбаева. – В 5 утра в день похорон я прямо из гроба услышала звук удара, как будто что-то упало. Я не спала, было плохо, сразу подбежала, а у сына… Грудная клетка… Провалилась… Знаете, в документальной хронике о Второй мировой войне дети в концлагерях были такие изможденные, так вот, и он такой же стал – даже хуже. По краям – обычные голова и ноги, а посередине – плоский как доска. Это было страшно. Я плохо все помню, ни о чем не думала, ничего не понимала. Начала кричать. Разрываю шов. Руками разрываю, кричу и рву. А внутри – никаких органов, пустота. 

Бандитский почерк
 

– Гроб тогда прошел в обход нашего морга, – пояснил зав. отделением сложных экспертиз Омской областной судмедэкспертизы Леон Райх. – Но по описанию Алмы Бухарбаевой и свидетелей это непохоже на экспертное вскрытие. Если извлекаются органы на анализ, линия разреза идет до груди, а затем раздваивается в стороны. А тут был один шов до паха – это скорее бандитский почерк. 

– И знаете, что мне сказал военком в Хабаровске? «Произошел естественный отбор – слабые уходят на тот свет». – Женщину при этом воспоминании трясет. 

Три суда пришлось пройти Алме Бухарбаевой, чтобы доказать, что ее Марат не самоубийца. Хотя на самом деле пришлось пройти гораздо больше – сотни, если не тысячи чиновничьих коридоров от Хабаровска через Омск до Москвы. Правду она нашла, не нашла только виноватых. А потом и сама пошла под суд. 

25 августа Центральный суд Омска иск губернатора полностью удовлетворил: слова матери убитого новобранца о том, что Полежаев – убийца, признаны «порочащими честь и достоинство» чиновника со всей вытекающей отсюда возможностью уголовного преследования женщины. 

– Теперь меня могут признать экстремисткой. Это, по-моему, то ли 8 лет лишения свободы, то ли 12. Какая разница! – отмахивается решением суда от колонии Бухарбаева. – Я свое уже отбоялась. Я когда приехала в ту воинскую часть в Бикине, мне ж там говорили, что я тоже оттуда живой не выйду. Ничего, вышла. Теперь до Страсбурга дойду, до Гааги. Пусть Международный трибунал признает Полежаева военным преступником. Я не хочу искать стрелочников, ведь виновата вся система, из-за которой наши парни гибнут. А губернатор – часть этой системы, пусть и отвечает. 

Остальных своих сыновей Алма в армию решила не отдавать. Она и сама последние годы живет, как в состоянии войны с областной администрацией. Сейчас ее, мать-героиню, родившую пятерых детей и потерявшую одного, лишили всех субсидий и льгот и пытаются выдавить из квартиры. А она все равно упорно пытается достучаться до правды. Но, говорит, куда ни постучится, вместо сочувствия – пустота. 

Китайский след 

Выиграв суд, губернатор Полежаев через пресс-службу заявил: «Внимательно проанализировав ситуацию, взвесив все аргументы, я пришел к единственно правильному решению – отозвать свой иск к гражданке Алме Бухарбаевой. Я понимаю, что в глазах матери вина за гибель ее сына лежит на государстве, которое в Омской области для нее олицетворяет Полежаев. Понимая это и глубоко сочувствуя горю матери, как представитель государства, считаю своим долгом попросить прощения у Алмы Бухарбаевой за то, что все мы вместе не уберегли ее сына». 

– Возможно, губернатор хотел сохранить свою репутацию, но сделал еще хуже, – пояснил «Собеседнику» защитник Бухарбаевой Акрам Махмутов. – После решения суда иск отозвать невозможно. Это как сегодня отменить рейс самолета, вылетевшего вчера. Дело уже сделано. А про извинения вам пусть Алма расскажет. 

– Не нужны мне эти извинения, я их не принимаю, тем более извинения, сделанные по Интернету, – рассказала Алма. – Ну, извинился там Полежаев у себя на сайте, и что? Сколько еще можно терпеть гибель наших пацанов-сыновей. Знаете, сколько в Омск из хабаровских частей пришло гробов с парнями, у которых вырезаны органы? Мы, матери по несчастью, собираемся зарегистрировать свою организацию, защищающую семьи, чьи дети погибли на службе. 

Последний такой груз 200 пришел в Омск в мае. Роман Суслов ушел отдать Родине воинский долг, но, не успев даже добраться до части, отдал жизнь. Лишь успел перед смертью позвонить жене и шепотом сказать, что его убьют. Сначала военные тоже хотели выдать его за повесившегося и запретили родителям вскрывать гроб, но те не послушались. 

– Синяк в паху, одна рука от плеча до локтя буквально разодрана в кровь, а посередине – от горла до паха – огромный грубый шов, – описывает тело сына его отец Олег Суслов. 

Сусловы сразу связались с Бухарбаевой, и та, медик по образованию, подтвердила: почерк вскрытия тела такой же. 

– Китайский почерк, – считает она. – Романа убили и продали на органы в Китай – так же семь лет назад поступили с моим сыном Маратом. 

Несколько лет назад прокуратура Железнодорожного района Хабаровска возбудила уголовное дело по фактам незаконного изъятия в местных больницах органов больных. По словам зампрокурора Татьяны Ламаш, по данным следствия, черные хирурги тайно вырезали 112 почек, десятки надпочечников, селезенки, умертвив не меньше 56 доноров. Главный рынок сбыта – соседний Китай, до границы с которым рукой подать. 

– Мой Марат поседел, потому что органы нужно вырезать не у мертвых, а только у живых, – считает Алма Бухарбаева. – Его убивали живого. И от этого у меня самой внутри, как и у него, такая же пустота. 

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания